События
12.03.2019
ОТ СЕВИЛЬИ ДО ГРАНАДЫ
Начало календарной весны в зале «Зарядье» ознаменовалось выступлением одной из самых именитых обитательниц оперного олимпа Элины Гаранчи
ОТ СЕВИЛЬИ ДО ГРАНАДЫ

Гаранча и прежде выступала в Москве. Но в первый приезд, 10 лет назад, ее здесь еще мало знали, и в Большом зале консерватории оставалось немало свободных мест. В 2015 году по приглашению Дмитрия Хворостовского она участвовала в его концерте в ГКД – мероприятие, мягко говоря, не для обычной публики. И если теперь ее имя сделалось по-настоящему популярным, то главным образом благодаря трансляциям на большом экране спектаклей Метрополитен-оперы и Парижской оперы. Так что билеты в «Зарядье» были распроданы практически сразу.

Элину Гаранчу на Западе иногда называют «белокурой Анной Нетребко». Общее между двумя дивами, не раз выступавшими вместе в спектаклях и концертах, безусловно, имеется, хотя различий все же больше. И различия эти связаны не только с типами голосов (сопрано и меццо) и, соответственно, репертуаром, но и с другими факторами. Например, манеры у рижанки Гаранчи более европейские, можно даже сказать, аристократические, да и вкус куда более изысканный. Внешне Гаранчу легко принять за голливудскую диву былых времен. На первый взгляд она может показаться холодной, но затем убеждаешься, что это далеко не так.

В начале карьеры Гаранча исполняла в основном оперы Моцарта и романтического бельканто, лишь постепенно включая в репертуар партии более драматического плана – Кармен, Сантуццу, Шарлотту. В последние годы к ним добавились Далила и Эболи, а в ближайшей перспективе маячит уже и Амнерис. Вполне органична она и в качестве травести (Ромео в «Капулетти и Монтекки», Секст в «Милосердии Тита», Октавиан в «Кавалере розы»), благо ее стройная фигура прекрасно смотрится и в мужском костюме. Чего пока нет в ее репертуаре, так это опер барокко, хотя, слушая запись арии из «Баязета» Вивальди, легко убедиться, что и на этом поприще у нее имеется значительный потенциал. Вокальная техника позволяет ей исполнять практически любой репертуар.

 

Для своего концерта в «Зарядье» Гаранча составила программу достаточно популярную, но и с сюрпризами. Первым из них стало исполнение выходной арии Адриенны Лекуврер из одноименной оперы Франческо Чилеа, да еще и помещенной между двумя ариями Эболи из вердиевского «Дон Карлоса». Не совсем понятно, зачем певице понадобился такой эксперимент. Сопрановую тесситуру она выдержала, но звучание голоса стало более напряженным, а тембровые краски несколько потускнели. Оставалось порадоваться, что подобные опыты у нее пока ограничиваются отдельными номерами в концертах. И восхищаться ее Эболи, которую лучше сегодня не споет, пожалуй, никто. Кстати сказать, знаменитая ария O don fatale, o don crudel любого заставила бы усомниться в справедливости таких определений, как «сдержанный балтийский темперамент», все еще раздающихся порой по ее адресу.

Чтобы окончательно «закрыть тему», второе отделение Гаранча составила преимущественно из испанской музыки. Это знаменитые «День, когда ты меня полюбишь» Гарделя и «Гранада» Лары, а также арии из сарсуэл. Были, конечно, и совсем другие вещи, вроде «Люблю тебя» Грига или «Запретной мелодии» Гастальдона. И для всего Гаранче хватало и темперамента, и мастерства, и чувства стиля. Хотя, отмечу попутно, не все из этих вещей полностью ложились ей на голос (иногда более низкие участки диапазона звучали недостаточно насыщенно, едва ли не теряясь за оркестром).

В испанскую часть программы в числе прочего оказалась включена и теноровая ария No puede ser из сарсуэлы Пабло Соросабаля «Портовая трактирщица», популярная даже среди тех, кто не знает толком, что такое сарсуэла. Без нее не обходится ни одно концертное выступление испаноязычных теноров (впрочем, и не только их). По поводу этого экстравагантного хода певица даже посчитала нужным сделать небольшое предуведомление для публики (на очень неплохом русском). Объяснение, правда, показалось не слишком убедительным, зато само исполнение убедило несравненно в большей степени.

 

Среди бисов предсказуемо нашлось место хабанере из ее коронной «Кармен», которую Гаранча начала петь, едва появившись из-за кулис и на ходу сбрасывая туфли (вслед за Еленой Образцовой она также выходит на сцену в этой роли босиком – во всяком случае, такой мы ее видели в недавней трансляции из Парижа спектакля Каликсто Биейто).

За пультом Большого симфонического оркестра им. П.И. Чайковского стоял в этот вечер известный румынский дирижер Ион Марин. Опытный мастер, он явил себя отличным партнером (хотя в иных номерах – например, в той же «Гранаде» мог бы чуть поумерить оркестровую звучность, дабы голос певицы на низких частотах чувствовал себя более уверенно), но и оркестровые номера под его управлением немало украсили программу. Меня, правда, не во всем убедили его трактовки вердиевских увертюр (к «Силе судьбы» и «Набукко»). Зато очень хороши были «Грустный вальс» Сибелиуса и два интермеццо – из «Манон Леско» Пуччини и «Свадьбы Луиса Алонсо» Хименеса.

На фото: Э. Гаранча и дирижер И. Марин на концерте в "Зарядье"

Фото Сергея Бирюкова

Поделиться:

Наверх