< №12 (127) Декабрь 2014 >
Логотип
В БОЛЬШОМ ТЕАТРЕ

ЗОЛОТЫЕ ГОЛОСА МОНГОЛИИ В МОСКВЕ

20 ноября на исторической сцене Большого театра России впервые состоялся концерт солистов Монгольского государственного академического театра оперы и балета

Мысль об излишней претенциозности названия программы – «Золотые голоса Монголии» – не оставила в покое даже тогда, когда уже на концерте моя слушательская симпатия к такому важному для монгольских артистов событию родилась как-то сама собой. В целом предъявленный профессиональный уровень оказался достаточно весомым, чтобы со всей серьезностью говорить об интеграции этого азиатского оперного дома в европейское поле мировой оперы. Однако, слушая монгольских певцов, я все же иногда – правда, не слишком часто – вспоминал и пословицу «не все то золото, что блестит».

В первую очередь это буквально проассоциировалось с блеском суперлегкой и естественно подвижной колоратуры, которой в знаменитой арии мщения – арии Царицы ночи из «Волшебной флейты» Моцарта – молодая и чрезвычайно эффектная монгольская дива Уянга Уншихбаяр и вправду смогла легко ослепить слушательское сознание. Но от ее трактовки арии Виолетты – финала первого акта «Травиаты» Верди – повеяло вдруг явной рутиной эпохи советского музыкального театра, когда «лирико-колоратуры» дружно «топили» этот сугубо драматический образ едва ли не в опереточной легковесности.

Главным же козырем среди участников концерта стал основательно обжившийся в клубе престижных международных конкурсов баритон Амартувшин Энхбат. Он – обладатель II премии и приза зрительских симпатий XIV Конкурса им. П.И. Чайковского в Санкт-Петербурге, I премии «Опералии» Пласидо Доминго в Пекине, II премии и приза за лучшее исполнение русского репертуара 50-го Конкурса вокалистов им. Ф. Виньяса в Барселоне. Немного странно, что именно он сольно исполнил всего лишь один номер, причем заявленную каватину Фигаро из «Севильского цирюльника» Россини, сделав резкий кульбит в репертуаре, на ходу поменял на арию Риголетто из одноименной оперы Верди. Наверное, поступил правильно: драматизмом и сухой, педантичной отточенностью певческой культуры певец, несомненно, сумел расположить к себе. При этом ни теплотой тембра, ни завораживающей полетностью звуковедения, ни интонационной нюансировкой похвастать он так и не смог. То, что не столь заметно было в арии Риголетто, в каватине Фигаро проступило бы явно. Сколько раз мне приходилось слышать этого певца, столько же раз академическая зажатость при не слишком большой амплитуде вокального посыла не позволяла получить удовольствие от его искусства. Но как бы ни было, и Амартувшин Энхбат, и Уянга Уншихбаяр – заслуженные артисты Монголии. Уже одно только это существенно повышает их творческий статус, невольно выделяя среди других коллег-соотечественников.

Меццо-сопрано Доржхорол Рэгзэн представила третью арию Далилы из «Самсона и Далилы» Сен-Санса и песнь Азучены из «Трубадура» Верди, и если с французской стилистической изысканностью первого номера совсем как-то не заладилось, то точек соприкосновения со жгучей итальянской страстностью второго землисто-темный, хотя и не слишком густой голос певицы обнаружил существенно больше. Эрдэнэтуяа Балгансурэн, которую я бы рискнул назвать сопрано лирико-драматическим, просто искренне порадовала очень культурным и стилистически выверенным исполнением арии Леоноры из четвертого акта «Силы судьбы» Верди: мелкие неточности, правда, были, но на художественный результат это не повлияло.

В арии Елецкого из «Пиковой дамы» Чайковского и в сцене смерти Родриго из «Дона Карлоса» Верди еще один баритон Анхбаяр Энхболд произвел приятное впечатление мягкой лиричностью тембра. Бас Бямбажав Жаргалсайхан вполне «зачетно» спел и арию Лепорелло («со списком») из «Дон Жуана» Моцарта, и арию Мефистофеля («со свистом», но без оного) из одноименной оперы Бойто. Из двух очень приличных – большая редкость! – лирико-драматических теноров моим фаворитом стал Гомбо-Очир Бямбажав, которому особенно удалась ария Рудольфа из «Богемы» Пуччини. Но и шлягер всех времен и народов – песенка Герцога из «Риголетто» – прозвучал достойно, без явных конфузов с тесситурой.

Батжаргал Баярсайхан, мастерски разогревший публику популярнейшей арией Калафа из третьего акта «Турандот» Пуччини, впечатляюще ярко выступил и с двумя нашими солистками: с Анной Аглатовой спел дуэт Хозе и Микаэлы из «Кармен» Бизе, с Еленой Манистиной – дуэт Манрико и Азучены из «Трубадура». Из этой же оперы прозвучал и терцет Леоноры, Манрико и Графа ди Луна, который представили Эрдэнэтуяа Балгансурэн, Гомбо-Очир Бямбажав и Амартувшин Энхбат. «Национальным сюрпризом» программы стал опус Н. Жанцаннорова на стихи С. Жамбалдоржа «Судьба человека», исполненный всеми монгольскими участниками. Затем этот же ансамбль певцов грянул застольную из «Травиаты». Весь вечер гостям аккомпанировал Российский национальный оркестр под управлением Александра Поляничко.

Корябин Игорь
19.12.2014


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: