< №2 (129) Февраль 2015 >
Логотип

«ТАНГЕЙЗЕР» В СИБИРИ

В Новосибирском театре оперы и балета впервые в его истории поставили «Тангейзера» Вагнера. Музыкальным руководителем постановки выступил Айнарс Рубикис.

Тангейзер» в Новосибирске продолжил историю постановок Вагнера в России. За последние годы вагнеровская карта пополнилась в этой части света «Лоэнгрином» в Челябинске и «Летучим голландцем» в Екатеринбурге – оба спектакля были незамедлительно отмечены «Золотой маской». Трудно предсказать, в каком темпе продолжат осваивать наследие вдали от двух столиц, но оба примера слишком заразительны для того, чтобы этим не увлечься. И хотя новосибирский «Тангейзер» показал, что без помощи европейских певцов не обойтись (заглавную партию исполнил признанный вагнерианец – датчанин Стиг Андерсен), все же не стоит отчаиваться на пути к освоению вагнеровского космоса. В этом смысле идеальным образцом для подражания может быть Валерий Гергиев, который собрал в Мариинском театре исключительно русскую команду вагнеровских певцов.

«Тангейзер» в Новосибирске превзошел самые смелые ожидания. Спектакль в постановке Тимофея Кулябина (который вскоре после премьеры был назначен главным режиссером новосибирского театра «Красный факел») поразил с первых же кадров и не отпускал до последних, несмотря на форсированные режиссерские интерпретаторские ходы. Шедевр Вагнера стал второй оперой в режиссерской карьере Тимофея после «Князя Игоря» Бородина также на сцене Новосибирского театра оперы и балета. В «Тангейзере» 30-летний режиссер развернулся во весь рост и даже чуточку выше. Не хочется лишний раз говорить, как много сегодня появляется на оперной сцене осовремененной классики, где оперная антикварность XIX века подгоняется под современный офис века XXI, перелицовка делается ради приема и даже не столько в ущерб шедевру, сколько в ущерб массовому вкусу. Да и подгоняются эти «актуальные» смыслы чаще всего методом высасывания из пальца, лишь бы не отстать от моды. Такие постановки не производят иного впечатления, кроме сильного раздражения, к тому же в них, как правило, штамп погоняет штампом. Режиссерский театр хорош лишь тогда, когда не секвестирует смысловые слои, заложенные композитором и либреттистом, а добавляет новые, открывая неожиданные двери. Постановку «Тангейзера» в Новосибирске можно отнести именно к таким.

Оперы Вагнера любого периода творчества – отличная проверка на способность режиссера вступать в диалог с шедевром на театральной сцене, где позволено очень многое. В них нет привязанности к исторической конкретике, ибо все в них – миф. Его оперы хороши тем, что позволяют дерзким и смелым обнаруживать подчас шокирующие смысловые ассоциации. Тангейзер, как известно, – воспетый в легендах средневековый поэт, миннезингер XIII века, прославившийся своими вольнолюбивыми песнями. Вагнер взял за основу либретто самую популярную историю о встрече Тангейзера с богиней Венерой, увлекшей его в свой грот, из которого он вышел с другим взглядом на мир, приобретя мощнейший опыт его чувственного познания. На другом полюсе этого познания оказалась тяга к очищению и спасению души, представленной эпизодом паломничества в Рим ради отпущения грехов. Так или иначе, Тангейзер для Вагнера – герой, посягнувший на незыблемые каноны ради прозрений в творчестве.

Тимофей Кулябин подошел к сочинению Вагнера примерно так же, как Тангейзер – к закосневшим формам лирический поэзии своего времени. Он пересмотрел взаимоотношения действующих лиц вплоть до того, что Елизавета стала… матерью главного героя, а за компанию – и матерью Вольфрама фон Эшенбаха. Венера же (Майрам Соколова) оказалась богиней лишь… в кинопавильоне, а сам Тангейзер переквалифицировался в гениального кинорежиссера, фактически не скрывая своего прототипа в лице Ларса фон Триера. Обо всем этом и многом другом можно было узнать из очень содержательного буклета к премьере. На сцену выведен даже Христос в I акте – снимается фильм «Грот Венеры», в котором повествуется о потерянных годах Христа, по дерзкой легенде будто бы проведенных им в гроте этой искусительницы. Поэтому второй акт оперы – церемония награждения победителей на престижном кинофестивале в Вартбурге, президент которого – Елизавета!

Лирическое сопрано Ирина Чурилова стала абсолютным откровением этой премьеры, представ в облике приблизительно 60-70-летней матроны во всех подробностях (седина, морщины, тяжелая старческая походка). Но она стала откровением и как фантастически прекрасная вагнеровская дива, выросшая в Сибири. Если найдутся те, кто скажет, что Елизавета, обернувшаяся матерью, – бред, то пусть тщательнее изучат творчество Вагнера, в частности «Парсифаль», где в Кундри соединились ровно те же черты, что в Венере и Елизавете. Еще одним открытием новосибирского «Тангейзера» стал Павел Янковский в партии Вольфрама. Первую часть партии Тангейзера в костюме Иисуса (так решил режиссер – не Вагнер) спел латыш Андрис Людвигс, чем поберег Стига Андерсена для остальной части партии. Ну и никакого Вагнера в Новосибирске не случилось бы, если бы не молодой дирижер, которому дано очень многое, которому открываются те самые бездны и которой просто великолепный музыкант, – латыш Айнарс Рубикис. 

Фото Виктор Дмитриев

Дудин Владимир
28.02.2015


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: