< №12 (160) Декабрь 2017
Логотип
ЮБИЛЕЙ

Обыкновенное чудо Владимира Болдырева

«Звёздами не становятся…Звёздами рождаются…» Наверно подумал выдающийся Хоровой дирижёр А.В.Свешников, когда услышал игру на балалайке угловатого, с открытой улыбкой, немного смешного, вихрастого паренька. Убелённый сединами профессор, отмечая редкую одарённость ребёнка, настоятельно рекомендовал его родителям отправить сына учиться в Москву в Центральную музыкальную школу. Однако они решили по-своему: «слишком озорной, мал и глуп ещё, чтобы одному в столицу, с её соблазнами и суетой…» С тех пор много времени утекло…

5 ноября 2007 года выдающийся мастер игры на балалайке, педагог с большой буквы, неутомимый общественный деятель, добрый человек - так говорят о нём люди - Владимир Борисович Болдырев отмечает своё 60-ти летие. И не случайно концертный сезон 2007 – 2008 г.г. открывается циклом концертов, посвящённых этому знаменательному событию. Торжества, при участии ведущих солистов и музыкальных коллективов пройдут на сценах РАМ им. Гнесиных, МГИМ им. А.Г.Шнитке. Юбиляра будут чествовать: оркестр под управлением народного артиста СССР Н.Некрасова, оркестр «Москва» дирижёр И.Громов, ансамбли : «Русский класс», «Позитив», «Калина красная».

Значительный вклад В.Б.Болдырева в развитие отечественной музыкальной культуры отмечен почётными званиями заслуженный артист России, заслуженный деятель искусств Р.Ф., профессор. Владимир Борисович заведует кафедрой народных инструментов МГИМ им. А.Г. Шнитке, преподаёт в РАМ им.Гнесиных и ДМШ им. В.В.Андреева. Он председатель и член жюри многих престижных конкурсов, автор-составитель репертуарных сборников. Его мастер-классы посещают не только россияне, но и зарубежные любители игры на балалайке.

В.Болдырев, являясь одним из наиболее известных учеников П.И. Нечепоренко сегодня достойно, на новом современном уровне, продолжает традиции своего учителя. Академизм, высочайшая степень технической подготовки, филигранная отточенность музыкальных образов и формы исполняемых произведений – вот основные принципы исполнительской школы В.Б. Болдырева. Он воспитал плеяду блестящих балалаечников. Среди них: Д.Калинин, Е.Шабалин, Д.Павлов, А.Жуков, И.Бадян, и другие.

А пол века назад маленький Володя горько лил слёзы, обиженный на родителей…Очень хотелось в Москву…Музыкальную школу и училище он с успехом окончил в своём родном Воронеже. Благо, педагоги попались отменные (М.А.Бородин и В.Ф.Зубченко).Особенно на парня не давили, сохраняя его индивидуальность и, в тоже время, сумели оснастить всем необходимым арсеналом современной балалаечной техники и репертуаром. Впрочем сделать это было не сложно. Володя, несмотря на мальчишескую прыть и озорство, буквально «хватал всё на лету».Умение мгновенно собираться с годами было доведено до совершенства. Педагоги и товарищи говорили: «Да ему и заниматься –то не надо». Совершенная координация движений правой и левой рук, блестящая пальцевая беглость, мельчайшее тремоло. Нотный текст он запоминал быстро и наверняка. Природная одарённость в нём сочеталась с работоспособностью, любовью к музыке и балалайке.

В 1966 году Владимир наконец-то приехал в Москву и поступил в Гнесинский институт. Его новому педагогу, Павлу Ивановичу Нечепоренко, оставалось лишь направлять талантливого ученика к вершинам мастерства. «На занятиях по специальности,- вспоминает Владимир Борисович(журнал «Народник» 3(55)2006,стр.20) – никаких наставлений особенно и не было, только личный пример. Павел Иванович никогда не опаздывал на занятия. Он никогда не позволял что-то небрежно сыграть. Когда он сам играл, у него всё было отточено, любое произведение сделано до мельчайших подробностей».

«С кем поведёшься, от того и наберёшься» - гласит народная пословица. Владимир «жадно впитывал всё чем делился с ним его учитель. Рядом с Нечепоренко, под его неусыпным оком росло и крепло самобытное дарование Болдырева. В 1968 году Вгадимир Болдырев становится победителем на международном конкурсе в Софии, а в 1972 году в Москве, на 1 Всероссийском конкурсе исполнителей на народных инструментах.

Закончились годы учёбы, началась проверка на прочность. Он - солист Московской филармонии, педагог Гнесинского института. Ежедневная артистическая и педагогичская жизнь. Концерты в Москве,о бласти, по городам СССР, за рубежом. Занятия с учениками, сотрудничество с издательствами, оркестрами,

композиторами. Расписан каждый день и час…В народе говорят, что данный Богом талант человек должен обязательно отработать, «назвался груздем – полезай в кузов».

Известный пианист, выпускник Московской консерватории, солист Московской филармонии Александр Токарев много лет выступал с В.Болдыревым в качестве его концертмейстера. Он с удовольствием и благодарностью вспоминает это время. «Мне повезло, что судьба свела меня с этим замечательным человеком ,виртуозом – балалаечником. Он своим искусством разбил мои ошибочные представления о народной музыке и музыкантах, как о чём-то второсортном. Свим мастерством Болдырев мог дать «сто очков вперёд многим лауреатам пианистам и скрипачам. Это музыкант с большой буквы. В работе и жизни, хотя он и старше и опытнее меня, я не чувствовал дистанции. С благодарностью вспоминаю его заботливое участие, когда мы всю начь бегали по Нижнему Новгороду в поисках телефона, чтобы я мог позвонить домой, справиться о самочувствии моей беременной жены. А это происходило накануне ответственного сольного концерта в Филармонии. В Чите во время прямой трансляции нашего концерта из студии на ТВ, между нами с потолка свалилась и вдребезги разбилась лампа, он «не моргнув глазом» уверенно продоложал играть. Я был поражен его самообладанием и храбростью… И с юмором у него всё в порядке. В Тбилиси, в концерте под названием «юморина», он с удовольствием поддержал пожелание грузинских устроителей: выступать в кепках - «аэродромах». Смеху был полон рот… и у нас и у зрителей».

Уважаемый профессор, заслуженный артист РФ, домрист Рудольф Васильевич Белов отмечает: «В.Б. Болдырев – это большой Мастер в народном деле, прекрасный педагог, одержимый и неутомимый. Он работает с учениками во всех звеньях учебной цепочки: школа, училище, вуз. И везде с одинаковым рвением, отдачей и, как следствие, успехами его учеников. Время показало, что сегодня он лидирующий педагог. В нём подкупают скромность, простота. Он тонкий дипломат. Как руководитель, он придерживается демократических принципов, что очень созвучно времени в котором мы живём».

Моё знакомство с В.Б. Болдыревым состоялось 35 лет назад. В 1972 году я поступил в Гнесинский институт и стал его первым учеником. У нас довольно быстро сложились дружеские отношения, по его желанию на «ты». Мы бывали друг у друга дома, за кружкой пива обсуждали творческие м житейские проблемы. Иногда я подменял его в филармонических концертах. Мне очень импонирует его манера игры: ясная, чёткая, напористая. Очень ритьмичная, с пружиной, она буквально завораживает, заставляя слушать, увлекает за собой. Классически выверенная, без сантиментов и, тем более, без малейшего намёка на вычурность, эпатаж, пошлость. В его игре не чувствуется желание удивить и поразить.У слушателей возникает естественное желание слушать ту музыку, которую он играет, и есть ощущение, что эта музыка замечательна, и понимание, что она должна звучать именно так, как её играет Владимир Болдырев. Эта простота и естественность его исполнительского стиля всегда ассоциировалась у меня с музыкальным стилем Моцарта.

Я всегда осознавал, что он открыт для нового, необычного, с желанием понять, почувствовать, оценить то, что ещё ему неведомо. У него я не видел страха перед трудностью постижения этого «нового и непонятного». Про себя, с улыбкой, сравнивал его с любопытным Буратино, который своим длинным носом «залез» в нарисованный котёл в каморке Папы Карло, проткнул ширму и открыл золотым ключиком потайную дверь; или с симпатичным героем русских сказок Иванушкой-дурачком, который подкараулил Жар-птицу, ухватил её за хвост и сел на своего «необычного» верного Конька-горбунка.

В годы учёбы в «Гнесинке» я много писал для балалайки и игра свою музыку: Концертный триптих, Вологодская фантазия, Камерная сюита, обработки народных песен. Болдырев всячески поддерживал мои композиторские опыты. Он был первым слушателем, редактором, а потом, и исполнителем. Мои свежие опусы он тут же играл сам, предлагал другим ученикам и коллегам-балалаечникам. Многие мои пьесы он записал с оркестром Николая Некрасова на радио, опубликовал в своих сборниках.

Наши доверительные, со знаком плюс отношения остались и сегодня. Спустя десятилетия, как прежде, я несу ему первому только что «испечённые блины» на пробу…Знаю, поймёт, оценит. Если что-то не так, то не обидит, а деликатно поправит, подскажет.

Помню, что он мне посоветовал переинструментовать Концертный триптих с народного на симфонический оркестр. И оказался прав: со скрипками балалайка зазвучала ярче, эффектнее, особенно виртуозно. В Вологодской фантазии мой педагог по инструментовке и сочинению Ю.Н.Шишаков советовал мне поменять тональность с «соль» на «ля», чтоб звучали открытые струны …». Болдырев был категоричен на этот раз: «Ни в коем случае не меняй тональность. Пропадёт глубина звучания, тембр, серьёзность музыкальной идеи, трагизм…».Я прислушался к Болдыреву, оставил как есть. Время показало, что он дал мне хороший совет. На титулах моих сочинений стоит посвящение: Владимиру Борисовичу Болдыреву. В дни его юбилея мне хочется пожелать ему крепкого здоровья, счастья, радости и новых творческих свершений во славу русской музыки.

Панин В.
01.11.2007


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: