ЗАРЯД БАРОККО
Американская меццо-сопрано Джойс ДиДонато, вторично посетившая Москву 11 лет спустя, представила в зале «Зарядье» программу «В войне и мире»
ЗАРЯД БАРОККО

И на сцене оперного театра, и на концертном подиуме эта певица-актриса – всегда воплощение мощного и яркого драматизма, и это результат феноменальной музыкальности и безупречной вокальной выучки. Но еще при первом знакомстве с ней в 2003 году в Пезаро (Адина в одноименном фарсе Россини) с удивлением подумалось, что голос певицы по тембру – все же довольно плотное, окутанное флером мягкой серебристости и спинтовой матовости сопрано. Многие с этим не согласятся, но в оперном арсенале ДиДонато из сочинений барокко и бельканто, классицизма и романтизма наряду с партиями меццо-сопрано немало и партий сопрано (россиниевская Адина – лишь одна из них).

Главное ведь – не то, куда «приписать» голос певицы, а то, что как в сопрановом, так и в меццо-сопрановом амплуа (в партиях, естественно, довердиевского толка) она одинаково убедительна и профессиональна, правда, нынешнее погружение в экзотические эмпиреи барокко оказалось довольно экстравагантным, при том что название программы«В войне и мире», родившейся в 2016 году как студийный аудиоальбом, имело еще и подзаголовок «Гармония через музыку». Проект с разделением на части «Война» и «Мир» подсказала сама жизнь, а именно – потрясение после террористических атак в Париже в ноябре 2015 года. Безусловно, Джойс ДиДонато – художник, а не политик, так что альбом транслирует ее гражданскую позицию в звуках музыки.

Между тем, вопрос, нужна ли этим звукам в рамках концертной программы еще и визуализация с элементами театрально-костюмированного и даже пластического шоу, весьма спорен. Наряду с артисткой и камерным оркестром Il Pomo d’Oro во главе с дирижером Максимом Емельянычевым (по совместительству maestro di cembalo) в московских показах участвовал также танцовщик из Аргентины Мануэль Палаццо (он же и хореограф проекта). Но вся эта откровенно надуманная театрализация полноценному восприятию музыки только мешала, хотя непреодолимого дискомфорта, к счастью, не возникало. Постановочные «американизмы» отошли на второй план благодаря высочайшей магии вокального мастерства.

 

Навязанной агрессивности визуального облика исполнительницы с макияжем «боевой раскраски» мы сполна вкусили в первом отделении «Война», но «Мир» после антракта, наконец, вернул нам ДиДонато практически уже в облике самой себя и в полной гармонии с миром.

Постановка «света» предстала кромешными потемками, для исполнявшейся музыки шаблонно-абстрактный видеопроекционный ряд оказался бессодержательным и бесполезным, а все попытки нагнетания атмосферы саспенса в «Войне» и идиллии благоденствия в «Мире» были тщетными.

При этом драматургическая выстроенность программы настолько условна и субъективна, что не это в ней оказалось главным. А вот интерпретация каждой арии стала уникально цельной и самодостаточной! Прозвучало девять арий плюс еще одна – ария Ариоданта (Doponotte, atraefunesta) из одноименной оперы Генделя (то есть по пять арий в каждом отделении). Музыка Генделя в «Войне» – ария Сторге из «Иевфая» (Scenes of horror, scenes of woe), ария Агриппины из одноименной оперы (Pensieri, voi mi tormentate) и ария Альмирены из «Ринальдо» (Lascia ch’io pianga). Еще одна ария Альмирены (Augelletti, checantate), ария Сусанны (Crystal streams in murmurs flowing) из одноименной оратории Генделя вместе с арией Ариоданта прозвучали в «Мире». В каждой части – по три его арии, и Гендель победил!

Знаменитый плач Дидоны из «Дидоны и Энея» Пёрселла вошел в «Войну», а другая его ария – ария Орации из «Королевы индейцев» – из «Войны» вдруг перекочевала в «Мир», открыв второе отделение (что говорит об условности всей тематической подборки). Недостающие «пятые элементы» обоих отделений – и вовсе диковинные раритеты. Важная «фишка» этого аудиопроекта – то, что он вбирает в себя и мировые премьеры записей: речь об ариях двух знаковых композиторов неаполитанской школы XVIII века. Воинственная ария Андромахи из одноименной оперы Леонардо Лео вошла в «Войну», а ария Аттилии (дочери главного персонажа) из оперы «Аттилий Регул» Никколо Йоммелли прозвучала под занавес второго отделения «Мир».

Весь музыкальный шик такой поразительно интересной и во многом познавательной программы по достоинству оценили не только широкая публика, но и тертые «меломаны со стажем», удивить которых порой весьма нелегко. Неоспоримо главное достоинство этого проекта – подлинное музыкальное наслаждение, высшая вокальная красота и, как сегодня принято говорить в аспекте музыки барокко, исторически-ориентированное исполнительство. Дело не только в том, что ансамбль первоклассных солистов Il Pomo d’Oro играет музыку барокко на инструментах эпохи. Важно еще то, что Джойс ДиДонато интерпретирует эту музыку стилистически изысканно, психологически глубоко, превращая каждую арию в мини-спектакль. А из ярких мини-спектаклей, независимо от того, каково их частное наполнение, большой концерт сложится всегда: таким уникальным художникам, как ДиДонато, подвластно все!

 

Il Pomo d’Oro восхитил как аккомпанементом, так и инструментальными связками. К симфонии из «Представления о душе и теле» Эмилио де Кавальери, к Чаконе соль минор Пёрселла для струнных и bassocontinuo, а также к инструментальному переложению респонсория «Душа моя скорбит смертельно» Джезуальдо да Веноза в части «Война» весьма органично в «Мире» примкнула и пьеса «Дай мир, Господи» Арво Пярта (версия для струнных). На бис с гигантским отрывом от барокко певица и оркестр поразительно вдохновенно исполнили шедевр Рихарда Штрауса «Завтра!»…

Поделиться:

Наверх