< №10 (147) Октябрь 2016 >
Логотип

БАШКИРСКАЯ «КАРМЕН» – НЕСКУЧНАЯ КЛАССИКА

XV Международный фестиваль оперного искусства «Шаляпинские вечера в Уфе» прошел в Башкирском театре оперы и балета с размахом

Фестивальная декада включала полдюжины оперных наименований и концертных программ, в которых участвовали звезды российской и мировой оперной сцены, такие как Лариса Андреева и Ильгам Валиев, Вероника Джиоева и Василий Ладюк, Ольга и Елена Терентьевы, Владимир Кудашев и Эдем Умеров, Аскар Абдразаков и Агунда Кулаева, Жупар Габдуллина и Георгий Ониани. Кроме того, в рамках фестиваля состоялся I Международный конкурс вокалистов им. Ф. Шаляпина (учрежденный совместно Минкультуры Башкирии и Уфимской оперой), собравший более полусотни певцов из Абхазии, Азербайджана, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Узбекистана, Украины, Китая, США и многих городов России.

Центральным событием стала премьера «Кармен» в постановке молодого московского режиссера Дмитрия Белянушкина, чья карьера сегодня успешно развивается как в столице (вспомним «Каменного гостя» в Большом и «Паяцев» в «Геликоне» – постановки прошлого сезона), так и в отдаленных от нее городах. Стиль победителя «Нано-оперы» уже хорошо известен: уважительное отношение к классике, предельно музыкальная режиссура, при этом – всегда естественная попытка сказать свое слово в заигранном репертуаре, предложить нетривиальное решение (не идущее поперек музыки, не портящее произведение, тем не менее в известной степени новаторское). «Кармен» в Уфе можно охарактеризовать слоганом «Как сделать традиционный спектакль нескучным и красивым».

Сценография Александра Арефьева – пример эстетически выдержанного решения, когда «картинка», не эпатирующая, не самодовлеющая, не отвлекающая от музыки и действия, сама по себе – ценность и является не только фоном драмы, но ее «участником». Многоуровневая полукруглая конструкция-дом ограничивает и формирует пространство сцены на все четыре акта – это и городская площадь в Севилье, куда выбегают в «рабочий полдень» колоритные «трудящиеся» табачной фабрики, это и внутренний дворик полукриминальной кафешки Лильяса Пастьи, и, конечно же, арена для боя быков – она перегорожена в финале яркими красными щитами, усиливающими напряжение разворачивающейся трагедии. То мягкий, то контрастный, насыщенный свет (Андрей Абрамов) делает эту оперную Севилью выпуклой, рельефной, запоминающейся.

Отдельный разговор – великолепные и необычные костюмы Марии Чернышёвой. Неожиданно белое платье у Кармен на первом выходе, преобладание черного и желтого в ее костюме в прочих сценах, где вкрапления красного (с ним обычно ассоциируется образ цыганки) – эпизодическая краска. Мышиного цвета с золотом военная форма Хозе со товарищи, чёрные праздничные платья у севильских женщин, пришедших на корриду, детально воспроизводящий традицию эффектный наряд тореро…

В этом по-оперному красивом мире Белянушкин творит историю страстную и очень правдивую, полностью раскрывающую драматизм музыки Бизе. Его новации не разрушают, а акцентируют главные смыслы оперы. Хозе не падает «случайно» при побеге Кармен, а кидается в драку, стремясь задержать преследователей своей новой возлюбленной; на финальных аккордах оперы выносят поверженного Эскамильо – раненого или убитого, кто знает, – но всего в крови. Деликатный эротизм в антракте к третьему акту: две фигуры в оконном проеме, дымчатый свет – все понятно, нисколько не вульгарно, романтично и упоительно. Вдумчивая работа с актерами позволяет режиссеру создавать образы прочерченные, выразительные – опера захватывает правдивостью самой жизни.

Исключительно добрых слов заслуживает сугубо музыкальное решение. Темпераментная, с огромным достоинством, какая-то аристократичная по сути, горделивая Кармен – Любовь Буторина, певица с большим и терпким меццо. Безупречная вокально Эльвира Фатыхова – отважная Микаэла с пистолетом за поясом. Шикарный тенор – сильный, звучный, красивый – Артем Голубев (Хозе). Состав артистов продемонстрировал вокальное благополучие оперной Уфы. Уверенно и слаженно звучат хор (хормейстер Альфия Белогонова) и оркестр театра – маэстро Артем Макаров добивается идеального звукового баланса сцены и ямы и высокого эмоционального градуса, абсолютно необходимого в этой опере на все времена.

Фото Лилии Загировой

Матусевич Александр
31.10.2016


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: