< №9 (146) Сентябрь 2016 >
Логотип

ЧЕТВЕРКА ПЕРВЫХ

В конце ноября в Петербурге впервые состоялся Молодежный фестиваль хоровой, камерной и симфонической музыки. Корреспондент «Играем с начала» беседует с автором идеи фестиваля.

Автором идеи выступил декан факультета композиции и дирижирования, заведующий кафедрой хорового дирижирования Петербургской консерватории, народный артист России, профессор Валерий Успенский.

- Валерий Всеволодович, для чего создан новый фестиваль?

- Задача фестиваля заключалась в том, чтобы объединить творческие усилия нескольких первых российских консерваторий: Петербургской, Московской, Саратовской и Казанской. Мы собрали студенческие хоры, оркестры и камерные ансамбли, чтобы они могли познакомиться с уровнем мастерства друг друга, чтобы на уровне профессионального и просто человеческого общения студенты и преподаватели узнали, как ведется подготовка по той или иной специальности в разных консерваториях, какой предпочитается репертуар и так далее. Для этого, кстати, помимо концертных выступлений на фестивале были предусмотрены и мастер-классы коллективов. Особым объединяющим моментом - как завершающий этап всего фестиваля - стало совместное исполнение его участниками оратории А.Г. Рубинштейна «Вавилонское столпотворение». Это было первое исполнение после того, как оратория прозвучала единственный раз в 1889 году под управлением Чайковского.

- Интересно, почему было выбрано именно это сочинение?

- Это сочинение достойно того, чтобы жить на концертной сцене. Оно масштабное, идет примерно 1 час 15 минут без перерыва, требует большого количества исполнителей - на премьере у Чайковского было 500 человек в хоре, у нас 220, но и это тоже много. По музыке оратория очень яркая - как всё у Рубинштейна, - и прозвучала она очень впечатляюще.

- Вы каждый фестивальный финал будете оформлять исполнением сочинения, в котором могли бы объединиться все участники?

- Да, этот принцип мы хотим сохранить. У нас есть идея в следующий раз исполнить кантату Танеева «По прочтении псалма», которая тоже требует очень большого состава, там тоже, как и в библейской оратории Рубинштейна, «действуют» три хора.

- Что вы брали за образец, когда учреждали такой фестиваль? У нас, по-моему, ничего подобного до сих пор не было - может быть, есть в европейских консерваториях?

- Нет, в европейских странах этого нет. Наш опыт, я думаю, пока единственный. Есть, пожалуй, только один ассоциативный пример, и он тоже связан с работой нашей консерватории. В свое время мы организовали так называемую Балтийскую музыкальную академию - содружество четырех консерваторий: в Санкт-Петербурге, Вильнюсе, Таллинне и Риге. Из студентов этих консерваторий мы создали сводный хор и оркестр, и затем с этими коллективами поочередно работали, готовили концертные программы и выступали преподаватели каждой консерватории. Балтийская музыкальная академия просуществовала недолго - распад страны помешал ее развитию, - но за два-три годы мы успели даже расшириться, включив в свою орбиту Музыкальную академию из Варшавы. Подобную форму общения стоило вспомнить и продолжить, потому что ее профессиональная польза была очевидна.

- Любой фестиваль, даже не имея конкурсной программы, всегда воспринимается как повод для сравнений. Какая из четырех консерваторий, участвовавших в вашем первом фестивале, выглядит сегодня лучше всех?

- Я сторонник того, чтобы фестиваль имел только одну задачу творческого общения. И поэтому неслучайно мы никаких конкурсных элементов не вводили, не выясняли, кто лучше, кто хуже. В данном случае каждый хор - я буду говорить о том, что мне ближе, - имел свое неповторимое лицо. Например, хор Казанской консерватории - это коллектив, выстроенный идеально: чистая интонация, единая форма звуковедения, очень европейская манера исполнения. Общее вступление, снятие, динамика - все прекрасно выстроено, и каждая программа очень хорошо подготовлена. Камерный хор Московской консерватории - это коллектив, который имеет большой опыт концертной деятельности. У него в репертуаре много современных сочинений, соответственно сценически подготовленных и даже режиссерски оформленных. Саратовский хор тоже пропагандирует некую театральную исполнительскую манеру, выработанную очень известным Хоровым театром Людмилы Лицовой, что придает неповторимое своеобразие этому студенческому коллективу. Что касается Санкт-Петербургской консерватории, то мы придерживаемся традиционной классической формы хорового исполнительства. У нас большой смешанный хор, причем он действительно большой: 70 человек, и 35 из них - мужской состав, чего нет ни в Москве, ни в Саратове, ни в Казани. Мы имеем хорошее подспорье, ежегодно получая приток из хорового училища, где учатся только мальчики. Это дает нам возможность полноценно обеспечивать хоровые партитуры классического репертуара.

- Планируете ли вы в будущем привлекать к фестивалю другие консерватории или собираетесь так и существовать четверкой?

- Нет, мы ни в коем случае не хотим останавливаться на этой цифре. В этом году выбор был связан с 150-летием нашей консерватории. Мы решили проследить становление музыкального образования в России и пригласили консерватории, которые открывались вслед за нашей, в том порядке, как они появлялись. В будущем мы намерены привлечь Петрозаводскую, Нижегородскую, Ростовскую, Новосибирскую консерватории и находить не только новых участников, но и новые формы этого фестиваля. Может быть, его дополнит конкурс студентов - дирижеров.

Мы очень рассчитываем на то, что фестиваль получит продолжение. Будет ли он проводиться в разных городах или Санкт-Петербургская консерватория станет его единственной базой, пока неизвестно. Но то, что коллективы должны общаться, пусть не каждый в год, что было бы, конечно, идеально, но хотя бы раз в два года, это абсолютно ясно.

Бугрова Ольга 
2012-12-24


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: