< №12 (116) Декабрь 2013 >
Логотип
ПОРТРЕТЫ

Антон ЛУБЧЕНКО: «ТРАДИЦИЮ МЫ СОЗДАЕМ ПРЯМО СЕЙЧАС»

28-летний композитор и дирижер, не столь давний выпускник Петербургской консерватории – художественный руководитель открывшегося во Владивостоке Приморского театра оперы и балета.

– Антон, не каждому в вашем возрасте достается в управление новенький театр оперы и балета. Как вы думаете, почему именно вам было оказано такое доверие?

– Корректнее в данном случае спросить об этом в Министерстве культуры России. До этого я на протяжении года был художественным руководителем Бурятского театра оперы и балета, в котором в советские времена работали великие артисты – Ким Базарсадаев, Лхасаран Линховоин, Лариса Сахьянова.

– Года работы в Улан-Удэ вам хватило, чтобы набраться опыта?

– Я приглашал к сотрудничеству западных партнеров, и у многих мы вызвали интерес. Впервые в Улан-Удэ мы провели один из этапов европейского конкурса вокалистов Competizione dell'Opera, при поддержке Министерства культуры Бурятии я провел симфонический фестиваль «Времена года», по моей инициативе в Улан-Удэ поставил свои новые балеты канадский хореограф Питер Куанц, с которым мы познакомились в Мариинском театре, а потом вместе работали в Торонто. Наконец, мы выступили в Большом театре. Представление балетной труппы Бурятского театра было тепло встречено московской публикой, получило высокие оценки в прессе. Это было нелегко – за год «раскачать» труппу так, чтобы она могла достойно показаться на главной сцене страны. Мне удалось добиться повышения зарплат для артистов и комплектации оркестра театра до минимального парного состава. Очевидно, мой управленческий опыт был оценен как положительный.

– И все же кто предложил вам возглавить Приморский оперный театр?

– Я был рекомендован к назначению Министерством культуры Российской Федерации. Получив предложение, я отнюдь не сразу дал свое согласие. Мне нужно было убедиться в том, что театру, тогда еще только строившемуся, будет оказана должная поддержка, что у руководства Приморского края есть серьезная заинтересованность сделать его по-настоящему достойным. Я прекрасно понимал, что без помощи краевых властей создать новую профессиональную труппу во Владивостоке будет невозможно. Но когда я встретился и пообщался с губернатором Приморского края Владимиром Миклушевским, все вопросы отпали сами собой. Мы разговаривали на одном языке, практически сразу найдя взаимопонимание по ключевым организационным вопросам. И сейчас, уже после открытия, губернатор продолжает оказывать театру почти отеческую заботу, помогая эффективно решать многие вопросы. А что касается доверия – я надеюсь, что смогу его оправдать.

– О чем вы говорили с губернатором Приморского края до того, как согласились возглавить театр?

– Мы говорили о том, что без приглашения столичных специалистов нельзя создать труппу театра там, где его не было. В известном смысле нам не избежать опыта основания Петербурга, и мы будем приглашать специалистов самых разных театральных профессий. Ведь необходимо наладить не просто рабочий процесс, но и процесс обучения кадров, которые уже есть во Владивостоке. Отдельной линией нашей деятельности было добиться возвращения тех, кто уехал из Приморья из-за отсутствия возможности самореализоваться непосредственно в крае. Для этого необходима финансовая поддержка – назначение зарплат, сопоставимых со столичными, обеспечение жильем. Все это было выполнено руководством Приморского края в очень сжатые сроки.

– Как вы набирали музыкантов в оркестр, оперных и балетных солистов?

– Музыкантов собирали по всей стране, кинув клич. К тому же я успел поработать со многими коллективами, поэтому многих оркестрантов знал лично. Сегодня у нас в оркестре играют музыканты из Большого и Мариинского театров, из «Санкт-Петербург оперы», из БСО им П.И. Чайковского, из ГАСО им. Е.Ф. Светланова. Регионы тоже оказали ощутимое вливание творческих сил: Ростов, Новосибирск, Улан-Удэ, Иркутск, Красноярск, Екатеринбург, Омск. В балетной труппе есть артисты, приехавшие из Японии, Болгарии, Словении и даже США. Хор в основном набран из музыкантов Владивостока, с этим крупно повезло. Но мы не закончили процесс создания труппы, и думаю, он будет продолжаться еще очень долго. По сути – это бесконечный процесс, но он и должен быть таким. Мариинский театр каждый сезон впускает в себя новую кровь и, наверное, выпускает старую. Появляются новые голоса, новые таланты – как в опере, так и в балете, в оркестре. В нашем театре планирую как минимум три симфонических состава, пока только один. И потом, у любого оперного театра в России есть какая-никакая, но традиция. Свои традиции есть и в Саратове, и в Улан-Удэ, и в Краснодаре, и – тем более – в Перми, Новосибирске, не говоря уже о столичных театрах. У нашего же театра нет вообще никакой традиции, мы только-только поднимаемся, строимся. Традицию мы создаем прямо сейчас. Пройдет не один год, не одно десятилетие, прежде чем наш театр обретет свое мощное творческое лицо, когда наш оркестр по звучанию нельзя будет спутать ни с каким другим коллективом. Работы тут еще не на одного моего преемника.

– Но во Владивостоке, наверное, были до вашего появления какие-то свои музыкальные традиции?

