< №4 (164) Апрель 2018 >
Логотип

ПОМНИМ И ЛЮБИМ…

Интересный эффект возникает, когда разглядываешь византийские мозаики. Множество разноцветных кусочков смальты складываются в цветовые пятна, линии; неровная поверхность, на которой играют солнечные лучи, бликует и переливается – все это рождает удивительно объемный целостный образ, оживляя изображение. Так же многогранен и любой творческий человек, постичь личность которого невозможно вне контекста его жизни за сценой. И сегодня, в преддверии 60-летия Красноярского музыкального театра, мы бы хотели рассказать о людях, которые составили его славу. Это люди разных профессий, работавшие в театре в разные периоды его существования, но главное, что их объединяет, – честное отношение к своей профессии, к тому, что стало делом их жизни.

Тамара Ивановна Михайлова-Дальская, артистка

Окончила Московскую городскую оперную студию. Начала свою творческую деятельность в Московском театре оперетты. Работала в театрах Петрозаводска, закрытого Свердловска, Волгограда. В 1959 году была приглашена в качестве солистки в Красноярский государственный театр музыкальной комедии. В ее послужном списке 83 роли, и почти все – главные.

Тамара Михайлова – блистательная героиня, женщина, притягивающая взгляды. Такой ее запомнил и полюбил зритель. И сколько бы ни прошло лет с ее последнего выхода на сцену – сегодня она все та же: очаровательна, элегантна и жизнерадостна.

Молодость солистки проходила в военной Москве. Бомбежки, разруха... Наверное, именно в этот период в ней укрепилась жажда жизни, война научила юную девушку не унывать, идти к своей цели, смело смотреть в будущее, не боясь перемен. Приехав в Красноярск вместе со своим мужем, Тамара Михайлова покорила город: прекрасные сценические данные, мастерство и характер сделали свое дело. Зрители спрашивали билеты на спектакли с ее участием, солистка играла почти все премьеры, не раз выручала театр, в срочном порядке заменяя заболевших коллег. Артистка с головой уходила в работу, не обращая внимания на происходящее вокруг. Как-то она ехала в троллейбусе на вечерний спектакль, в очередной раз проигрывала важные сцены в уме, расставляла акценты, вспоминала реплики партнеров. И лишь когда дошла до финальной сцены, по озадаченным взглядам других пассажиров поняла, что проговаривала все вслух.

Тамара Ивановна, исполнявшая заглавные партии, была очень простой в быту, хорошей хозяйкой: вкусно готовила, содержала дом в чистоте, сама делала ремонт, клеила обои, великолепно шила. Часть театрального гардероба солистки составляли туалеты, придуманные и сшитые ею самой. Как говорится, настоящая женщина из ничего способна сделать три вещи: скандал, салат и шляпку. Про скандалы в отношении Тамары Михайловой история умалчивает, а вот, что касается шляпки… Однажды артистка выпросила у дирекции часть белой бархатной кулисы, отстирала от пропитки и сделала себе шикарный костюм, который вызывал восхищение у зрительниц и коллег по цеху. Причем этот костюм был еще и необычно окрашен: темный низ постепенно переходил в белоснежный верх – кстати, сегодня это очень модный эффект Омбре. Открытый верх дополнял искусственный цветок, который артистка клеила прямо на тело. Тамара Ивановна всегда выглядела эффектно. Она и ее подруга Елена Поломская вспоминают случай, как после вечернего спектакля актриса в окружении друзей возвращалась домой. Тогда в разговоре Т. Михайлова пожаловалась на стесненные средства, маленькая девочка, которая шла рядом, быстро предложила выход из затруднительной ситуации – «А вы продайте свои берлянды!» Артистка, начинавшая в Московской оперетте и впитавшая эстетику этого театра, обладала поистине королевским набором аксессуаров – всевозможные украшения, сверкавшие в свете софитов, перья, веера.

Наверное, ничто не говорит о человеке так, как чувство юмора. Тамара Михайлова всегда была готова пошутить и поучаствовать в шутке: вместе со своим парикмахером она одолжила 10 шпилек для прически у другой актрисы, а после спектакля вернула девять, сказав, что одна потерялась. Хозяйка шпильки сначала было возмутилась: в прическе примы их был не один десяток, и все одинаковые, как это Михайлова узнала, что потерялась именно ее шпилька?.. Потом все вместе смеялись. Иногда шутили над Тамарой Ивановной – но она и не думала обижаться, ей было свойственно легко относиться к своей персоне.

Актриса, сейчас живущая в Москве, приезжала в Красноярск на 50-летний юбилей театра, как только она вошла в зрительный зал, по рядам покатились радостные реплики зрителей: «Михайлова! Михайлова! Тамара Михайлова!» Ее по-прежнему узнавали и по-прежнему любили.

 

Юрий Юрьевич Поломский, дирижер и композитор, заслуженный артист РФ

Участник Парада Победы 1945 года на Красной площади в Москве, награжден орденом Великой Отечественной войны II степени, медалями «За оборону Москвы», «За победу над Германией», медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. Учился в Воронежской музыкальной военной школе, в Московской консерватории на композиторском факультете. Работал в театрах Ставрополя, Риги. В 1969 году был приглашен на должность главного дирижера Красноярского государственного театра музыкальной комедии.

«Я служу господину артисту!» – основной принцип, который на протяжении жизни исповедовал Юрий Юрьевич. Талантливый, чуткий дирижер, во время исполнения произведения он буквально дышал вместе с артистами. А еще он был невероятно добрым, честным и принципиальным человеком, которого не только уважали, но и любили в коллективе. Солист театра Борис Перлов написал о нем шутливые строки: «Кому-то нужен тренажер, кому-то нужен массажер, кому-то – коммивояжер, а нам – Поломский-дирижер!» Всеобщая любовь к Юрию Юрьевичу строилась не на пустом месте: он максимально корректно относился к людям, был тактичен, благороден, умел сохранять дистанцию. Но театр – сложный организм, и в неизбежно возникающих трениях Юрий Юрьевич всегда придерживался позиции: дело, профессионализм превыше всего. Одна из актрис, у которой с дирижером были натянутые отношения, однажды сказала, что она двадцать лет не здоровалась с Юрием Юрьевичем, но каждый раз, выходя на сцену, она видела глаза и руки друга.

Юрий Поломский был мастером своего дела и с профессиональными музыкантами говорил на одном языке, неудивительно, что впоследствии они становились его добрыми друзьями. Так очень искренне и с уважением к заслугам Юрия Юрьевича относился главный дирижер Театра музыкальной комедии Латвии, его коллега и добрый наставник, заслуженный деятель искусств Латвийской ССР Т.К. Вейш. Видя успехи молодого и перспективного дирижера, а также понимая, что в Латвии русский музыкант никогда не будет оценен по достоинству, он посоветовал ему ехать в РСФСР – искать счастья. И Фортуна улыбнулась Юрию Поломскому, а потом и всему Красноярскому краю – ведь дирижер возглавил музыкальную часть Красноярского театра музыкальной комедии. Одно из первых значимых мероприятий стало тому подтверждением – концерт, посвященный 100-летию В.И. Ленина, прошел «на ура»! О его работе в спектаклях писали: «Звучит именно не вальс «под Штрауса», не «Штраус в стиле модерн», а просто – Штраус: с его естественностью и непринужденностью. …Ю. Поломский, проявляя высокую музыкальную культуру, прекрасное чувство стиля, искусство нюансировки и чувство меры, блестяще ставит и решает задачу исполнения вальсов И. Штрауса в максимальном приближении к замыслу композитора и лучшим образцам дирижирования» (из рецензии на спектакль «Летучая мышь», П. Ланда).

В театре бывают разные ситуации, которые вскрывают истинное отношение человека к делу, и жизнь не один раз проверяла дирижера на прочность. Желая спасти премьеру спектакля «Цыган-премьер», оказавшуюся под угрозой срыва из-за личной драмы исполнителя главной роли, Юрий Юрьевич из ямы пел вместе с солистом, не давая «захлебнуться» тому в море музыки; сломав ногу, дирижировал спектаклями; не жалея времени, делал оркестровки, позволявшие показать артиста и оркестр в выгодном свете.

Важной частью жизни Ю. Поломского стала его композиторская деятельность. Им были созданы самые разные произведения: и Концерт для кларнета с оркестром, и увертюры «Край» и «Праздничная», и одухотворенный «Гимн оперетте», и теплая песня «Золотая моя, золотая», и торжественная «Победа»… Всех сочинений не перечислить, но в каждом оживает частичка души маэстро: вот он улыбается, оглядывая просторы края, ставшего для него родным, а вот погружается в любимую стихию оперетты, вот перед глазами проносится пепел войны, ночи без сна, силуэты солдат, с которыми он выходил из окружения, радость Победы, а здесь – состояние покоя и мира, которые дарит любимая женщина – супруга Елена Николаевна.

Юрий Юрьевич за свою долгую жизнь видел многое: и бессмысленные смерти людей, и несправедливость, и предательство, но ничто черное не могло коснуться его, ведь свет, который жил внутри этого человека, его высокие моральные принципы делали его неуязвимым. И у него было главное. Е.Н. Поломская с трепетом вспоминает слова мужа, сказанные им незадолго до смерти: «А музыку я люблю больше тебя. Видно, вместо молока мама напоила меня музыкой».

Композитор умер, но его произведения живут. В 2017 году вышел сборник песен «А волны енисейские поют мне про любовь» – теперь сочинения маэстро могут исполнять солисты театров, филармоний, студенты вузов и воспитанники музыкальных школ. 

Поистине, музыка – источник бессмертия, из которого пьют творцы: их имена остаются в веках, пока их произведения вдохновляют людей.

Продолжение следует…

На снимках: Т. Михайлова в роли Ганны Главари («Веселая вдова»); Ю. Поломский

Марусина  Анастасия
30.04.2018


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: