ТРИ КОРОЛЕВЫ И ДВЕ ЖРИЦЫ
На VI Международном фестивале вокальной музыки «Опера Априори» в Москве выступила Марина Ребека с раритетной программой
ТРИ КОРОЛЕВЫ И ДВЕ ЖРИЦЫ

Прочно завоевавшая заметное место на мировом оперном Олимпе, Марина Ребека пока не слишком хорошо известна нашей публике, что и неудивительно: до своего прошлогоднего выступления в КЗЧ в России она не появлялась. Учитывая это обстоятельство, продюсер и главная движущая сила фестиваля Елена Харакидзян устроила за два дня до концерта еще и встречу с певицей, прошедшую перед показом записи трансляционного спектакля «Дон Жуан» из Мет с ее участием (в партии Донны Анны) в кинотеатре «Иллюзион». Переводчик, к счастью, не потребовался: рижанка Ребека говорит по-русски свободнее многих своих коллег российского происхождения. А если по ходу встречи и возникало иногда чувство неловкости, то уж никак не за певицу, но за иных зрителей, задававших ей не слишком умные или откровенно банальные вопросы. Но Ребеке как-то удавалось на любой вопрос отвечать интересно и содержательно.

Марина Ребека – из тех артистических личностей, про кого говорят, что они сами себя сделали. У нее не было одного главного педагога, заложившего основы: она занималась то с тем, то с другим, а почувствовав, что что-то идет не так, принялась усиленно изучать книги по вокальной педагогике да выпытывать профессиональные секреты у коллег. Поэтому «школьной» певицей ее вряд ли назовешь, но вместе с тем и в техническом мастерстве никак не откажешь.

Ребека имеет большой и разнообразный репертуар, включающий подчас взаимоисключающие вещи. В своем прошлогоднем концерте она пела в основном Верди и веристов с Чайковским, ныне сосредоточилась на романтическом бельканто. Монографическая программа состояла из опер Гаэтано Доницетти так называемой «тюдоровской трилогии»: «Мария Стюарт», «Анна Болейн» и «Роберто Деверё». В двух из них Ребека уже выступала на сцене, а фрагмент третьей выучила специально к московскому концерту (ее сценический дебют в партии Елизаветы планируется в 2021 году).

Певице не потребовалось никакого разбега, чтобы покорить не самую идеальную акустику КЗЧ. Вот установить эмоциональный контакт с залом и с оркестром удалось не сразу. Тем более оркестр – БСО им. П.И. Чайковского – не слишком поднаторел в подобном репертуаре, что очень ощущалось. Но чем дальше, тем больше музыканты проникались духом романтического бельканто – как благодаря стараниям маэстро Михаэля Балке, так и самой Ребеке, во втором отделении сумевшей увлечь за собой всех.

 

Поначалу же впечатление складывалось двойственное, в какой-то мере даже разочаровывающее. На первой арии из «Марии Стюарт» Ребека эмоционально еще не разогрелась, да и сам голос еще не совсем «расцвел». Ария из «Роберто Деверё», как уже было сказано, исполнялась ею в этот вечер впервые и пока явно недостаточно «впета» и прочувствована. С одной стороны, техническая уверенность певице не изменяла нигде, но, с другой, звучание голоса казалось не только холодноватым, но и каким-то темброво обезличенным.

Зато во втором отделении картина была уже совершенно иная. В предсмертной арии той же Марии Стюарт появились настоящие эмоции, а тембровая палитра обрела краски, каких так недоставало в первом. И окончательно Ребека завоевала зал арией из «Анны Болейн», где сошлось все или почти все, чего мы ждем от певицы, исполняющей оперы бельканто, особенно столь драматичные. А уж каватина Нормы из одноименной оперы Винченцо Беллини на бис просто не оставляла желать лучшего – если, конечно, не тревожить великие тени прошлого, но иметь в виду лишь день сегодняшний. Здесь было и практически безупречное звуковедение с уверенными руладами и прочими мелизмами, и идеальное попадание в стиль и характер музыки.

На бис прозвучала еще и ария из «Весталки» Гаспаре Спонтини – совсем уж редкая вещица даже не только по нашим меркам. Ее Ребека тоже исполнила ярко и достаточно впечатляюще, хотя, как показалось, этот экспромт все же не был в достаточной мере отрепетирован.

Попутно эти два бисовых номера подсказали и возможный сюжет одной из следующих тематических программ певицы. К «Норме» и «Весталке» можно было бы присовокупить, например, «Искателей жемчуга» Бизе (эта партия, кстати, тоже входит в репертуар Ребеки) – и вот вам три героини-жрицы или что-то вроде того.

 

На январь 2020 года Московская филармония уже заявила концертное исполнение «Евгения Онегина» с Ребекой в партии Татьяны. Остается помечтать, что может быть когда-нибудь они еще и совпадут по срокам с Большим театром (удалось же подобное с Анной Нетребко), и мы услышим и увидим Ребеку в спектаклях – не только трансляционных.

М. Ребека и М. Балке на концерте в КЗЧ

Фото Ирины Шымчак

Поделиться:

Наверх