< №10 (169) Октябрь 2018 >
Логотип

ПОД СВОДАМИ АКАДЕМИИ ЛИСТА

III Международный конкурс вокалистов Евы Мартон, прошедший в Будапеште с 10 по 16 сентября, с новой силой подтвердил значимость своего молодого пока еще бренда

Для Академии Листа этот конкурс – во всех отношениях счастливое и любимое детище. В нынешнем году международное жюри, в составе которого, как всегда, – певцы, вокальные педагоги и представители мирового оперного менеджмента, а во главе – выдающаяся дива, венгерская певица-сопрано Е. Мартон, подводило итоги в два этапа. I, II и III премии, приз зрительских симпатий и две спецпремии (от Венгерской академии искусств и от Академии Листа) вручались после финала, а Гран-при и спецпризы – на следующий день после гала-концерта.

Из 60 участников отборочного тура до полуфинала дошли 23, до финала – 13. Отрадно, что и на этом конкурсе довелось встретиться с прекрасными по фактуре (хотя не всегда безупречными в плане стиля и техники) молодыми голосами. Заметки основаны на впечатлениях от полуфинала и финала, так что имя обладателя Гран-при (хотя сюрпризом оно и не стало) пришлось узнать постфактум. Это лирический тенор Галеано Салас, официально представлявший две страны (США и Мексику). Он же завоевал и приз зрительских симпатий. По выбору Е. Мартон премия Венгерской академии искусств ушла к одной из финалисток, венгерской сопрано Илдико Медиморец, а приз Академии Листа (возможность участия в мастер-классе Е. Мартон) – к не прошедшему в финал, но весьма перспективному украинскому лирическому тенору Назару Тацишину.

К полуфиналу в раскладке соревнующихся голосов было 11 сопрано и по 4 меццо-сопрано, тенора и баритона, в финал вышли 6 сопрано, 3 меццо, 3 баритона и 1 тенор, который и получил Гран-при. И если на прошлом конкурсе белорусский бас А. Рославец взял Гран-при на волне подлинной вокальной зрелости и профессионализма, то Гран-при, врученный Г. Саласу, – пока аванс, требующий подтверждения в будущем, но все шансы для этого у певца есть. Эти обладатели Гран-при являются и обладателями приза зрительских симпатий. А. Рославец завоевал его артистизмом, стилистическим и техническим погружением в образы каждого персонажа, арии которых он представил, а Г. Салас в каждом из спетых номеров брал исключительным человеческим обаянием, так что уже после полуфинала не оставалось сомнений, что и Гран-при, и приз зрительских симпатий уйдут к этому наиприятнейшему сладкоголосому вокалисту.

Его звучание довольно масштабно, полетно, с хорошими верхами, но некая «рыхлость» тембра, «резонированность» звуковедения в ущерб кантилене еще не убеждают в полной мере. При всем своем безграничном обаянии французскую музыку Массне и Гуно этот исполнитель поет пока вне стиля, с итальянским «надрывом», но тонкой экспрессии в арии Рудольфа из «Богемы» Пуччини недобирает, а в арии Эдгара из «Лючии ди Ламмермур» бельканто Доницетти пережимает «звучком».

Лауреат I премии, монгольский баритон Бадрал Чулуунбаатар молод, но уже вполне опытен. Этому сугубо драматическому голосу свойственна силовая манера звучания, но, как ни странно, он всегда работает в ней непринужденно, естественно, даже изящно! Так что в двух роскошно исполненных им ариях его родного драматического амплуа – прологе из «Паяцев» Леонкавалло и арии вердиевского Риголетто - певец производит поистине ошеломляющее впечатление! Вместе с тем роскошная кантилена баритона из Казахстана Расула Жармагамбетова, певца вдумчивого и музыкально тонкого, в ариях Ренато из «Бала-маскарада» Верди и Елецкого из «Пиковой дамы» Чайковского впечатляет не меньше! Лауреатом он не назван, но это тот случай, когда жюри пришлось делать «драматически непростой» выбор между такими разными, но в равной степени сильными конкурсантами.

Та же ситуация и с тембрально фактурной, техничной украинской меццо-сопрано Валентиной Плужниковой, покорившей стилем бельканто в ариях Изабеллы из «Итальянки в Алжире» Россини и Леоноры из «Фаворитки» Доницетти, но II и III премии достались сопрано. Одна из них – Жужанна Адам: эта венгерская певица лирико-драматического амплуа – благодатнейшее озарение конкурса! Драматически ярко и одновременно изысканно, элегантно певица покоряет арией Маддалены из «Андре Шенье» Джордано, но образец ее высшего вокального пилотажа – ария Леоноры из последнего акта «Силы судьбы» Верди. Душевностью и теплотой в ариях Чио-Чио-сан из «Мадам Баттерфляй» Пуччини и Елизаветы из «Тангейзера» Вагнера, внося в них свежесть живого, трепетного чувства, глубоко цепляет и лирико-драматическая сопрано из Китая Чен Йибао.

Если лауреатство Ж. Адам (II премия) зиждется на прочном фундаменте мастерства, то россиянки Юлии Музыченко (III премия) – на природном шарме, прекрасных вокальных данных и… огромной сцене сумасшествия Лючии ди Ламмермур. Самый длинный номер финала слушать было довольно приятно, но стиль бельканто полновесно в нем так и не восторжествовал: количество в качество пока еще не переходит. «Дежурный» вальс Мюзетты из «Богемы» удается ей намного лучше.

Как и победа Ю. Музыченко, премия Венгерской академии искусств, присужденная И. Медиморец, ассоциируется с весьма щедрым творческим авансом. Сравнивая трактовки арии Аиды, представленные в финале этой венгерской сопрано и российской сопрано Анной Шаповаловой, понимаешь, что наша певица, обладательница голоса мощной драматической фактуры, мастеровита значительно более, а ее выход в финал – уже победа! В то же время такие непохожие друг на друга трактовки арии Лизы в сцене у Канавки, представленные Ж. Адам в полуфинале и А. Шаповаловой в финале, – по-своему адекватны, интересны и музыкально значимы. Но на то они и конкурсы, чтобы делать открытия, сравнивать и удивляться!

На снимке: Е. Мартон и лауреаты конкурса (справа налево) Ж. Адам, Г. Салас, Б. Чулуунбаатар, Ю. Музыченко

Фото László Mudra

Корябин Игорь
31.10.2018


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: