< №1 (150) Январь 2017 >
Логотип

Дебюты мастеров

Большому театру удалось собрать звездный состав на декабрьских показах «Дона Карлоса»

«Дон Карлос» вернулся в репертуар Большого театра в 2013-м – в год крупного вердиевского юбилея. Эта опера не была здесь частой гостьей, но пожаловаться на слабые вокальные составы не могла никогда. Качество ее первого появления в этих стенах в 1876 году гарантировала роскошь голосов Московской итальянской оперы, среди которых – Андреа Марини, Мариано Падилла и, конечно же, великая Тереза Штольц. Первое русское обращение к партитуре, случившееся в революционный 1917 год, овеяно легендарными именами уже отечественных певцов – Фёдора Шаляпина, Ксении Держинской, Василия Петрова.

По-настоящему в Большой театр «Дон Карлос» пришел в 1963-м — та постановка продержалась в репертуаре четверть века, и в ней певали лучшие вокалисты советской эпохи: Иван Петров, Анджапаридзе, Милашкина, Архипова, Образцова, Авдеева, Огнивцев, Ведерников, Нестеренко, Эйзен, Атлантов, Мазурок, Калинина, Раутио, в ней с удовольствием выступали зарубежные гастролеры самого высокого ранга, такие как Гяуров, Кабайванская, Бамбри, Талвела. И на премьере 2013-го «Дона Карлоса» отличал безусловно интересный состав – Дмитрий Белосельский, Андреа Каре, Мария Гулегина, Вероника Джиоева.

Декабрьская серия спектаклей обещала стать вечером звездных дебютов, когда в Большом впервые должен был петь квартет знаменитых соотечественников, а также вновь, как и на премьере трехлетней давности, зарубежный тенор в титульной партии. Увы, главный дебют вечера не состоялся: Дмитрий Хворостовский по состоянию здоровья был вынужден отменить свое выступление всего за несколько дней до события. Конечно, это весьма грустное обстоятельство, ибо дебют знаменитости в Большом театре по разным причинам откладывался слишком долго. Конечно, Хворостовский выходил на сцену Большого не раз – когда-то пел дуэтный концерт со звездой русского зарубежья Натальей Троицкой, много позже участвовал в гала (на открытии Исторической сцены после реконструкции в 2011-м, на 75-летии Елены Образцовой в 2014-м), но спектаклей, оперных партий целиком еще не исполнял. Известно, что вердиевские роли удаются Хворостовскому особо, поэтому из-за его отсутствия в спектакле «Дон Карлос», казалось, полноценного праздника не будет. Но Большой обеспечил достойную замену – партию Маркиза ди Поза исполнил солист театра Игорь Головатенко, певший премьеру 2013 года: и тогда, и сейчас он выступил очень удачно.

Четыре других дебюта, к счастью, состоялись. Ильдар Абдразаков, покоривший все сцены мира, превосходно сыграл грозного и одновременно надломленного короля Филиппа: его вокал был тонко нюансирован, фразировка выразительна, сценическая игра запоминающейся, однако при всех достоинствах актерская составляющая выступления оказалась выше собственно вокальной. Международно известная звезда Театра Станиславского и Немировича-Данченко Хибла Герзмава предстала величественной Елизаветой с ясным и чистым звуком, особенно красивым на середине и внизу диапазона. Не всегда идеальным оказались верхние ноты, которым порой было присуще чрезмерное вибрато; в то же время фирменное пианиссимо Герзмавы в партии нежной, меланхоличной, страдающей королевы доставило мгновения истинного счастья.

Екатерина Губанова, живущая и успешно строящая карьеру за рубежом, понравилась менее других: напряжение в верхнем регистре и не вполне масштабное звучание для того, чтобы соответствовать залу Большого, делали ее Эболи несколько мелковатой, нехаризматичной персоной, что особенно проявилось в «хитовой» арии O don fatale. В то же время более лирические эпизоды – например, песенка о фате, где нужно продемонстрировать не столько мощь, сколько гибкость голоса, – удались значительно больше.

Американский грек Димитриос Питтас оказался органичным по образу Карлосом: нервическим, неуверенным в себе, несколько суетливым. При этом его вокал был более чем добротен: голос не поразил гедонистической красотой, однако оказался ярким и без проблем справляющимся с диапазоном.

Из команды Большого, помимо спасшего вечер Головатенко, стоит выделить впечатляющий по мастерству и эмоциональной глубине вокал Петра Мигунова (Великий инквизитор), изящное пение Русланы Коваль (Тибо) и бесподобное ангельское звучание Ольги Кульчинской (Голос с неба в сцене аутодафе). «Мягкую силу», когда спектакль собран и динамичен, но звучит по-женски трепетно, демонстрировала канадская маэстрина Кери-Линн Уилсон, уверенно совладавшая как со знаменитыми солистами, так и с хоровыми и оркестровыми массами.

О постановке Эдриана Ноубла можно лишь сказать, что за три прошедших года она ничуть не потускнела и тем более не обветшала. Это по-прежнему красивый исторический спектакль, не лишенный абстрактности и метафоричности при всем реализме и конкретности визуального образа. В хорошем смысле слова это современный большой стиль, одинаково импонирующий и исполнителям, и публике.

Фото Дамира Юсупова

Матусевич Александр
31.01.2017


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: