< №2 (129) Февраль 2015 >
Логотип

В ПЛЕНУ ВОКАЛЬНЫХ СТРАСТЕЙ

Имя Аниты Рачвелишвили, карьера которой на ведущих оперных сценах мира развивается семимильными шагами, до недавнего времени российским меломанам было известно лишь заочно, но первый же оркестровый рецитал молодой грузинской певицы в Москве, состоявшийся 23 декабря на сцене Концертного зала им. П.И. Чайковского, произвел подлинный фурор

На фоне тенденции нашего времени, когда тип меццо-сопрано как певческого голоса явно обмельчал и зачастую за меццо себя выдают латентные сопрано, А. Рачвелишвили действительно поражает мощью, глубиной и страстной темпераментностью своей природной вокальной фактуры. Ее голос плакатно выразителен, но в то же время умеет быть и нежным, и лиричным, и проникновенно чувственным. Программа русских, итальянских и французских оперных арий, представленная в Москве, богатую палитру голоса певицы показала во всем великолепии.

Французский пласт выдался самым обширным: он начался с хабанеры и уже в качестве биса закончился сегидильей из «Кармен» Бизе. Хрестоматийные фрагменты этой оперы в исполнении Рачвелишвили поражают тонкой изысканностью стиля и высочайшим мастерством драматической аффектации. Партия Кармен и принесла певице международную известность: ею в 2009 году Анита триумфально открыла сезон в «Ла Скала» – ее звездным Хозе был Йонас Кауфман, а за дирижерским пультом стоял маэстро Даниэль Баренбойм. В партии Кармен Рачвелишвили сделала ряд важных дебютов и на других сценах, в том числе в Нью-Йорке и Берлине, Сиэтле и Мюнхене, Лондоне и Риме, Сан-Франциско и Турине, на античных подмостках веронской «Арены».

Этому предшествовали годы учебы в Тбилисской консерватории, выступления в небольших ролях на сцене Тбилисского театра оперы и балета, а также двухлетнее совершенствование в Милане: престижнейшая Академия «Ла Скала» стала главным трамплином  для международной карьеры певицы. Ее нидерландский дебют в «Концертгебау» ознаменовался исполнением партии коварной филистимлянки в «Самсоне и Далиле» Сен-Санса. Мы же услышали знаменитую третью арию Далилы: этот гимн любви, исполненный с мягко обволакивающей, неспешно усыпляющей чувственностью, стал восхитительным подарком меломанским сердцам.

Затем в драматически насыщенной сцене с письмами из последнего акта «Вертера» Массне были продемонстрированы проникающие в душу страдания Шарлотты. Французский певческий шарм рождал эстетическое переживание, но через красоту музыки властно передавалось большое искреннее чувство, раскрывая психологически уязвимый, хрупкий и беззащитный мир главной героини. Это было поистине восхитительно!

Пожалуй, главной изюминкой французского блока стало исполнение редко звучащих в наших залах речитатива и финальных стансов Сафо из одноименной оперы Гуно, сюжет которой основан на (недостоверной с современной точки зрения) истории несчастной любви древнегреческой поэтессы к паромщику Фаону, ставшей причиной ее самоубийства. Чарующий мелодизм предсмертного номера главной героини, его тонкая и в тоже время невероятно сильная просветленная патетика удались певице превосходно!

Две разноплановые пьесы вслед – экспрессивная, в духе «изысканного веризма» ария Принцессы де Буйон из оперы Чилеа «Адриенна Лекуврер» и «Песня о фате» из «Дона Карлоса» Верди – показали, что и крепкие итальянские страсти, и восхитительные колоратурные пассажи одинаково подвластны певице.

Русский репертуар был представлен выходной песней Любаши из «Царской невесты» Римского-Корсакова и каватиной Кончаковны из «Князя Игоря» Бородина. Первую из этих партий А. Рачвелишвили исполнила на сцене Берлинской государственной оперы, а вторую – в нью-йоркской «Метрополитен-опера». В психологически глубокой интерпретации певицы героини русских опер ничуть не уступали итальянским и французским, но особенно запала в душу первая песня Любаши – номер, который нечасто услышишь в концертах.

Анита Рачвелишвили выступала с оркестром «Новая Россия» под управлением Лучано Акочеллы – итальянского дирижера, уже знакомого нам по филармоническим проектам. Найти общий язык и с музыкантами, и солисткой ему удалось довольно легко. Симфонические пьесы вечера включили в себя полонез из «Евгения Онегина» Чайковского, увертюру к «Луизе Миллер» Верди, прелюдию из Сюиты № 1 из музыки Бизе к драме А. Доде «Арлезианка», интермеццо из «Манон Леско» Пуччини и «Вакханалию» из «Самсона и Далилы» Сен-Санса. И здесь – тот же русско-итало-французский набор с превалированием французской составляющей, но именно она и составила основную привлекательность всей программы, а первый концерт абонемента этого сезона «Звезды мировой оперы в Москве» завершил год на впечатляюще высокой ноте.

Корябин Игорь
10.02.2015


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: