ГАДЖЕТЫ И ПРИЗРАКИ
На Камерной сцене (бывший Камерный музыкальный театр) им. Б.А. Покровского состоялась премьера опер Джан Карло Менотти «Телефон» и «Медиум»
ГАДЖЕТЫ И ПРИЗРАКИ

Парадоксальная ситуация: юридически театра как бы не существует, однако по-прежнему идут спектакли, созданные под его вывеской, появляются новые, и в них участвуют все те же артисты. То есть жизнь Камерного театра пока продолжается, пусть и в некой промежуточной форме. Правда, не факт, что такое положение сохранится надолго в свете анонсированной руководством Большого реконструкции этой сцены.

Камерный возник и всегда оставался театром режиссерским. Но если до сей поры практически все режиссеры, работавшие здесь после Покровского, так или иначе старались следовать двум фундаментальным принципам, завещанным великим основателем – партитура как отправная точка и певец-актер как основной инструмент, – то нынешняя премьера открывает, похоже, новый отсчет.

Александр Молочников из МХТ им. А.П. Чехова – неофит в опере. Его режиссерские способности очевидны, да только с оперой они «идут по разным сторонам улицы». Вот и в своем комментарии он говорит о «попытке вскрыть современное звучание изумительного либретто Менотти», даже не упоминая при этом о музыке!

Перво-наперво молодой режиссер решил связать воедино две разножанровые оперы – не только общим оформлением, но также сюжетом и персонажами. В итоге получилась довольно искусственная конструкция. Наиболее спорный момент – объединение двух героинь, Люси и Моники, наделенных автором совершенно разными характерами и, соответственно, музыкальным языком. «На бумаге» это выглядит вроде бы логично: Люси-Моника в первой опере не просто так болтает по телефону, а как бы проводит заочные спиритические сеансы. Вот только звучащий текст совсем уж мало подходит для подобной задачи, но, поскольку поется все по-английски, от слов как-то можно абстрагироваться. От музыкальной интонации абстрагироваться сложнее. А режиссер еще и пущей современности ради заменил телефон планшетом. Героиня пишет и читает сообщения, озвучивая их голосом. В результате всех этих манипуляций опера лишилась своего очаровательного юмора.

Легкий и изящный «Телефон» пал жертвой режиссерской идеи. Две эти оперы прекрасно могут сосуществовать в программе одного вечера, но только по принципу контраста: опера-буффа, или, если угодно, лирический фарс и почти что веристская мелодрама с сильной мистической составляющей никак не сплавляются в единое музыкально-драматургическое целое. И когда одно практически без паузы переходит в другое (первое действие «Медиума» следует встык за «Телефоном»), зритель не сразу и понимает, почему так внезапно изменился характер музыки.

«Медиуму» в целом повезло больше. Здесь есть некое подобие атмосферы ирреального, загадочного, пусть даже и достигается это главным образом с помощью световых эффектов (художник по свету Айвар Салихов) и видеопроекций (от Radugadesign). Но вот превращение Мадам Флоры едва ли не в серийную убийцу – явно «не из той оперы». В оригинале она убивает в финале немого мальчика Тоби, приняв его за призрака. В спектакле жертвой оказывается ее собственная дочь Моника, но перед этим режиссер еще и заставил Мадам Флору в истерике расстрелять своих недавних клиентов по спиритическим сеансам.

Работа Ольги Дейнеки-Бостон в роли Мадам Флоры стала одним из главных сценических достижений премьеры. Благодаря или вопреки режиссеру – вопрос непростой. С одной стороны, талантливая артистка, прошедшая хорошую школу в спектаклях Михаила Кислярова, уже не раз заявляла о себе как об одной из наиболее ярких личностей в труппе. С другой, обо всех прочих именно в плане актерском вряд ли можно сказать что-либо определенное. За одним показательным исключением. Речь о Тоби (Аскар Нигамедзянов) – немом мальчике, которого режиссер превратил еще и в инвалида, однако же держащего в своих руках едва ли не все нити и распоряжающегося не только технической стороной бизнеса, но, похоже, и сердцами обеих женщин. Лишь для этого персонажа, не имеющего вокальной партии, режиссер придумал более-менее подробный сценический рисунок, не особо зависящий от конкретного исполнителя…

Молочникова, кажется, вообще интересуют здесь не столько люди, сколько нанотехнологии и их влияние на человеческую жизнь. Однако в результате сюжетных нововведений возникает смысл, возможно, и не предполагавшийся режиссером, рассуждающим про искусственный интеллект, но при этом демонстрирующим, что человек, у которого «поехала крыша», опаснее любого робота…

Так или иначе, внешней эффектности у спектакля не отнимешь, и в этом значительную роль сыграли известные архитекторы Агния Стерлигова и Сергей Чобан, приглашенные в качестве сценографов. Прямо посреди зала они соорудили впечатляющее цилиндрическое пространство, увенчанное куполом, внутри которого и действуют (или бездействуют) персонажи. На одном из уровней этот цилиндр опоясан мониторами, транслирующими то тексты sms-сообщений, как-то связанных с темой спиритизма, то неких людей, сидящих в таком же зрительном зале и по ходу решающих свои проблемы посредством виртуального контакта с героиней. И если в «Телефоне» все это только раздражает, то в «Медиуме» видеопроекции вполне отвечают характеру материала.

Самое сильное в новой премьере – музыкальная сторона. Дирижер Алексей Верещагин скрупулезно проработал с оркестром партитуры Менотти, добившись экспрессивного, яркого и вместе с тем достаточно прозрачного звучания, отлично сбалансированного с голосами солистов. Последние тоже показались достойно. В вокальном плане наряду с Дейнекой-Бостон стоит выделить и Тамару Касумову в партии Люси-Моники.

***

Менотти – не самый известный у нас композитор, хотя как раз «Телефон» и «Медиум» имеют и в России немалую сценическую историю. По удивительному совпадению в том же месяце в Москве состоялась российская премьера очень редкой оперы Менотти – «Ложь Мартина». Поставила ее в театре «Амадей» выпускница мастерской Дмитрия Бертмана Анна Салова. Тоже режиссер-дебютант, она строит свое здание именно на музыкальном фундаменте, пытаясь, и небезуспешно, идти в глубь авторской драматургии, умело работает с актерами. Ее спектакль может показаться более скромным, нежели у Молочникова, зато это настоящая музыкальная режиссура, отвечающая принципам, на которых базировался Камерный театр Покровского. Скажут: зато Молочников обеспечил аншлаги и привлек в театр публику, оперу не посещающую. Что ж, и это тоже правда.

 

На фото: О. Дейнека-Бостон - Мадам Флора; А. Нигамедзянов - Тоби, А. Цалити – Бен; А. Наношкина - Миссис Гобино, Р. Шевчук - Мистер Гобино, Е. Большакова - Миссис Нолан, О. Дейнека-Бостон - Мадам Флора; О. Дейнека-Бостон - Мадам Флора 

Фото Владимира Майорова и Павла Рычкова / Большой театр

Поделиться:

Наверх