< №10 (147) Октябрь 2016 >
Логотип
ПРЕМЬЕРЫ КЛАССИКИ

КРАСНОДАРСКИЙ ЦИРЮЛЬНИК

Первая премьера сезона в Краснодарском музыкальном театре – «Севильский цирюльник» предстал трогательно веселой и доброй постановкой, настолько привлекательной, что захотелось пересмотреть ее заново

Спрос на такие комические оперы Россини, как «Итальянка в Алжире» или «Золушка», «Путешествие в Реймс» или «Граф Ори», отечественные театрально-концертные площадки стали предъявлять не так уж давно, но «Севильский цирюльник» был востребован всегда. Однако также всегда в стилистическом аспекте эта опера была крепким орешком для наших певцов. Десятилетиями ее исполняли у нас в русском переводе, нарушавшем эквиритмичность и сводившем почти на нет ее изысканный музыкальный аромат. В итоге редко приходилось говорить о сколь-нибудь значимых попытках овладения стилем Россини.

Новая постановка «Цирюльника» впервые зазвучала в Краснодаре на итальянском, и ее музыкальная сторона вызвала большой оптимизм. При легком и живом звучании оркестра под управлением маэстро из Петербурга Владислава Карклина (главного приглашенного дирижера краснодарского театра) в вокально-стилистическом плане солисты смогли раскусить сей крепкий орешек довольно убедительно. Немаловажным стало и то, что постановка молодой петербургской команды в составе режиссера Николая Панина и художника Елены Олейник уверенно опровергла расхожий еще недавно тезис о том, что комическую оперу следует ставить исключительно на языке публики, дескать, смысл текста необходимо схватывать на лету. Но все происходящее на сцене было предельно ясно, так что зрители, имея возможность следить за супратитрами и, кажется, лишь вполглаза читая, живо реагировали на повороты незатейливой коллизии. Баланс музыкальной и постановочной компонент был найден точно!

Часто «Цирюльника» ставят как сплошную карусель гэгов, и кому-то это и впрямь по душе. Но когда игровое чрезмерно превалирует над музыкальным, вместе с водой, то есть игрой, незаметно выплескивается и ребенок, то есть музыка. То, что Н. Панин – это режиссер думающий, внимающий партитуре как высшему закону, стало очевидно еще пять лет назад на его постановке в Краснодаре одноактного фарса Доницетти «Колокольчик». Тот давний спектакль ознаменовал блистательный дебют режиссера в рамках проекта «Три века оперы. Молодые – молодым». Затем вместе с режиссером К. Репиной в том же проекте он принял участие в постановке одноактной оперы В. Ходоша «Медведь». Осенью же прошлого года судьба впервые свела его в Краснодаре с В. Карклиным на постановке спектакля-фантасмагории «Ночь в опере», и это был новый оригинальный проект.

Так сложился органичный тандем дирижера и режиссера, и полноформатный двухактный «Цирюльник», сценографию и костюмы которого придумала Е. Олейник, стал подчеркнуто классической постановкой, наполненной задором и благоухающей подлинной свежестью. Несмотря на парики и камзолы, а также на театральный «плюмаж», хотя речь буквально о перьях на головах артистов не идет, она современна и – при всей живости мизансцен – созерцательно спокойна, что благотворно влияет на восприятие музыки. Постановка одинаково интересна как меломанам со стажем, так и публике, впервые переступившей порог оперного театра. Этот восхитительный «городок в табакерке» приоткрывается взору после пленительного звучания увертюры: первые сцены проходят у дома Бартоло в Севилье, где серенаду под окном Розины поет влюбленный в нее Альмавива. Окончательно «табакерка» открывается, когда мы попадаем в дом Бартоло – «доктора всяческих наук», в антураж лаборатории с множеством «всяческинаучных» приборов, механизмов и приспособлений, ружей и пушек, совмещающих в себе широкий диапазон странных экспериментов Бартоло.

На веселые недоразумения, в которые вовлекается основной «квинтет» действующих лиц (Розина, Альмавива, Фигаро, Бартоло и Базилио), накладываются комичные ситуации со слугами Бартоло. Забавный Амброджо (Сергей Тесля) практически всегда безмолвен и лишь в какие-то моменты «подает голос»: оперируя с инструментарием научных экспериментов хозяина и пытаясь помочь навести порядок в доме, куда вторгаются непрошенные гости, он постоянно становится объектом физического воздействия внешних сил. У колоритной вдовушки Берты помимо речитативов – весьма непростая эффектная ария, и эту партию уверенно и стилистически точно проводит Анастасия Подкопаева. Цикличное повторение комических рецидивов со слугами в этой постановке идет с нарастанием, но в итоге все изящно и абсолютно не утомляет. Количественные изменения благочинно и обстоятельно переходят в качественные, что в полной мере проявляется в хоровых финалах обоих актов.

Четко отработанные мизансцены персонажей (на первый взгляд, традиционные) в предложенной режиссерской концепции на основе здравого смысла, ясности и простоты далеки как от карикатур и штампов, так и от набившей оскомину радикальности. Это и рождает эффект упоительной театральности, который поддерживает весьма достойный, хотя и несколько неровный (опять, увы, в стилистическом плане) ансамбль искушенных профессионалов: Розина – Наталья Бызеева, Альмавива – Владислав Емелин, Фигаро – Владимир Кузнецов, Бартоло – Алексей Григорьев, Базилио – Владимир Гадалин. В своих «хитах», как и в ансамблях, они не теряются, и лишь в речитативах мужские голоса иногда выявляют досадную зажатость, неуверенность. И все же на этом спектакле хочется побывать снова! Ведь есть еще и яркий, по слухам, молодежный состав, который автор этих строк надеется когда-нибудь услышать.

Фото Татьяны Зубковой

Корябин Игорь
31.10.2016


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: