< №10 (158) Октябрь 2017
Логотип

ФИРМЕННЫЙ ВАГНЕР ГЕРГИЕВА

В Москве труппа Мариинского театра не исполняла Вагнера давно, и «Золото Рейна» в Концертном зале имени П.И. Чайковского вновь показало, как мастерски она умеет это делать!

В оперное русло Вагнера сегодня влилось новое поколение солистов Мариинки, прекрасно справляющихся с вокально-драматическими задачами этой музыки, и, по словам Валерия Гергиева, идея исполнить в Москве «Золото Рейна» состояла в том, чтобы представить певцов именно в вагнеровском амплуа, хотя многих из них мы хорошо знаем уже давно.

Высадка мариинского десанта как всегда привлекла повышенное внимание, и после более чем двух с половиной часов нон-стоп звучания «божественных длиннот» публика была практически погружена в сильный гипнотический транс: когда стихли последние аккорды, музыка продолжала звучать на уровне подсознания, ощущения, что ее было слишком много, не возникло ни на миг.

Оркестр в операх Вагнера – мощный фундамент, на котором выстраиваются линии всех персонажей, сцен-картин и симфонических фрагментов, скрупулезно «закольцованных» в единое целое. «Золото Рейна» не исключение. В звучании оркестров австро-немецкой традиции вагнеровская ткань, как правило, – идеально чистое, рафинированно гладкое, но при этом заведомо плотное и прочное музыкальное полотно. На контрасте с этим под медитативными пассами Валерия Гергиева вагнеровская оркестровая фактура напоминала мягкий бархат с «воздушными» складками эмоциональных оттенков и нюансов, что придавало музыке особый объем и по-новому раскрывало ее психологическую глубину.

Первое представление «Золота Рейна», четыре картины которого традиционно принято исполнять без перерыва, состоялось 22 сентября 1869 года в Мюнхене, а впервые в составе тетралогии – 13 августа 1876 года на первом фестивале в Байройте. Как известно, в числе персонажей оперы людей нет – действуют боги, нибелунги, великаны и русалки. Именно из золота, украденного у русалок, нибелунгу Альбериху ценой отречения от любви удается сковать кольцо власти. И хотя бог огня Логе обещал вернуть кольцо русалкам, виды на него есть и у верховного бога Вотана, что и образует пружину действия. Известно также, что в реформаторских музыкальных драмах Вагнера уже нет номерных структур, но сцену проклятия кольца тщеславным и коварным Альберихом так и хочется назвать «номером один».

Это центральный смысловой акцент всего гигантского пролога «Кольца нибелунга», предваряющего события трех вечеров. Для выразительно-музыкального драматического баритона Владислава Сулимского Альберих – первая вагнеровская роль, и ее трактовка – самое сильное и внушительное открытие московского исполнения. Бас Евгений Никитин, певец с яркой актерской индивидуальностью и узнаваемым благородством вокального почерка, в стихии Вагнера давно уже ощущает себя, словно в своей вотчине, и его роскошная во всех отношениях интерпретация партии Вотана – еще одно неоспоримое тому свидетельство.

Наконец, основная пружина сюжетной интриги предвечерья – хитрый и находчивый Логе, способный извлечь выгоду из всего на свете. Его исполнитель, замечательный тенор героико-романтической фактуры Михаил Векуа, в музыке Вагнера также не новичок, и «Золото Рейна» – один из удачнейших дебютов певца на сцене Мариинского театра, солистом которого он является с 2013 года. В характерной партии Миме (брата Альбериха) запоминающуюся вокальную картинку создает тенор Андрей Попов. Из пары басов в партиях великанов впечатляет только Юрий Воробьев (Фазольт), а резонирующе зычное, но бесплотное звучание Павла Шмулевича (Фафнер) воспринимается лишь номинативно. В паре исполнителей богов грома (Доннер) и света (Фро) вполне удачны работы и первого (бас Илья Банник), и второго (тенор Дмитрий Воропаев).

Очаровательна тройка дочерей Рейна (сопрано Жанна Домбровская и два меццо-сопрано – Юлия Маточкина и Екатерина Сергеева). Сопрано Оксана Шилова изящно и со вкусом примеряет на себя небольшую партию Фрейи. В общую палитру музыкально-симфонического восторга индивидуально-яркие вокальные краски, конечно же, вносит и другая пара меццо-сопрано – именитая Екатерина Семенчук в партии Фрикки и хорошо известная меломанам Анна Кикнадзе в единственном эпизоде-выходе Эрды в финале.

Корябин Игорь
31.10.2017


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: