< №4 (164) Апрель 2018 >
Логотип

БАРАБАННАЯ ЭВОЛЮЦИЯ ПО-ЯПОНСКИ

Ансамбль японских барабанщиков Kodo посетил Москву с новым шоу Evolution – показ состоялся 31 марта

Это очень востребованный коллектив, выступавший на всех континентах, причем на самых престижных площадках – от афинского Акрополя до лондонского «Альберт-холла», а его международный дебют состоялся еще в 1981-м на Берлинском фестивале искусств. В России Kodo не впервые: ансамбль приезжал к нам в 2010 году, а в следующий раз планирует появиться в 2020-м.

В южной части острова Садо на побережье Японского моря располагается Kodo Village – репетиционный зал, мастерская и офисы. Часть молодых музыкантов живут там же в общежитии, остальные – в собственных домах на острове. Всего около 60 человек, играющих на «разнокалиберных» барабанах тайко (и иногда на традиционных бамбуковых флейтах). Причем самый большой из японских барабанов – О-daiko – может не вписаться в дверной проем зала. Была такая история: однажды ансамбль Kodo выступал в таллинском зале «Эстония» – академическом филармоническом зале, которому более ста лет. Дверной проем на сцену – 152 см, а диаметр О-daiko – 153 см. В концертном зале только что был сделан ремонт, и директор не согласился ломать дверь (тем более здание – объект культурного наследия). Так что этот барабан тогда не смог поучаствовать в шоу. Теперь же все было просчитано, и зрители имели возможность увидеть и услышать гигантский барабан, расположившийся в центре сцены.

По-японски Kodo – «сердцебиение». На мой вопрос, меняется ли ритм и/или частота сокращений сердца во время игры на барабанах, один из солистов ответил так: «Сердцебиение исполнителя меняется в зависимости от пьесы, которую он играет. Ведь мы – дети барабанов».

Первое, что поражает в выступлениях Kodo, – это фантастическая синхронность ансамбля. И – неожиданное множество утонченных тембровых решений. Например, там-тамы создают звуковой шлейф, продолжающий звучание барабанов, и это не просто объединение тембров, а нечто более изысканное.

Композиции Kodo связаны с древними религиозными ритуалами Японии и, конечно, с ритмами барабанов тайко. Иногда кажется, что основной ритм тайко – ровные длительности – не то чтобы единообразен, а скорее монотонен, но это неправильное восприятие. Этот ровный ритм существует в условиях динамических волн и должен быть понят как единый элемент. К тому же на фоне этой «объективной» равномерности музыкального времени возникают ритмические сбивки и сложнейшие ритмические рисунки у солирующего исполнителя – «субъективное», индивидуальное проживание времени. Древние традиции игры на тайко в целом остаются аутентичными, но музыка ансамбля – это и современные привнесения, взгляд с точки зрения XXI века. Выражается это и в самой музыке, и в оригинальной ее нотации, и в конструкции барабанов тайко. Присутствовали и современные инструменты – обычный большой барабан, литавры, маленькие ручные тарелочки.

В ансамбле Kodo немало усовершенствованных тайко. Композиция Ayaori («Саржевое плетение») исполняется на двусторонних барабанах с разнонастроенными мембранами (возможность двойной настройки тайко получили впервые). Барабанщики пользуются различными палочками, что еще больше разнообразит и детализирует общее ритмическое «плетение».

В другой композиции, Kusawake, участвует shime-jishi daiko – тоже недавно изобретенный в недрах ансамбля барабан с пронзительным, обостренным звучанием (играют на нем, в том числе, бамбуковыми палочками).

Нередко выступления Kodo выглядят как мужские силовые шоу (тайко с незапамятных времен звучали громко и резонансно), но бывают и тихие, почти медитативные пьесы. В Monochrome для достижения динамики на грани слышимости исполнители пользуются барабанными палочками, максимально суженными к концу. Эта пьеса интересна еще и тем, что в ней крайне аскетичными средствами (идея моно – один тип барабанов) рисуется яркая картинка летнего ливня. Сначала синхронность «падающих капель», затем постепенное ее замещение асинхронностью, игра на разности этих принципов и стихийное крещендо «дождя».

Есть авторские пьесы: та же Monochrome написана нашим современником, композитором Маки Ишии; Kei Kei (что означает «Пронзительный блеск пристального взгляда») сочинил один из музыкантов Kodo Юта Сумиёши. У директора постановки Тамасабуро Бандо была идея аранжировать Kei Kei в духе джаза…

Самая инновационная пьеса – Color, где вместо барабанных палочек исполнители используют мини-колокольчики, закрепленные на куске ткани.

По словам создателей Evolution, здесь все стопроцентно продумано и определено, это масштабная сверхкомпозиция без признаков импровизации. И это именно шоу, где постановка имеет не меньшее значение, чем музыка. Пьеса Ake no Myojo («Венера на утреннем небе») – одна из наиболее эффектных и театрализованных: она исполняется в темноте, но у каждого исполнителя над головой светит фонарь, закрепленный на изогнутом держателе. Мало того, что музыканты играют на барабанах, они и поют, и танцуют, и регулируют свет фонарей с помощью ручных переключателей.

Нередко барабаны воспринимаются персонифицированно: был эпизод, где мужчины играли на больших низких тайко, а девушка отвечала им на миниатюрном высоком. При этом гендерные различия в ансамбле не подчеркиваются, все исполнители в форме унисекс.

Идея проекта Evolution достигает кульминации в композиции Rasen («Спираль»). Эта пьеса призвана изображать вращающийся вихрь энергии – звуковую спираль, связывающую прошлое, настоящее и будущее ансамбля в единое целое. Проект представил творческую эволюцию Kodo более чем за 35 лет.

Казалось бы, два полноценных отделения ансамбля барабанов выдержать сложновато, тем более публике Крокус Сити Холла. Однако музыкантам удалось сфокусировать внимание огромного зала – во многом благодаря мастерски выстроенной концепции вечера.

Фото Антона Чернова

Северина Ирина
30.04.2018


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: