< №6 (155) Июнь 2017
Логотип

ЮЛИЯ ЛЕЖНЕВА: И МОЛОДОСТЬ, И ОПЫТ

Латинское a priori буквально означает «известное заранее», поэтому проникнуться смыслом названия международного фестиваля «Опера априори», обретенного Москвой, сложно. Зато звучит красиво. И если в подобном русле пойдет и дальше – каждый месяц с февраля по июнь по одному концерту такого же уровня и значимости, как открытие цикла, – то в море уже существующих фестивалей новый не затеряется.

Первый же концерт под названием «От барокко до Моцарта», в котором молодая, но уже всемирно известная певица Юлия Лежнева выступила в сопровождении камерного оркестра «Musica viva» под управлением Александра Рудина, дает для оптимизма все основания. При этом в памяти меломанов, несомненно, свежи и впечатления от предыдущей барочной сказки, в которую Ю. Лежнева, выступив в сопровождении ансамбля Il Giardino Armonico, пригласила слушателей еще на «Декабрьских вечерах» 2012 года. И пусть многое из нынешней программы в исполнении певицы было уже знакомо, новая «зимняя сказка» оказалась не менее волшебной. За это время голос исполнительницы, всегда поющей исключительно музыку, а не просто ноты, всегда ведущей разговор со слушателями на языке искренности и молитвы души, ощутимо приобрел еще большее драматическое наполнение, еще бoльшую чувственную глубину. При этом аккомпанемент оркестра «Musica viva» с точки зрения стиля, искусства «плетения» барочного музыкального кружева итальянскому коллективу нисколько не уступал.

Начав выступление с двух номеров Вивальди, в первом из них, виртуозной арии Констанцы «Agitata da due venti» из оперы «Гризельда», Юлия Лежнева с новой силой покорила публику природной, поистине уникальной подвижностью своего голоса. Точность вокальной отделки, филигранность рулад и тончайших колоратурных пассажей заставили буквально обратиться в слух и ощутить биение собственного сердца. Это был тот типично яркий и показательный образец арии di bravura, который, несмотря на противоречивые чувства, раздирающие душу несчастной Констанцы, мечущейся в водовороте запутанного противостояния ее царственных родителей, дарил слуху ощущение подлинно живого, эмоционально яркого праздника.

В качестве вокальной зарисовки совсем иного рода – воздушно легкой и пленительно грациозной – прозвучала ария Ипполиты «Zeffiretti che sussurate» из оперы «Геркулес в Термодонте». С помощью этого восхитительного номера Вивальди создал в своем сочинении контраст выпукло ярким вокальным краскам, которыми выписан образа грозной повелительницы амазонок Антиопы, главной антагонистки Геркулеса. Музыкальному портрету Ипполиты, сестры Антиопы, присущи черты таинственной поэтичности, ее душу, полную светлого романтического чувства, певица раскрывала в этот вечер с большой непосредственностью, почти по-детски искренне. И в этом была особая чарующая прелесть.

В пандан к арии прекрасной Роксаны «Brilla nell’alma» из оперы Генделя «Александр» – еще одной арии di bravura, память о великолепном исполнении которой меломаны хранят со времен концерта Лежневой на «Декабрьских вечерах», – в первый вечер нового фестиваля прозвучал и другой сольный фрагмент из партии этой же героини. Речитатив и арию «Solitudine amate … Aure, fonti, ombre gradire» отличала благородная лирическая мелодика, так что в отнюдь неодноплановый вокальный портрет Роксаны, пассии Александра Македонского, еще один номер добавил много новых красок. Он же элегантно перекинул мостик от барокко к классицизму Гайдна и Моцарта.

После двух барочных инструментальных опусов – увертюры к «Коронации Дария», еще одной «экзотической» опере Вивальди, и одного из известнейших кончерто гроссо Генделя (№ 5) – Симфония № 49 Гайдна стала прицельно точно проведенной оркестровой «арт»-подготовкой к финальному аккорду вечера: исполнению мотета Моцарта «Exsultate, jubilate». Барочная традиция еще, конечно, жива и в этом классически скроенном сочинении, написанном в 1733 году для известного итальянского кастрата Венанцио Рауццини, однако моцартовский стиль уже более строг и прост. Диковинкой для наших концертных залов этот мотет, пожалуй, и не назвать, но он все же удивил безупречно аутентичным погружением в XVIII век. И если в виртуозно-бравурных обрамляющих частях мотета царил «праздник ликования», то центральное анданте «Tu virginum corona», одно из самых захватывающих моцартовских кантабиле, Юлия Лежнева наполнила подлинно драматической гаммой оттенков и чувств с какой-то экстатической силой...

Не менее впечатляюще на бис прозвучали еще два «хита» из репертуара исполнительницы – ария «Son qual nave ch’agitata» (вставная виртуозная ария, написанная для Фаринелли его братом Риккардо Броски) и нежнейшая лирическая ария «Lascia la spina» из оратории Генделя «Триумф Времени и Разочарования». Одним словом, начало блистательному параду звезд на фестивале «Опера априори» положено. Впереди – встречи с Ильдико Комлоши, Йонасом Кауфманом, Стефани д’Устрак и Суми Чо.

Корябин Игорь
17.03.2014


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии:

Гость | 27.03.2016 13:28

Спасибо!!!

Ответить

Гость | 27.03.2016 13:28

Спасибо!!!

Ответить