< №9 (124) Сентябрь 2014 >
Логотип
КОНКУРС

РУССКОЕ ПОСВЯЩЕНИЕ ИСПАНСКОЙ ПЕВИЦЕ

С 24 по 30 августа в Санкт¬Петербурге прошел Международный конкурс камерной музыки Елены Образцовой памяти испанской певицы Кончиты Бадиа. Благодаря этому эксклюзивному событию имя выдающейся испанской исполнительницы, прославившейся именно в камерном жанре, такой мощный резонанс в России получило, кажется, впервые.

  Что мы знаем о Кончите Бадиа? К сожалению, очень мало, в то время как масштаб личности этой поистине легендарной певицы (1897–1975) ставит ее в один ряд с величайшими музыкальными именами XX века. Узы творчества тесно связывали ее с Э. Гранадосом, А. Шёнбергом, Э. Вила-Лобосом, М. де Фальей, Х. Родриго. Возможно, пробел наших знаний о певице как раз и объясняется тем, что ее появления на сцене музыкального театра были заведомо единичны, а вся энергия ее страстного и вместе с тем изысканнейшего темперамента была отдана академическим концертным подмосткам. Эта сфера вокального искусства более тонкая и в глазах широкой публики менее привлекательна, чем бушующие страсти на сцене оперного театра. Однако все это оправдать нашего незнания, конечно же, не может.

  Сегодня Е. Образцова – фактически единственный «мост» в России, связывающий нас с выдающейся представительницей музыкальной культуры Испании. Символично, что с К. Бадиа она познакомилась в 1970 году в Барселоне после того, как стала лауреатом I премии Международного конкурса вокалистов им. Франсиско Виньяса. Затем Образцова стала брать у Бадиа уроки певческого мастерства. В барселонском доме К. Бадиа не раз проходили их совместные музицирования: так родилась дружба, перешагнувшая границы культур и стран. Символику межнациональной исполнительской преемственности усиливает и то, что в свое время Е. Образцова была награждена медалью Э. Гранадоса за выдающееся исполнение его сочинений, а К. Бадиа была любимой ученицей композитора, который неоднократно ей аккомпанировал.

  Наконец, еще более символично то, что от дочери знаменитой испанской певицы, Марионы Агусти Бадиа, много сделавшей для сохранения творческого наследия своей матери, в адрес Е. Образцовой, инициатора проведения этого памятного конкурса, поступило трогательное приветствие. К сожалению, незадолго до начала конкурса М. А. Бадиа ушла из жизни, поэтому на конкурс в Санкт-Петербург по приглашению Е. Образцовой прибыли внучка и правнучка К. Бадиа. Они и вручили награды победителям.

  По причине перенесенной болезни Е. Образцова, которая должна была возглавить конкурсное жюри, принять участие в рабочих прослушиваниях не смогла. На открытии конкурса, двери которому гостеприимно распахнул Большой зал Санкт-Петербургской филармонии, на связь с участниками и публикой певица вышла с помощью видеообращения. К счастью, в составе международного жюри собрались преданные друзья примадонны, ее верные соратники по творческому цеху. В результате конкурс состоялся в полном соответствии с запланированными объемами и сроками, а роль его сопредседателя жюри взял на себя Хуан Понс. Всемирно известного испанского баритона истинным любителям музыки представлять, конечно же, не надо. Впрочем, это касается и других членов жюри – Галины Писаренко, Маквалы Касрашвили и Рузанны Лисициан.

  Благодаря участию во многих конкурсных мероприятиях Елены Образцовой давно уже успел стать своим в Петербурге и обаятельнейший итальянский бас-баритон Бруно Пратикó, один из ведущих представителей мирового комического оперного амплуа. Еще один поющий член жюри – сопрано из Эквадора Беатрис Парра Дуранго. Будучи ученицей Н. Дорлиак, в свое время она с отличием окончила Московскую консерваторию и смогла сделать вполне удачную международную карьеру. Единственным непоющим членом жюри оказался испанец Мигель Лерин. Оперный менеджер и правнук знаменитого тенора Ф. Виньяса, сегодня он является промоутером знаменитого конкурса в Барселоне, носящего имя его прадеда.

  Любопытно, что в эти же дни в Лос-Анджелесе состоялась очередная «Опералия» Пласидо Доминго. Совпадение? Конечно же! Но совпадение и впрямь необычное: в рамках «Опералии» всегда проходит «конкурс в конкурсе» – состязание на лучшее исполнение сарсуэлы. Но так ведь и в нашем конкурсе опциональный конкурс сарсуэлы (правда, не в два, а в один тур) тоже был! И эта случайная (или неслучайная?) перекличка также необычайно символична, ведь в сегодняшнем мировом пространстве оперы и академического вокала поистине нет границ. За последние лет десять-пятнадцать наш такой большой, правда, все еще неспокойный мир стал особенно тесным и взаимопроникаемым.

  Классическая музыка – едва ли не единственное средство, которое способно в этом мире всех нас объединить. И конкурс камерной музыки памяти К. Бадиа обещал просто потрясающую программу! Где еще услышишь столько прекрасной вокальной музыки Гранадоса, Де Фальи, Обрадорса, Турины, Родриго и прочих испанских классиков XX века! К тому же такие номинации конкурса, как итальянская канцона и романс, барочная и классическая ария, немецкая Lied и французская mélodie, в которых К. Бадиа преуспела не меньше, чем в музыке своих соотечественников, притяжение к числу слушателей этого конкурса лишь усиливало. Жанр сарсуэлы особой интриги не представлял лишь по той причине, что в последнее время он как-то напористо, мощно стал пробивать себе дорогу и на отечественных концертных подмостках. Безусловно, этому немало способствовала и престижная «Опералия», тем более что в 2011 году она впервые состоялась и в Москве. Но для полноты картины был важен и этот аспект, так что репертуар камерного конкурса памяти К. Бадиа в Санкт-Петербурге оказался, как говорится,  на любой вкус.

  Из 57 заявленных участников – именно такое количество отражено в официальном буклете – на конкурс по разным форс-мажорным обстоятельствам не приехали 18 человек. Те же, кто приехал, представили 6 стран (или 7: непонятно, как считать, ведь одна из конкурсанток с русской фамилией одновременно представляла и Великобританию, и Эстонию). В любом случае, нельзя не признать, что и 39 участников – количество с точки зрения соревновательного кворума вполне представительное. Из них на второй тур жюри пропустило 20 человек, на третий – 7. Как бы то ни было, для меня на редкость запоминающимся в музыкальном отношении оказался первый тур. И если итог первого тура (список продолжавших соревнование на новом витке) лишь насторожил, то итог второго несколько озадачил.

  Тем не менее итоговая раскладка результатов, в которой места для Гран-при на сей раз не оказалось, в целом выглядит вполне убедительно. Лариса Поминова (Санкт-Петербург, I премия, лучшее исполнение французского романса и испанской сарсуэлы) все три номинации заслужила по праву, хотя, на мой взгляд, интерпретации сарсуэлы у иных участников были на этом конкурсе намного темпераментнее, чувственнее, ярче. Из двух лауреатских номинаций Василисы Бержанской (Москва, II премия, лучшее исполнение произведения композитора XX) по-настоящему смогла убедить лишь вторая специальная. Моей же фавориткой среди основных премий стала Наталья Кучина (Москва, III премия, лучшее исполнение романса Гранадоса).

  Несмотря на вполне оправданное присуждение Татьяне Барсуковой (Троицк/Москва) премии за лучшее исполнении немецкой Lied, а Александру Трофимову (Санкт-Петербург) – премии за лучшее исполнение романса Де Фальи, в целом присутствие этих участников на конкурсе оказалось не слишком заметным. Приходится только сожалеть, что уже на второй тур не прошли такие яркие и интересные исполнители, как Александра Гантимурова (Санкт-Петербург), Валентина Гербер (Санкт-Петербург), Ольга Гусева (Москва), Ирина Дубкова (Москва), Ефим Завальный (Санкт-Петербург), Янина Кийко (Санкт-Петербург) и Елизавета Михайлова (Санкт-Петербург).

  Зато практически половина конкурсантов, продолживших состязание на втором туре, составила сомнительный балласт, и дипломантку конкурса Елену Исаеву (Москва) следует отнести именно к этой категории. При этом нельзя было не заметить, насколько ее «достижения» разнились с потрясающе добротным погружением в музыку, которое на всех трех турах продемонстрировала еще одна дипломантка Альбина Латипова (Москва). Понятно, что из борьбы неизбежно выбыли и участники, весьма достойно выступившие на втором туре: ограниченность числа финалистов в конкурсных баталиях к этому приводит всегда. И поэтому необходимо особо отметить творческие успехи тех, кто до финала не дошел. Это Екатерина Бондаренко (Санкт-Петербург), Гаянэ Бабаджанян (Санкт-Петербург), Ольга Захарова (Санкт-Петербург), Евгения Ширинянц (Пушкино/Москва), Мария Веретенина (Лафборо/Великобритания – Таллин/Эстония) и Екатерина Петрова (Москва).

  Конкурсы Е. Образцовой примечательны еще и тем, что поющая часть жюри зачастую выступает и в качестве участников концертных программ. Не стали исключением и эти конкурсы, на открытии которых в честь Е. Образцовой, демонстрируя свое зрелое профессиональное мастерство, пели Б. П. Дуранго, М. Касрашвили, Б. Пратикó и Х. Понс. Программа концерта-открытия была огромна, и среди его участников, конечно же, были и лауреаты прошлых международных конкурсов Е. Образцовой. Если же говорить о художественных приоритетах, то особо яркими вокальными красками этот вечер наполнили два блистательных солиста московского театра «Новая Опера» – баритон Илья Кузьмин, лауреат III Международного конкурса молодых оперных певцов (2003), и тенор Алексей Татаринцев, лауреат Международного конкурса теноров памяти Лучано Паваротти (2008).

  Первый из названных привнес в атмосферу вечера утонченную рафинированность стиля в музыке Массне и Грига, второй – выразительную чувственность и благородство в произведениях итальянского бельканто и испанской сарсуэлы. Первый открыл концерт, второй поставил в нем впечатляющую финальную точку. Ею стал популярнейший, можно сказать, «народный» романс Леандро из сарсуэлы Соросабаля «Трактирщица из порта». И этот номер чрезвычайно органично и вдохновенно перекинул мостик к испанским страстям, которые на протяжении целой недели бушевали на Международном конкурсе камерной музыки памяти Кончиты Бадиа.

Корябин Игорь
25.09.2014


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: