События
27.03.2019
Праздник четырех, не считая оркестра
Имя Ильдара Абдразакова широко известно в мире: лучшие театры и концертные залы Европы, Америки и Азии с радостью ждут прославленного баса. В России отношение к артисту все больше приобретает черты обожания. По крайней мере, для приема, оказанного ему в зале «Зарядье», где Абдразаков выступил в одном из концертов своего II Международного музыкального фестиваля, недостаточно эпитета «восхищенный»: публика демонстрировала именно обожание, горячую любовь к своему кумиру.
Праздник четырех, не считая оркестра

Ильдар Абдразаков не разочаровал – слушатели сполна получили то, зачем пришли: море красивой музыки, звучание прекрасных голосов и ощущение праздника. Обаятельный хозяин фестиваля, интересные участники-артисты и полный зал более чем нарядной публики, делающей селфи прямо во время музыкальных номеров, – все придавало событию характер светского мероприятия. Впрочем, качества самого концерта это нисколько не умалило. Исключение составил лишь один по-настоящему огорчительный момент – конферанс известного телеведущего Юлиана Макарова. Пытаясь говорить о сложном просто, он явно перегрузил вечер пафосным многословием, к тому же – и неточной информацией.

Героями вечера помимо самого Абдразакова оказались выдающийся американский тенор Лоуренс Браунли и две молодые певицы: хорошо известная сопрано Диляра Идрисова и итальянская меццо-сопрано Анна-Дорис Капителли (совсем новое для Москвы имя). Идрисова спела виртуозную арию Аспазии из моцартовского «Митридата», вальс Джульетты из «Ромео и Джульетты» Гуно и дуэт (с Браунли) из «Риголетто». Признанный незаменимым в барочном репертуаре и в камерных программах вышколенный голос певицы оказался хорош и в другом репертуаре, и в новом пространстве: немалый объем «Зарядья» его не «съел», голос вполне заполнял зал, а незаурядное мастерство колоратурного пения, отточенное на барочных сочинениях, позволило представить голосоломные арии по-настоящему блистательно.

Капителли, артистка с благодарной внешностью, также в целом понравилась, хотя ее претензии на амплуа самого низкого женского голоса не сказать чтобы очень убедительны. Голос Капителли достаточно легкий и высокий, в нем, безусловно, присутствует альтовый окрас, но назвать его доминирующим затруднительно – скорее, звучит как плотное драматическое сопрано. Поэтому убедительнее всего певица оказалась в дуэте (вновь с Браунли) из россиниевской «Девы озера», ведь партия Элен написана именно для драматического сопрано (для супруги и музы Россини Изабеллы Кольбран). Чисто меццовые роли (Розина и Изабелла из россиниевских же опер) порадовали непринужденной виртуозностью колоратур, пластичностью звуковедения, крепкими верхами, а характера, напористости своим героиням Капителли добавляла больше в силу артистизма, нежели густоты тембра.

 

Ильдар Абдразаков ярко и выразительно спел фрагменты из своих коронных ролей – моцартовских Фигаро и Лепорелло, россиниевских Дона Базилио и Мустафу, продемонстрировав бас европейского типа: мягкий, пластичный, уверенный наверху и не слишком увесистый в нижнем регистре. За счет тембральной насыщенности его голос не назовешь легким, однако и басовитостью в русском смысле он все же не обладает – впрочем, в избранном репертуаре она и не особо нужна. Помимо вокальной безупречности Абдразаков пленял ненарочитым, естественным артистизмом – каждый его персонаж оказывался очень живым и точным, очерченным всего несколькими штрихами, но абсолютно узнаваемым.

Чернокожий тенор из США – невысокого роста и даже немного неуклюжий Лоуренс Браунли совершенно очаровал всех именно тем, что и должно быть главным в искусстве пения, – своим голосом. Его легкий лирический тенор отличается от многих голосов коллег, специализирующихся на россиниевском и шире – белькантовом репертуаре. Он более матовый, шоколадного отлива, менее звонкий и острый, при этом насыщенный, полновесный по тону, что позволяет певцу быть состоятельным в разном репертуаре. Например, в упомянутом дуэте из «Риголетто» Браунли оказался весьма органичен и интересен, и ни на секунду не возникло ощущение, что тенор взялся не за свое дело. Поражает его колоратурная техника, его свобода верхнего регистра и замечательное умение петь кантилену на долгом фундаментальном дыхании: истинные добродетели белькантиста.

В Москве Браунли уже не в первый раз: его дебют состоялся в 2011-м, когда он выступил в филармонии со своей соотечественницей сопрано Сарой Кобурн. На нынешнем концерте, кажется, Браунли пел больше других. Он исполнил такие хиты, как романс Неморино (удивляя искусством постепенного нагнетания звучности – мастерского крещендирования) и ария Тонио из «Дочери полка» (порадовав не напряженными, а сочными, «расцветающими» многочисленными верхними до). Кроме того, исполнил арию Дона Оттавио из «Дон-Жуана» (стилистически безупречно, с изяществом и достоинством), дуэт из «Итальянки в Алжире», в завершение концерта принял участие в большом финальном ансамбле из «Итальянки» (когда к четырем протагонистам присоединились солисты «Новой оперы» Ольга Терентьева и Илья Кузьмин). Каждый номер был встречен заслуженной бурной овацией – настолько захватывало искусство Браунли, настолько завораживал его голос и феноменальное мастерство.

Аккомпанировал певцам оркестр «Новая Россия» под управлением итальянского дирижера Клаудио Ванделли, не только обеспечив чуткое сопровождение вокалистам, но и исполнив увертюры из «Свадьбы Фигаро» и «Сороки-воровки» – популярные произведения, чей радостный характер усиливал настроение праздника.

 

Поделиться:

Наверх