< №3 (141) Март 2016 >
Логотип
ВЕСТИ С ДНЕПРА

КИЕВСКИЙ КОРСАКОВ

Оперы Н.А. Римского-Корсакова попрежнему популярны на Украине

Произведения русских авторов продолжают занимать немалое место в киевских театрах, и хотя присутствие в музыкальных афишах западноевропейской классики – наряду с возрастанием роли собственно украинского репертуара – заметно усилено, за русскими операм и балетами все еще сохраняются важные позиции. Это касается не только всемирно популярных произведений Чайковского. Например, сочинения Римского-Корсакова – автора, не слишком обласканного театральной практикой вне России, представлены в Киеве весьма репрезентативно. В репертуаре Национальной оперы им. Т.Г. Шевченко в течение многих последних сезонов присутствовали «Царская невеста» и «Шехеразада», а с недавних пор к ним присоединилась «Сказка о царе Салтане». Эта же опера издавна идет на сцене второго киевского оперного дома – Театра оперы и балета для детей и юношества, кроме нее здесь есть еще три оперы самого плодовитого из кучкистов – «Моцарт и Сальери», «Майская ночь» и поставленная к последнему юбилею Гоголя «Ночь перед Рождеством». Где как не в Киеве играть эту замечательную «быль-колядку», напоенную невероятно колоритной малороссийской поэтикой? Вместе с «Майской ночью», с «Сорочинской ярмаркой» Мусоргского и «Черевичками» и «Мазепой» Чайковского она входит в квинтет выдающихся классических опер, в которых с талантом и любовью нарисованы яркие картины южнорусской действительности. Бытописательство, фольклорное начало, как известно, Римскому-Корсакову удавались особенно, равно как и сказочное, фантастическое, которое также не просто присутствует в «Ночи перед Рождеством», но, по сравнению с повестью Гоголя, усилено многократно.

«Салтан», в сюжете которого Пушкиным переплетены разные мотивы общеславянской сказочности, по сути – история киевская. Хотя столь любимая Римским-Корсаковым морская тематика изрядно в ней наличествует, осевой маршрут, связывающий тьмутараканский двор титульного владыки (историческая Тьмутаракань находилась на краю древнерусского мира в непосредственном соприкосновении со Степью) и славянский остров Буян (исследователи видят его прототип в Руяне полабских славян – нынешнем немецком острове Рюгене в южной Балтике) – знаменитый речной путь «из варяг в греки», узловым центром которого был древний Киев.

Сказки Римского-Корсакова – это всегда глубокие и многогранные произведения, где в форме поэтического иносказания излагаются серьезные идеи, ставятся мировоззренческие вопросы. Непростой, часто едкий юмор, стилизованная под старину речь в сочетании с изысканным музыкальным языком делают восприятие этих сказок не таким уж легким. Ставить их как детские утренники – а такая традиция укоренилась у нас с советских времен, – проблематично: из-за существенных купюр неизбежны досадные потери и в смысловом, и в чисто музыкальном отношении, а что они таким образом станут понятнее подрастающему поколению и его интерес удастся удержать, – не факт.

Детский музыкальный театр, каковым по репертуару и целевой аудитории является Киевский театр оперы и балета для детей и юношества, искренне стремится и потери минимизировать, и одновременно оперу для своей публики адаптировать – сделать короче, динамичнее, обыграть совсем недетские сцены (например, лихой флирт любвеобильной Солохи сразу с четырьмя кавалерами). В целом у него это получается: «Ночь перед Рождеством» – спектакль живой, с игривым юмором, добрый и светлый. Художник-постановщик Людмила Нагорная нашла интересный визуальный образ действа: плетеные корзины, из которых сложено и массивное дерево – очевидная доминанта постановки, ими же декорирован протянувшийся от кулисы к кулисе мост, «обеспечивающий» различные чудеса (сбор небесных светил Солохой и Чертом, полет Вакулы в Петербург и пр.), под корзинами же прячутся персонажи, коим необходимо по сюжету, например, ретироваться со сцены, наконец, плетни используются и по своему прямому назначению – как легко узнаваемые деревенские ограждения, характерные для Украины. Ярки и выразительны костюмы героев, дающие запоминающийся образ традиционного малороссийского села.

Режиссер Лариса Моспан-Шульга добивается стремительности, кинематографичности в развитии сюжета разными способами – гармоничными мизансценами, быстрой сменой декораций между картинами и заполнением кратких перерывов забавными инсценировками-интермедиями, вовлечением в действо всего зала (парубки и дивчины у нее выходят колядовать прямо в публику). Мешки, в которые Солоха поочередно прячет ухажеров, обычно остаются на сцене недвижимы, но у Моспан-Шульги их обитатели продолжают участвовать в спектакле, выглядывая из своих укрытий, перемещаясь по сцене, подмигивая залу и воруя вареники друг у друга, вызывая ответную бурную реакцию маленьких зрителей. В сцене Пацюка вареники действительно сами запрыгивают в рот казаку: зал сотрясается от хохота и аплодисментов.

Сюжет прочитан абсолютно классически – по Гоголю и Римскому-Корсакову, без каких бы то ни было отступлений и неоправданных новаций. Сохранена и российская тематика: во время полета Вакулы верхом на Черте на заднике появляются контуры Петропавловской крепости, занавес «екатерининской» картины украшает огромный двуглавый орел, а сама Царица предстает доброй, заботливой и справедливой властительницей, помогающей Вакуле обрести личное счастье.

Качество музыкального исполнения в детском театре оставило приятное впечатление: в общем-то не самая простая партитура, полная тонких нюансов и почти модерновых композиционных «заковык», спета и сыграна эмоционально, ярко и весьма корректно с точки зрения следования авторскому тексту. Отличное звучание демонстрировал хор (хормейстер Анжела Масленникова) – слитное, мощное, сочное. Профессионально, без огрехов играл и оркестр (дирижер Сергей Голубничий). Вокальное благополучие труппы было вполне ожидаемо: Украина всегда славилась голосами, и сегодня ситуация, судя по всему, остается такой же. Тембристое, чувственное меццо Любови Канюки отлично передавало характер кокетливой Солохи. Шикарны все как на подбор низкие мужские голоса – Сергей Макиенко (Чуб), Николай Ильченко (Голова), Александр Харламов (Панас), Вячеслав Стрелков (Пацюк). Наталья Пелых спела Оксану в традициях советского колоратурного пения – голосом звонким, немножко плосковатым, несколько легковесным для этой партии. Очень удачны оба характерных тенора – Сергей Шаповал (Черт) и Анатолий Гурин (Дьяк), в целом справился с партией и обладатель плотного тенора Евгений Шептекита (Вакула), хотя пару раз на крайних верхних нотах он испытывал затруднения.

«Салтан» в Национальной опере также максимально адаптирован для детского восприятия: в спектакле немало купюр, а основная нагрузка – на визуальное впечатление, просто шокирующее по силе воздействия. И здесь, конечно, очевидно, что у первого киевского музыкального театра в этом плане возможности впечатляющие. Давно не приходилось видеть столь колористически богатого, «разноцветного» спектакля, где сказка подана с откровенностью нарядного ярмарочного лубка. Художник Мария Левитская создала живописные декорации, практически не повторяющиеся из картины в картину. Иначе как пиршеством для глаз невозможно назвать костюмы солистов и хора – подробные, богатые, выразительные, запоминающиеся, цветовой гаммой и конфигурацией подчеркивающие и статус, социальное положение, и характер того или иного персонажа. Огромна роль мультипликации: именно с ее помощью на заднике возникает и бушующее море, несущее бочку с царицей и царевичем, и выход белки с «производством» бесценных орехов, и явление грозных богатырей во главе с дядькой Черномором.

Режиссура Анатолия Соловьяненко классична в своей основе: проста, лаконична и полностью отвечает духу музыкального произведения. Умело разведены массовые сцены спектакля, герои, логикой повествования помещенные в центр того или иного эпизода, выведены в зону авансцены, что облегчает им донесение музыкального текста до публики. Режиссура исключительно удобна для вокалистов, актерские задачи которых не входят в противоречие с задачами музыкальными, певческими, что встречается в современном оперном театре не так уж часто. Итоговое впечатление от этого «Салтана» – встреча со старой доброй сказкой, словно привет из далекого детства, но при этом работа выполнена на современном технологическом уровне, с учетом сегодняшних требований к визуальному наполнению спектакля.

Певческое благополучие Украины с еще большим блеском было подтверждено в роскошном зале Киевской оперы: красивые, звучные голоса многочисленных солистов густонаселенной корсаковской оперы оставили отрадное впечатление. Особенно хотелось бы выделить звонкий, легко заполняющий зал тенор Дмитрия Кузьмина (Гвидон), изящную колоратуру Ольги Фомичевой (Лебедь), великолепные характерные работы Александра Дяченко (Старый дед) и Сергея Скубака (Скоморох), зычный баритон Александра Мельничука (Гонец). Свести воедино партитуру удается хрупкой женщине с железной волей – дирижерская палочка Аллы Москаленко блестяще «разруливает» сложную оперу, проводя ее динамично и выразительно.

Фото предоставлено пресс-службой Национальной оперы Украины имени Т.Г. Шевченко

Матусевич Александр
30.03.2016


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: