< №12 (116) Декабрь 2013 >
Логотип

МИЛАНСКАЯ ФАНТАЗИЯ НА ТЕМУ ВЕРДИ

Камерный оркестр театра «Ла Скала», вновь приехавший в Москву этой осенью, в последний раз был здесь год назад. Столь скорое возвращение коллектива приятно удивило, ибо отрезок времени между его прошлогодним и более ранним визитами составил три года. Два нынешних вечера миланских камеристов в Концертном зале им. П.И. Чайковского были закономерно посвящены юбилею Верди – композитора, имя которого навечно вписано в летопись главного музыкального театра Италии.

Говорят ли вам что-нибудь имена таких композиторов-современников Верди, как Антонио Мелькиори, Джованни Аволио, Луиджи Манчинелли, Камилло Сивори или Антонио Баццини? Большинству, уверен, ничего (хотя скрипачи обязательно вспомнят знаменитейший «Танец эльфов» Баццини). Причина, по которой эти композиторы вошли в вердиевскую программу московских концертов миланцев, проста: все они писали фантазии на темы опер Верди для солирующих струнных инструментов с оркестром – скрипки, виолончели или для скрипки и виолончели как для двух солистов.

С десяток итальянских музыкантов, прекрасно справившихся без дирижера, представили публике фрагменты до боли знакомых опер – «Риголетто», «Фальстаф», «Дон Карлос», «Аида», «Отелло», «Трубадур» и «Травиата» – в непривычно легком, если не сказать легковесном формате. Сделали они это изящно, но все же переложения-фантазии невозможно воспринимать на уровне серьезности, подобающей серьезности подлинников Верди. Для вердиевской драмы непременно нужен большой оркестр и за редким исключением большие и сильные голоса. Даже фрагменты интимно-камерй по своему сюжету «Травиаты» в переложении для камерного оркестра выглядят, конечно, явным компромиссом. И все же за два концерта именно «Травиате» повезло гораздо больше других. Во-первых, потому что в существенно большей степени она была озвучена вокально (речь в данном случае лишь о партии Виолетты). Во-вторых, потому, что озвучена была одной из интереснейших итальянских певиц – Кармелой Ремиджо.

Легкое лирическое сопрано Кармела Ремиджо стала единственной солисткой первого дня. Счастливая звезда певицы взошла в 1992 году после победы на Международном вокальном конкурсе Лучано Паваротти в Филадельфии. Сегодня Кармела выступает практически во всех ведущих театрах Италии, ее голос звучит на летних фестивалях в Мачерате и Пезаро, в Лондоне, Лозанне, Лос-Анджелесе. Кроме основных сольных фрагментов партии Виолетты, включая арии из первого и последнего актов, в ее исполнении прозвучали «Песня об иве» и «Ave Maria» из «Отелло» (Дездемона), а также «Болеро» из «Сицилийской вечерни» (Елена). И эти номера показали, что голос Кармелы Ремиджо явно не обладает достаточной спинтовостью и крепкостью нижнего регистра, хотя общий уровень вокальной культуры певицы весьма высок. Там, где на первом плане были колоратура и голосовая подвижность, проступали убедительность и уверенность. Там, где требовались драматические вокальные краски и развитый жний регистр, ощущался недобор выразительной фактурности. Нон-стоп из «Травиаты», вобравший в себя и оркестровые эпизоды, занял все второе отделение. При этом с номером на бис, которым при отсутствии тенора и хора стала «Застольная» из «Травиаты», поступили одновременно иронично и безоглядно смело, поручив партию тенора… фаготу. Смех да и только! Однако на подобные развлечения публика ведется охотно – номер прошел на ура.

Фантазия на тему из оперы «Риголетто» стала единственной пьесой, прозвучавшей в первый день без солиста, – в переложении для камерного ансамбля. Второй день познакомил с двумя весьма достойными солистами-инструменталистами – скрипачом Франческо Манарой и виолончелистом Массимо Полидори, но из всей достаточно однообразной цепи инструментальных фантазий на оперные темы всерьез заинтересовали лишь две пьесы. Это сочинения К. Сивори («Трубадур») и А. Баццини («Травиата»).

Корябин Игорь
18.12.2013


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: