< №10 (169) Октябрь 2018 >
Логотип
ВСЕРОССИЙСКИЙ ФОРУМ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ХУДОЖЕСТВЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ

ДОСТОЯНИЕ ФЕДЕРАЦИИ

Интервью с начальником Департамента по культуре и туризму Томской области, доктором культурологии Павлом Волком

Сегодня в России около пяти тысяч детских школ искусств и больше полутора миллионов тех, кто приходит в них учиться музыке, танцу, изобразительному искусству, искусству театра. Это то богатство, которым не может похвастаться ни одна другая страна. Нашим богатством является и не имеющая аналогов, зародившаяся во второй половине XIX века трехуровневая система художественного образования (школа – училище – вуз). Чего еще желать? Новые инициативы государственного масштаба ясно «говорят»: приумножения этого богатства. В период безвременья в его массиве образовалось немало брешей – их надо латать. У времени новейшего свои реалии – их нужно учитывать. А есть еще перспектива – ее необходимо просчитывать уже сегодня.

В прошлом ноябре на Культурном форуме в Санкт-Петербурге состоялась встреча руководителей ведущих творческих вузов с президентом. Некоторые из высказанных тогда идей были восприняты главой страны как руководство к действию, что могло означать только одно: они носят стратегический характер. Таким президент увидел и предложение перевести детские школы искусств с муниципального уровня на иной, более высокий. Уже в декабре Министерству культуры РФ было дано поручение проработать эту идею. В начале 2018-го она получила свое законченное выражение в Проекте по созданию региональной системы ДШИ «Детские школы искусств – достояние России». А уже этим летом его реализация началась в двух пилотных регионах – курском и томском.

В конце октября в той и другой областях состоялись всероссийские форумы отечественного художественного образования, призванные привлечь внимание профессионального сообщества к начинанию, дать ответы на актуальные вопросы, показать перспективы, открывающиеся на новом пути. Об этом – наш разговор с одним из организаторов томского собрания Павлом Волком.

– Павел Леонидович, Форум – составляющая той беспрецедентной поддержки, которую Министерство культуры РФ оказывает тем, кто первыми решился принять участие в новом проекте. И это еще одно свидетельство его важности. Какую проблему проект должен решить и где ее истоки?

– Поскольку я «живу» в системе художественного образования всю свою сознательную жизнь (сначала как ученик, студент, аспирант и докторант, потом как преподаватель и директор школы искусств, колледжа, как руководитель учебно-методического центра и заведующий профильной кафедрой), то приходилось видеть разные периоды ее существования. Те, кто в системе так же давно, как и я, помнят, когда начался процесс разрушения основ. Это был 1989-й год, самый разгар перестройки.

Тогда были внесены изменения в «Типовое положение о детской музыкальной и художественной школе и школе искусств Министерства культуры СССР». Из этого документа следовало, что целью деятельности таких школ, в первую очередь, является подготовка абитуриентов для поступления в профессиональные учебные заведения, а также – воспитание подготовленного зрителя и слушателя. Уже одно это дает нам понять: школы создавались не ради массового охвата населения – на это были и есть Дома творчества, нацеленные на кружковую работу, а для того, чтобы человек захотел и был готов войти в искусство как профессионал. Но вторая из основополагающих задач – воспитание просвещенного человека – в Положении осталась, а первая – нет.

С ее исчезновением началось разрушение системы. Мы, педагоги, понимаем, что просто довести ребенка до выпуска и подготовить абитуриента для поступления в профильную образовательную организацию – это, по сути, разные виды педагогической деятельности. Вторая – значительно сложнее и требует гораздо больше усилий, в том числе, творческих и душевных. В новых реалиях преподаватели в силу своей профессиональной честности и порядочности еще какое-то время продолжали делать привычную работу, но результат с них уже никто не спрашивал. Ну, а когда не спрашивают, рано или поздно запал пропадает.

Изменения в одном звене цепи спровоцировали потенциально опасную ситуацию в других: на приемных экзаменах в средние специальные учебные заведения стал падать процент абитуриентов со свидетельствами об окончании школ искусств. Но поскольку план приема ссузы все равно должны выполнять, то недостающее количество абитуриентов здесь стали восполнять теми, кто начальной подготовки не имеет. За три или четыре года из такого студента пытались (и сегодня пытаются) сделать профессионала, всеми возможными и невозможными способами компенсируя то, что он должен был получить за семь лет учебы в школе искусств. Каким специалистом он выйдет? Однажды, выступая на эту тему, я привел в качестве ответа слова из старой песни Алены Апиной: «Я тебя слепила из того, что было»… Ну а дальше такой выпускник идет в вуз.

Наблюдать за тем, как наша уникальная система художественного образования трещит по швам, было тяжко, больно. Особенно после того, как в начале «нулевых» процесс распада получил ускорение: тогда вышел 131-й Закон, разнесший нашу уникальную систему художественного образования по трем уровням власти. Школы искусств в большинстве своем «ушли» в муниципальное ведение. А теперь поставьте себя на место муниципального руководителя. Зачем вам ДШИ? Чтобы дети были заняты, чтобы родителям было приятно, чтобы праздники для жителей организовывались. Но готовить на свои бюджетные деньги абитуриентов для какого-то находящегося совсем в другом месте и в другом подчинении учебного заведения муниципальному руководителю нет никакого интереса. В результате школы искусств, в большинстве своем, особенно в сельской местности, «сползли» до уровня стоящего нередко рядом Дома творчества. Программы вроде бы разные, а суть получается одна и та же.

– Добавим, что у муниципального руководителя, как и у многих его коллег, в подчинении нет квалифицированных профильных специалистов, способных грамотно выстраивать образовательную политику.

– Тоже верно. Можно найти и еще ряд причин сложившейся ситуации. Но я так подробно останавливаюсь на ее описании, чтобы было понятно, почему в кратчайший срок после того, как президент дал соответствующее поручение, появилось письмо губернатора Томской области Сергея Анатольевича Жвачкина на имя министра культуры РФ с просьбой использовать наш регион в качестве пилотного при реализации этого поручения. С профессиональной точки зрения необходимость такого шага нам была очевидна. Низкий поклон руководителям консерваторий, художественных вузов, балетных академий – тем, кто все это затеял, смог донести до президента. И ведь что символично – как когда-то, в XIX веке, система нашего художественного образования начала формироваться сверху, так и сегодня ее спасение началось оттуда же.

– Что проект «Детские школы искусств – достояние России» меняет в нашей жизни?

– Мы возвращаемся к трехуровневой системе в ее полноте: она будет по максимуму сосредоточена в одних руках – региональных. Но самое важное то, что базовому звену – школам искусств – вернут исторически сложившееся предназначение: готовить детей к профессиональной деятельности в сфере культуры. Это значит, что упор будет делаться на предпрофессиональные программы, к слову – во многом аналогичные тем, которые использовались в музыкальных и художественных школах в советское время. Общеразвивающие останутся, но отойдут на второй план, в разряд уже не задач, а дополнительных возможностей школы, позволяющих зарабатывать деньги. Тем не менее, я считаю, что такие программы очень важны. Одаренность на лице не написана, чтобы ее угадать, нужны какие-то подготовительные, общекультурной направленности этапы. Но как только получена ясность в этом вопросе, нужно начинать формирование целевой установки: ты будешь профессиональным музыкантом, художником, танцором.

– А что же муниципалитеты? Они устраняются после перевода школы на региональный уровень из этой истории или продолжают каким-то образом участвовать в жизни некогда своей школы?

– Как же они могут не участвовать, если школа остается на их территории? Новый учредитель ставит перед ними две основные задачи. Первая – готовить абитуриентов к поступлению в профильные ссузы, вторая – удовлетворять на своей территории культурные потребности населения. Все. Это – восстановление нормальной, существовавшей в советское время системы.