– Музыкального театра во Владивостоке не было, но была и есть филармония с Тихоокеанским симфоническим оркестром, который, как говорят, в советское время считался неплохим. Однако того счастливого времени я не застал. Сейчас в мои задачи входит не только выстраивать театр, но поддерживать то, что есть в регионе, и я серьезно озабочен судьбой Тихоокеанского оркестра. Далеко не все оркестранты из него перешли в наш театр, да и задачи такой не стояло. Но сегодня Тихоокеанский оркестр находится фактически в полурасформированном состоянии. Речь идет о том, чтобы найти хорошего руководителя и обеспечить нормальное сосуществование между оркестрами филармонии и Приморского театра оперы и балета.

– Вы не боитесь конкуренции?

– Мне кажется, не совсем верно ставить вопрос о конкуренции: на сегодняшний день мы собираем оркестр «поштучно» из лучших музыкантов страны, подобно тому, как тренер создает футбольную команду, покупая лучших игроков. Да и задачи у нас другие. Наш оркестр не только несет театральную нагрузку, но и ведет, я бы сказал, достаточно ощутимую просветительскую деятельность. В первые же месяцы нашего существования мы дали несколько концертов по городам Приморского края в рамках нашего фестиваля «Приморский ключ» – надеюсь, благодаря поддержке губернатора и Совета Федерации, фестиваль станет ежегодным. Мы первые приехали в те города, где никогда не звучала симфоническая музыка, и играли Прокофьева, Рахманинова и Чайковского. Иногда мы давали по два и даже три концерта в день в разных городах. Это было очень непросто для артистов, но это того стоило. После наших концертов – я сейчас могу с уверенностью говорить об этом – ни у кого не осталось сомнений, что в Приморском крае появился новый мощный очаг российской культуры. Своими концертами мы хотим еще и привлечь внимание к городам края, поддержать их залы, где-то купить, может быть, новые инструменты. В некоторых городах – например, в Спасске, Дальнегорске есть просто замечательные залы. Денег только им не хватает. Уже сегодня мы с моими столичными коллегами думаем о том, как развивать фестиваль «Приморский ключ». В следующем году я хочу привезти в города края вместе с нашим оркестром серьезных солистов. Уверен, они с удовольствием проедутся по Приморью. Тем более что осенью там очень красиво.

– Каким вы видите развитие труппы?

– Развитие труппы невозможно без многих вещей. Во-первых, это конечно, репертуар, который я пытаюсь продумать таким образом, чтобы он учитывал не только интересы зрителя, но и служил стратегическому, если хотите, развитию нашего потенциала. Вот есть у нас замечательная меццо-сопрано Татьяна Макарчук из Центра оперного пения Г. Вишневской, к тому же родом из-под Владивостока. Конечно, я заинтересован в таком репертуаре, где она могла бы больше петь. Она молода, ей самое время развиваться. Или лирический тенор Алексей Костюк, приехавший к нам из Академии молодых певцов Мариинского театра с замечательным по красоте лирическим тембром. Или совсем молодая Мария Бочманова, только что окончившая Петербургскую консерваторию. Кстати, в сентябре все эти ребята отлично показали себя на выступлении в австрийском Линце, после чего директора западных театров и оперных агентств поздравили меня с такими солистами. Планируем приглашать в театр коучей по вокалу, отдельных репетиторов по произношению французского и немецкого языков. Возможно, мы сможем отправить ребят на мастер-классы в Италию. Несмотря на то, что я всегда буду рад видеть на нашей сцене приглашенных звезд, моих друзей, таких как Алексей Марков, Владимир Галузин, Наталья Тимченко и многих других, задачей номер один я считаю воспитание собственных звезд. Без этого театр как самостоятельная творческая единица невозможен.

– Вам нравится новый театр с точки зрения архитектуры?

– Он построен по последнему слову театральной техники. Западный образец, на который ориентировались его создатели, – Оперный театр Торонто, ставший образцом и для Новой сцены Мариинского театра. Неслучайно Валерий Гергиев назвал наш театр «младшим братом».

Это модель современного театра, который снаружи достаточно прост, но внутри очень функционален, наполнен техническими возможностями и достижениями инженерной мысли. У нас уникальная акустика: все, включая даже вентиляцию под креслами, сделано в соответствии с акустическим проектом. По оценке экспертов, театр вошел в десятку лучших залов России. Немецкое архитектурное бюро – один из лидеров по проектированию современных театральных зданий, сценическому оборудованию – создавало для нас механику верхней и нижней сцены. Карманы сцены идентичны размеру самой сцены, и благодаря их размеру и выдвижным площадкам мы можем монтировать декорации параллельно ходу спектакля, без перерыва. Так что если Валерий Абисалович решит сделать все «Кольцо нибелунга» без перерыва, в нашем театре он сможет себе это позволить так же, как и в своем.

– Готова ли к «Кольцу» местная публика?

– Мы хотим ориентироваться на русский классический репертуар, но без западной оперной классики, без Верди, Пуччини и Бизе мы, конечно, не обойдемся. Ставить Вагнера мы тоже когда-нибудь рискнем, это вопрос времени.

– К климату уже привыкли?

– Те, кто думают, что во Владивостоке так уж холодно, заблуждаются: город находится на одной географической широте с Сочи. Не субтропики, конечно, но все же теплее, чем в Москве или Петербурге. Насчет зимы станет ясно очень скоро – в этом году мне предстоит первая приморская зима.

Дудин Владимир
18.12.2013


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: