< №5 (143) Май 2016 >
Логотип

ВОДА И КАМЕНЬ, ЛЕД И ПЛАМЯ

Динара Алиева и Алексей Марков спели в Московской филармонии концерт-дуэль в сопровождении НФОР под управлением Владимира Спивакова

Вокальные абонементы Московской филармонии (концертные и полусценические исполнения опер и ораторий, рециталы отечественных и зарубежных солистов) пользуются неизменным успехом у публики. В очередной раз в этом можно было убедиться на мартовском концерте абонемента «Золотые голоса России», когда выступили певцы двух главных музыкальных театров страны – Динара Алиева из Большого и Алексей Марков из Мариинского.

Зал Чайковского был забит до отказа, что и неудивительно: певица из Баку, ярко вспыхнувшая когда-то на Конкурсе Образцовой в Петербурге, уже давно стала любимицей московской публики. Как ведущая солистка Большого театра Динара Алиева неизменно поет в нем премьеры (из последних – «Кармен», «Иоланта») и прочий важный репертуар, регулярно дает большие, с разнообразной программой концерты в столичных залах, уже проводит и собственные фестивали в Москве, словом, без Алиевой столичная афиша просто немыслима.

Алексея Маркова знают в Москве не так хорошо, что и понятно – в основном его голос звучит под сводами трех залов Мариинского театра, но, конечно, все любители оперы помнят его прошлогоднего и совершенно феерического Графа ди Луна в концертном исполнении «Трубадура» на Пасхальном фестивале: маэстро Гергиев выставил тогда очень сильный, интереснейший состав вокалистов, и харизматичный голос Маркова, пожалуй, звучал убедительнее всех. Нынешнее его появление в Москве носило в известной степени случайный характер: первоначально в партнеры Алиевой планировался Александр Антоненко, русский тенор из Латвии, поющий сегодня на самых престижных мировых площадках (Москва в июне прошлого года слышала его Германа в проекте Владимира Федосеева), однако что-то «не срослось», и в итоге в помощь сопрано ангажировали баритона из Северной столицы.

Изюминка концерта состояла в том, что в нем сошлись исполнители абсолютно разные, если не антагонистичные – по манере вокализации, по характеру подачи материала, по избранной стилистике, но, как известно, контраст – залог успеха любой концертной программы, поэтому сравнивать, сопоставлять весь вечер столь непохожих друг на друга певцов было весьма интересно.

У Динары Алиевой приятный, даже красивый голос, однако его не отнесешь к тем инструментам, что пленяют сразу, захватывают слушателя и вызывают трепет в душе с первой ноты. Есть певцы, которые только открывают рот, и магия воздействия собственно звука уверенной волной накрывает зал: оторваться от такого голоса бывает практически невозможно. Алиева берет другим: ее искусство увлекает тебя постепенно, шаг за шагом. Вслушиваясь в ее пение, ария за арией, ты в какой-то момент вдруг ловишь себя на мысли, что тебе очень нравится, тебе хочется продолжения, ты рад познакомиться с разными произведениями, разной вокальной стилистикой, потому что этот голос – инструмент выразительный и тонкий, ему подвластно очень многое. В пении Алиевой прежде всего восхищает техническое совершенство, ровность звуковедения, когда голос выстроен идеально, когда любой певческий трюк исполняется легко и одновременно очень эстетично, этот голос поражает логичностью в выражении той или иной эмоции, психологического состояния героя: композиторскую мысль Алиева как бы делает своей и тем достовернее доносит то, что хотел сказать автор. Все это ни в коем случае не умаляет природных достоинств ее инструмента: у Алиевой настоящий оперный голос, достаточный по объему, полетности, яркости, но его первоначальные физические характеристики отступают на второй план перед собственно певческим искусством – красотой фразировки, мастерским управлением динамикой. «Расщепить» на компоненты аналитически это все весьма сложно – когда поет Алиева, ты об этом не думаешь, ты просто с удовольствием слушаешь умное и выразительное проживание судеб ее вокальных героинь.

Марков – певец совсем иного плана: для него важна демонстрация роскоши собственно звука – мощного, яркого, порой даже аффектированного. Динамическая палитра не столь разнообразна, но такое пение захватывает другим – стихийной красотой первозданности, ведь исполинские голоса сегодня редкость. Соответственно его конек – герои-харизматики, сильные, порой жесткие (если не жестокие) личности, такие как спетые на филармоническом концерте Ди Луна, Яго, Жерар из «Андре Шенье» или Джанни Скикки. Для Алиевой гораздо ближе чисто лирические героини, у которых важна не аффектация, а богатая палитра чувств, нюансов и полутонов, поэтому столь притягательны ее Адриенна, Леонора из «Трубадура» или почти неизвестная в России Магда из «Ласточки» Пуччини.

Любопытны были два дуэта, венчавшие каждое из отделений, – из «Паяцев» и «Трубадура». Едва ли можно назвать голоса солистов идеально подходящими друг для друга, достигающими особого слияния тембров. Но эти «диалоги» все равно вышли захватывающими, ибо воспринимались как поединки, своеобразные дуэли – не только характеров (Недды и Сильвио, Леоноры и Ди Луны), но и вокальных манер, певческих эстетик.

На фото А. Марков, Д. Алиева и В. Спиваков

Матусевич Александр
04.05.2016


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии:

Гость | 02.02.2017 10:55

На фотографии не Марков. Дирижером был Кен-Давид Мазур. На фотографии, разумеется, также не он.

Ответить