– Насколько мне известно, первый шаг в порядке перевода школ искусств с одного уровня на другой – это просьба руководителя муниципального образования на имя главы субъекта Федерации. А если он не захочет этого делать? Что может мотивировать его подать такую бумагу?

– Принудить его никто не может, потому что есть 131-й Закон, согласно которому муниципальные власти имеют полномочия на организацию учреждений дополнительного образования. Принуждать мы никого и не собираемся: то, что делается через силу, делается всегда плохо. Но если глава – человек мудрый, он понимает, что возможности регионального учреждения не сопоставимы с возможностями муниципального. При этом он знает, что учебное заведение с его территории никуда не исчезнет, что его дети как учились здесь, так и будут учиться, что люди не потеряют работу. Только эффективность учреждения от перемены статуса сильно возрастет, и выиграют от этого все.

– Муниципальные власти, передающие свою ДШИ «наверх», абсолютно освобождаются от каких-либо дальнейших финансовых вложений в школу или…?

– Абсолютно. Но если они захотят по тем или иным причинам это сделать, то запретить этого никто не может.

– Работа в вашем пилотном регионе началась в июне. Результаты страна ждет уже в январе 2019-го. Что удалось сделать на этом пути?

– Не зря в народе говорят: «Ломать – не строить». Возвращать систему в нормально функционирующее состояние будет сложно – с момента, когда механизм разрушения был запущен, прошло почти 30 лет. Но мы сделали уже немало: распоряжение о передаче ДШИ на региональный уровень находится в заключительной стадии согласования. Причем, надо понимать, что на этом пути ничто не делается по мановению волшебной палочки: сегодня позвонил по телефону – завтра организация уже твоя.  Есть установленные законом процедуры. Все изменения, связанные с финансами и межбюджетными отношениями, – это процесс. Все, что связано с имуществом и уставными вопросами, – тоже процесс. Плюс необходимо было выработать определенный алгоритм действий – причем с нуля, потому что никто в стране еще не делал того, что предстояло нам.

Мы решили выбрать поэтапное движение. Первый этап – это тестовая реализация одного цикла. В нем участвуют ДШИ пяти муниципальных образований, вызвавшихся принять участие в реформе. Я назову их, потому что энтузиазм, решимость пойти непроторенным путем дорогого стоит. Это рабочий поселок Белый Яр, села Зырянское, Тегульдет и Мельниково, город Асино. На пяти школах мы отработаем процедуру перевода во всех его аспектах – юридических, финансовых, имущественных, трудовых (хотя в последнем как раз никаких проблем не возникает). Если к 1 января 2019 года мы увидим, что все получается, тогда будем работать и с остальными школами.

 

– Что бы вы назвали самым трудным на новом пути?

– Путь еще не пройден. Поэтому я не готов ответить на этот вопрос исчерпывающе. Мы не питали никаких иллюзий относительно того, что все начнут радостно поддерживать и одобрять это начинание. Процесс идет с трудностями. Но главное, что я буду рекомендовать коллегам, которые решат последовать нашему примеру: не надо ни на кого «давить». Если люди хотят – значит, будут помогать, а будут помогать – процесс пойдет проще и плодотворнее. Энтузиасты-смельчаки, думаю, найдутся всегда. С ними вы и пройдите эту дорогу первый раз… А вот что действительно сложно – так это настроиться на то, что очевидные для тебя самого вещи придется многократно, заново и заново, объяснять людям на разных уровнях муниципальной и региональной власти. Кто-то искренне хочет понять, но не понимает сути новой системы, а есть те, кто, может быть, и понял, но сделать шаг вперед опасается.

– Судя по вашему рассказу, причин для этого нет. Тогда почему еще ощущается настороженность, опаска на местах?

– Перемены многих пугают. Только небольшая часть людей готова двигаться в сторону реформ – так было во все времена. Но ситуация меняется: в Министерстве культуры лежит уже больше 70-ти заявлений о передаче ДШИ на региональный уровень. Да и у нас, вслед за первыми пятью смельчаками, просьбы подали главы еще трех муниципалитетов. Кто-то даже пытается присоединиться к первой пятерке и впрыгнуть на ходу в уже тронувшийся поезд.

– В Томской области больше 30-ти детских школ искусств и два колледжа, ориентированных на сферу искусства. Но профильных вузов нет.  Получается, что и вы готовите абитуриентов для консерваторий и академий других регионов, и не факт, что молодые специалисты потом вернутся домой. Эта ситуация характерна для многих субъектов Российской Федерации. Как вы рассматриваете ее в контексте нового проекта?

– В трехуровневой системе нашего художественного образования главное звено – среднее. Специфика обучения творческим профессиям заключается в том, что вся технологическая часть будущим музыканту, художнику, танцору фактически дается в колледже или училище. Вуз отшлифовывает наработанное там.

В Томской области около 70-ти процентов кадрового состава отрасли культуры заполняется специалистами, подготовленными нашими колледжами, – музыкальным им. Э.В. Денисова и Губернаторским культуры и искусств. Но у нас на сегодняшний день в отрасли 150 вакантных мест, и это много, учитывая, что в регионе живет чуть более миллиона человек. Не хватает пианистов, баянистов, наш филармонический оркестр в значительной степени держится на «привозных» музыкантах. Все эти вакансии можно было бы заполнить выпускниками нашего среднего образовательного звена. Но при условии, что это будут выпускники, качественно выученные из качественно подготовленных в ДШИ абитуриентов. А если связи между колледжем и школой разбалансированы?

Давным-давно, когда я руководил музыкальной школой, в Положении, о котором уже шла речь, было написано, что мы обязаны готовить детей для последующего поступления в профильные учебные заведения. У нас существовал даже неофициальный норматив – 25 процентов, то есть каждый четвертый должен был продолжить музыкальное образование. Сейчас никто про 25 процентов не говорит, потому что эта цифра, по нынешним временам, выглядит фантастической. В Томске из школ выпускается в год около трех тысяч юных музыкантов, четверть от этого количества – 750 человек. А у нас план приема в оба средних специальных учебных заведения не достигает даже 150-ти.

Мы вполне могли бы обеспечить в своих колледжах конкурс пять к одному только из выпускников детских школ искусств, но они ведь не несут свои свидетельства на поступление. Они идут кто куда – в юристы, в экономисты, но только не в музыку, не в искусство.  Почему? Потому что воспитательная часть в современной музыкальной школе отсутствует напрочь. Педагоги учат детей играть, петь, танцевать, рисовать, но обязательств по подготовке абитуриентов у них нет. А были бы – за семь лет в сознание ребенка вполне можно вложить и уважение к профессии, и желание эту профессию сделать своей. Вот вам прямая связь с тем, над чем мы в Томске сейчас работаем. Мы кожей ощущаем эту проблему и понимаем, что если не сориентировать правильно школы искусств и не объединить их с колледжами в один комплекс (прежде всего, методологический), то перспектив у нас – никаких.

 

– Вопрос из разряда «Если бы…». Не появись проект «Детские школы искусств – достояние России», как бы вы, человек, видящий проблему изнутри и не готовый с ней мириться, выбирались из положения, которое оцениваете как критичное?

– Мы выбираемся уже не один год. Например, ввели рейтинг школ, первый критерий оценки в котором – количество выпускников, поступивших в колледжи. Та же история с аттестацией педагогических работников. Первый вопрос в анкете: сколько учеников подготовлено ими для профильных ссузов и вузов?

Когда мы эту свою местную «реформу» в 2012-2013-м учебном году затевали, были и вопросы, и недовольство тех, кому она адресована. Но очень скоро стало ясно – причем всем, что этот метод морального стимулирования хорошо работает. Представьте себя на месте главы района, который получил нашу рассылку и увидел, что его школа стоит не на верхней позиции, а, скажем, на 28-й… Других инструментов воздействия у нас на региональном уровне тогда не было. Мы не могли вызвать директора «на ковер» и сказать: «Я вот тебе сейчас в контракт запишу, что твое годовое премирование будет зависеть от количества выпускников, поступивших в колледж». А теперь, как только закончатся зимние каникулы, я это сделаю! Потому что если директор каждый день не будет думать о том, кто у него в июне понесет свидетельство об окончании ДШИ в приемную комиссию профильного ссуза или вуза, – толку не будет.

– Что бы вы отметили в Форуме, прошедшем на вашей земле, как самое ценное для интересов дела, за которое так ратуете?

– Для нас наиболее важна даже не материальная поддержка, а моральная – и мы ее на Форуме получили. Министерство культуры привезло команду профессионалов самого высокого класса из Москвы и Санкт-Петербурга. Даже не сомневаюсь: ни при каких других обстоятельствах мы бы не увидели у себя весь этот цвет нашего художественного образования! Нам важна методическая поддержка – и благодаря участию в проекте область попала в поле зрения структур, которые нам такую поддержку оказать готовы, я имею ввиду и ведущие профильные вузы, и издательство «Музыка». Мы оказались в самой гуще профессиональных событий: на Пленарном заседании и конференции – полные залы, на мастер-классах – столпотворение. Это удивительный случай для нашего региона. Мы воспринимаем все произошедшее в этом октябре как великую ценность и намерены просить Министерство культуры сделать Форум художественного образования в Томске ежегодным.

На снимках: П. Волк; Концерт ансамбля солистов «Премьера» АМУ при Московской консерватории п/р И. Дронова; Мастер-класс профессора РАМ им. Гнесиных В. Круглова (домра); Концерт «Дети играют с оркестром»; Мастер-класс профессора РАМ им. Гнесиных В. Семенова (баян); Мастер-класс старшего преподавателя Академии русского балета Т. Черкашиной (классический танец)

* * *

ФОРУМ: ИМЕНА И ЦИФРЫ

Более 500 участников 110 из них – представители 15 регионов (Республики Алтай, Бурятия, Татарстан, Тыва, Удмуртия, Красноярский, Алтайский и Забайкальский края, Кемеровская, Новосибирская, Омская, Оренбургская, Астраханская, Свердловская и Тюменская области).

Более  40 гостей из Москвы, Санкт-Петербурга, Саратова, которые выступили на Форуме в качестве спикеров на Пленарном заседании и конференции «Роль и задачи художественного образования на современном этапе», а также в качестве ведущих мастер-классов и участников концертов. Среди них представители Департамента науки и образования Министерства культуры РФ  – заместитель директора Святослав Голубенко и начальник отдела образования и науки Анна Григорьева, представители Московской консерватории – профессора Ирина Осипова, Олег Худяков, Александр Соловьев, Игорь Дронов, директор АМУ при Московской консерватории Владимир Демидов, представители РАМ им. Гнесиных – профессора Дина Кирнарская, Вячеслав Круглов, Валерий Зажигин, Вячеслав Семенов, ректор Суриковского института Анатолий Любавин, директор Санкт-Петербургского художественного лицея им. Б.В. Иогансона Татьяна Мищенко, представители МАРХИ – профессор Татьяна Шулика и доцент Марина Силкина, старший преподаватель Академии русского балета им. А.Я. Вагановой Татьяна Черкашина.

385 человек – педагогов и их учеников приняли участие в 23-х мастер-классах по музыкальному и изобразительному искусствам, по хореографии и дизайну, проходивших в течение двух дней на семи площадках Томска. В ноябре запланирован еще один образовательный цикл для мастеров-настройщиков музыкальных инструментов.

Долгачева Лариса
31.10.2018


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: