Апостол русской музыки
В Москве прошел фестиваль «Вселенная – Светланов!», посвященный 90-летию со дня рождения маэстро
Апостол русской музыки

Евгений Федорович Светланов – одна из знаковых фигур в русской культуре. Гениальный дирижер, композитор, пианист за свои неполные 74 года успел сделать столько, на что иным не хватит и нескольких жизней. С его участием было осуществлено свыше 3000 записей, и среди них львиную долю занимает музыка русских и советских композиторов. Некоторые из сочинений и поныне можно услышать только в интерпретации Светланова – например, большинство симфоний Николая Мясковского: он единственный записал все 27.

Фестиваль к юбилею Евгения Светланова проходил в Московской консерватории в форме «безумного уикенда»: на протяжении двух дней с утра до вечера музыканты непрерывно сменяли друг друга. Режим нон-стоп оказался особенно уместен в данном случае – по творческой интенсивности Евгению Федоровичу трудно было найти равных. Всего в трех залах прошло 13 концертов, мастер-класс по дирижированию Александра Ведерникова и несколько встреч; в фойе Большого зала развернулась выставка.

Названия концертов («Памяти великого художника», «Любимая Франция», «Воспоминание», «Посвящение», «Увлечения», «Обещание») были подобны главам книги, повествующей о тех или иных сторонах жизни артиста, и, естественно, в них была представлена также музыка героя фестиваля. В марафоне участвовали как лично знавшие Светланова музыканты (виолончелисты Александр Рудин и Александр Князев, скрипачи Вадим Репин и Дмитрий Махтин, вокалисты Марина Домашенко и Петр Мигунов), так и представители нового поколения, чье время пришло уже после ухода маэстро. Среди них оказались молодые дирижеры, получившие награды на Международном конкурсе им. Светланова, с 2007 года проходящего в Париже. 10 ноября днем с Камерным оркестром Московской консерватории выступил лауреат первого конкурса Роберто Форес-Весес. Победитель третьего конкурса американец Лио Коукман за пультом ГАСО им. Светланова завершал симфоническую программу того же дня. На следующий вечер дипломант второго конкурса и тоже американец Роберт Тревиньо – также вместе с ГАСО, но и Капеллой им. Юрлова – представил ставшую последней в концертной практике Светланова поэму Рахманинова «Колокола». А дипломанту третьего конкурса финну Калле Куусава и приехавшему специально в столицу Уральскому молодежному симфоническому оркестру выпала честь провести единственную в рамках фестиваля крупную музыкальную премьеру французского композитора Рене Кёринга «Кольца памяти». Работавший в начале 2000-х директором RadioFrance Кёринг помогал Светланову с устройством концертов в Европе, именно по его инициативе русский дирижер был приглашен на фестиваль в Монпелье для постановки «Мадам Баттерфляй» Пуччини. Опера, в которой Светланов вышел на сцену еще ребенком в мимической роли (его мать пела на сцене Большого театра Чио-Чио-сан), стала последним выходом маэстро за дирижерский пульт.

Сочинение «Кольца памяти», представляющее по жанру концерт для скрипки, виолончели и симфонического оркестра, Рене Кёринг написал в 2002 году, сразу после кончины Евгения Светланова. Специально к фестивалю он сделал новую редакцию и добавил еще одну часть. Автор определил свою партитуру как «портрет, составленный из множества образов и чувств, вместивший и веселье, и меланхоличность, и непосредственность, и доброту». Перечисленные эмоции оказались запрятанными в оболочку весьма непростого музыкального языка, в котором Керинг как ученик Булеза сочетает экспрессию со строгим расчетом. Напоминавший Онеггера по плотности фактуры стиль объединился с почти барочным музицированием, в котором пара инструменталистов противопоставлялись большому оркестру. Дмитрий Махтин и Александр Рудин, имеющие за плечами серьезный опыт исполнения новой музыки, представили настоящую инструментальную драму, поддержанную оркестром и дирижером. Подошедшие поблагодарить после концерта присутствовавшего в зале композитора слушательницы задали вопрос: «А правда, что солирующие скрипка и виолончель символизируют вас и самого Светланова?» В ответ Рене Кёринг кивнул и многозначительно улыбнулся.

Вслед за современным опусом Калле Куусава продирижировал увертюрой-фантазией Чайковского «Франческа да Римини», предварительно закрыв изящным движением лежащую на пульте партитуру: он дирижировал наизусть. В его интерпретации романтические порывы и страсти были облечены в железную форму, метафора «поток огненной лавы в гранитном русле», наверное, точнее всего бы определила творческий подход молодого музыканта. Уральский оркестр легко откликался на жесты дирижера, демонстрируя технику и стать, достойную коллективов самого высокого уровня. Все голоса отчетливо прослушивались как в мощно захватывающих кульминациях, так и в невесомых пианиссимо. Одним из самых восхитительных эпизодов стал момент перед лирической кульминацией с мягкими, буквально «струящимися» пассажами скрипок, обрамляющими реплики солирующих духовых. На бис прозвучал знаменитый Вальс из «Серенады для струнного оркестра» Чайковского – один из символов русской музыки, апостолом которой Евгений Светланов чувствовал себя всю жизнь.

Поделиться:

Наверх