< №4 (142) Апрель 2016 >
Логотип

БОЛЬШОЙ МИР МАЛЕНЬКОЙ МЕССЫ

«Маленькую торжественную мессу» Россини раритетом не назовешь, но каждая живая встреча с ней благодатна. Одно из исполнений камерного шедевра «пезарского лебедя» состоялось 25 февраля в Концертном зале им. П.И. Чайковского.

Маленькая торжественная месса» (Petite Messe Solennelle, 1863) в своей первоначальной редакции предназначена для четырех солистов (сопрано, контральто, тенора и баса), смешанного хора (в оригинале восьмиголосного), двух фортепиано и гармониума (фисгармонии). Eе премьера состоялась в Париже 14 марта 1864 года и была приурочена к освящению частной капеллы в роскошном новом доме четы Пийе-Виль на Rue de Moncey, 12. На ней присутствовали Обер, Тома, Мейербер и Стендаль. Сочинение вызвало настоящий фурор новизной и свежестью формы. За его серьезной канвой угадывался неистребимый юмор автора «Севильского цирюльника». Россини оставил обширное собрание (14 альбомов) вокальных и инструментальных пьес и ансамблей под шутливым названием «Грехи старости», и его «Месса» предстает оригинальным финалом-апофеозом в духе грациозно-почтительного авторского «покаяния». Через год, 24 апреля 1865 года, сочинение было повторено там же и тем же составом и при жизни автора, который покинул этот мир 13 ноября 1868 года, более не исполнялось.

Россини очень трепетно относился к исходной камерности своего последнего творения, однако уже на первом исполнении, вопреки авторскому замыслу, помимо четырех солистов в хоре было задействовано 15 студентов консерватории. И маэстро, опасаясь за своих «бедных певцов» и за массивную оркестровку, которой его «прозрачный шедевр» мог бы подвергнуться после смерти автора, решил оркестровать собственное детище. В начале 1867 года редакция «Мессы» для большого оркестра была завершена (впервые прозвучала в Париже 28 февраля 1869 года).

В Москве «Месса» исполнялась в широко распространенной версии для одного фортепиано (отдельную партию для второго Россини не писал, но поручил ему удвоение, усиление первой). За роялем «шаманствовал» Александр Гиндин, поистине человек-оркестр, представший мастером объемно-выпуклого, эмоционально яркого аккомпанемента. Звуками сольного оффертория (Prélude religieux) пианист погрузил зал в философско-экстатический транс. Вспомогательную партию органа, заменившего фисгармонию, провела Марианна Высоцкая.

Не поленился подсчитать: в Московском государственном академическом камерном хоре под управлением Владимира Минина на сцене был 41 человек (20 мужских голосов и 21 женский). В высочайшем профессионализме этого коллектива сомнений нет, но в условиях большого зала, когда неизбежно был выставлен и большой состав хора, камерность хоровых страниц закономерно потерялась. При потрясающем камерном аккомпанементе мы имели дело с потрясающим, но далеко не камерным, а полновесным звучанием хора, которое хоть оркестром сопровождай! И сколько я ни слышал исполнений камерной версии этой «Мессы» в Москве, по-настоящему камерными, в силу объективных условий концертного проката, они не были.

Изведать аромат истинно камерного звучания «Маленькой торжественной мессы» мне посчастливилось лишь однажды – на Россиниевском фестивале в Пезаро в 2004 году: в крошечном Театре Россини, с хором всего из 12 человек и – как положено в оригинале – с двумя фортепиано и гармониумом. Тогда не звучало предфинальное соло сопрано O Salutaris Hostia (пьеса для голоса и фортепиано из «Грехов старости» на текст Фомы Аквинского). Отсутствовавшее в обоих камерных исполнениях при жизни автора, оно было включено им лишь в оркестровую версию. К шести исходным частям – Kyrie, Gloria, Credo, Offertorium (Prélude religieux), Sanctus и Agnus Dei – это соло добавилось после Sanctus и в Москве.

Соло сопрано музыкально тонко и стилистически точно провела наша гостья из Казахстана Салтанат Ахметова, одна из блистательных молодых звезд театра «Астана Опера». В Crucifixus из Credo и финальном Agnus Dei с хором магией своего роскошного голоса и культурой пения заворожила солистка Большого театра меццо-сопрано Агунда Кулаева. А как восхитительно нежно в дуэте Qui tollis peccata mundi из Gloria сливались их тембрально-богатые фактурные голоса! В этой же части «Мессы» солисты-мужчины в стилистическом и вокальном плане предстали явно слабее. Тенор Алексей Саяпин лишь номинально «озвучил» Domine Deus – тембрально сухо, напористо. Увы, со времени своей памятной победы на Международном конкурсе теноров Е. Образцовой памяти Л. Паваротти (Санкт-Петербург, 2008) певец заметно подрастерял творческие дивиденды. Соло Quoniam tu solus Sanctus бас Павел Червинский провел в целом зачетно, но чрезмерно заученно, без мягкости кантилены, без вокального лоска. При этом ансамбли – терцет Gratias agimus tibi (меццо-сопрано, тенор и бас), а также квартетные разделы солистов с хором доставили слуху обнадеживающее удовольствие.

О «Маленькой торжественной мессе» известно шутливое высказывание, приписываемое Наполеону III: «Она не мала и не торжественна и не слишком месса». В ответ на это найти контрдоводы не так-то просто. Одно можно сказать: эта музыка прекрасна, свободна и вечна. И отнять этого у нее решительно невозможно!

Корябин Игорь
01.04.2016


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: