< №2 (162) Февраль 2018 >
Логотип
СИБИРСКАЯ СПЕЦИФИКА

ЗНАМЕНСКИЕ ЧТЕНИЯ

16 марта для Сургутского колледжа русской культуры – особенная дата. В этот день (по новому стилю) родился человек, чье имя носит учебное заведение и чьи идеи стали основополагающими в его образовательно-воспитательной концепции, – Аркадий Степанович Знаменский.

Больше тридцати лет подряд в день рождения выдающегося педагога колледж проводит научно-практическую конференцию «Знаменские чтения», всякий раз в новом ракурсе рассматривая тему формирования нравственной культурно­образовательной среды. В последние годы конференция, начинавшаяся как студенческая, приобрела другой масштаб. Она проходит в рамках реализации государственной программы «Развитие культуры и туризма в Ханты­Мансийском автономном округе – Югре на 2016–2020 годы». Отсюда ее нынешний окружной статус. Но и прежде и теперь Сургут в середине марта – это центр притяжения для видных представителей научного и педагогического сообщества. Едут с докладами ученые из Российского НИИ культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева, Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамеры) РАН, готовят свои выступления специалисты Технопарка высоких технологий Югры… Обязательно приезжают ученики Знаменского или дети и ученики этих учеников.

В этом году участники конференции приглашены к разговору об интеллектуальном ресурсе нации.

ОТКРЫВАЯ ГОРИЗОНТЫ

Учитель Знаменский не имел педагогического образования, он закончил лишь Тобольскую классическую гимназию. И вышел из стен этого учебного заведения для мальчиков энциклопедически образованной и нравственно богатой личностью. Цель обучения, сформулированная в уставе этой гимназии, звучала так: «Подготовить юношу к служению Отечеству». «Эту цель и нам не постесняться бы взять на вооружение», – говорит инициатор и главный организатор конференции, директор Сургутского колледжа русской культуры, лидер регионального Общества русской культуры Екатерина Лоншакова.

«Помнится, на одной из педагогических встреч докладчик, уважаемый ученый, говорил о том, что такое современный учитель, – продолжает Екатерина Владимировна. – Это человек, который готов каждую минуту к открытию. И я могу с ним согласиться. Учитель должен прийти к детям и увлечь их – пусть даже совершенно невероятными фантазиями. Знаменский называл это «сумасбродствами». Увлечь сумасбродствами! Поэтому и задачки он придумывал своеобразные. Например, в одной ученикам предлагалось рассчитать, сколько энергии в одном горящем полене и хватит ли ее, чтобы перелететь из Сургута на Белый Яр (есть такая деревня в 7 километрах от города).

Когда я работала учительницей музыки и заочно училась в ленинградской Академии культуры, то, приезжая на сессии, первым делом покупала билеты в Большой зал Ленинградской филармонии. А до этого, обучаясь в Тобольском техникуме культуры, получала свои первые театральные впечатления в знаменитом «Теремке», где ставили не какие-то развлекательные пустяки, а «Тристана и Изольду». В 1993-м, когда всю Россию разрушали, этот театр, размещавшийся в старинном здании, сожгли...

Почему мне это вспомнилось? Я тоже приходила к своим ученикам, и мне было легко с ними, потому что я знала, видела, слышала гораздо больше того, что я должна им дать сегодня или завтра. Когда учитель знает только школьную программу, не думаю, что он может детей увлечь. Знаменский был как раз из тех людей, которым было интересно все – и точные науки, и философия, и краеведение, и искусство. В домике Аркадия Степановича, который был построен по его собственным чертежам, на столе всегда лежала гора книг, записей, каких-то схем, а рядом – открытый рояль, потому что он не мыслил себя без музыки. Многие ли музыканты сегодня могут исполнить все сонаты Бетховена? А Аркадий Степанович мог. Более того, он был не только исполнителем, но и композитором, и оставил нам циклы пьес. Мы их много лет назад издали, а сейчас уже мои ученики-музыковеды делают новую редакцию его произведений.

И когда в войну в Сургут, тогда бывший небольшим селом, эвакуировали ленинградцев, мальчики из измученных голодом и холодом семей попали к этому человеку. А потом, вернувшись в родной город, стали выдающимися специалистами.

Я могу назвать Казимира Александровича Ландграфа, генерального конструктора энергетических установок атомных подводных лодок. На вступительных экзаменах в кораблестроительный институт он решал задачки с помощью высшей математики. Члены экзаменационной комиссии поинтересовались, у кого он этому научился. Ландграф ответил. И услышал: «Надо же, какой человек пропадает в глуши!». Но человек, если он масштабная личность, не пропадет нигде, более того – любую глушь сделает центром просвещения.

Я могу сказать об ученике Знаменского Петре Афанасьевиче Грязневиче, который, закончив Ленинградский университет, стал выдающимся ученым-арабистом. Сегодня мы знаем его именитых учеников – директора Государственного Эрмитажа Михаила Борисовича Пиотровского и востоковеда Ефима Анатольевича Резвана. Среди учеников Знаменского я могу назвать микробиолога Конева, который написал книгу «Как мы искали панацею» (она издана нашим Обществом русской культуры). Многие из его идей я использовала при создании концепции своего образовательного учреждения, потому что они выходили далеко за рамки узкоспециальных вопросов. У нас есть совершенно уникальный художник Геннадий Райшев, чем-то напоминающий мне Гойю с его махами, только махи Райшева – хантыйские. Он тоже ученик Знаменского. Вот какие горизонты открывал детям этот человек! А они, сообразно своей природе и Божьему промыслу, находили уже каждый свою дорогу.

Много лет назад Аркадий Степанович указал нам направление. Только наша педагогическая наука заплутала, ходит по каким-то странным, чуждым отечественному менталитету путям и все никак не может найти ответ на вопрос, как соединить искусство и науки – гуманитарные и естественные, чтобы воспитать современного человека, готового быть не просто специалистом, а открывателем мира».

ЧЕЛОВЕК – СУЩЕСТВО, ИЩУЩЕЕ СМЫСЛ

Среди тем, заявленных в качестве ключевых на конференции, – «Роль национальной интеллигенции в становлении культурного пространства Тобольского Севера», «Советские ученые – ученики А.С. Знаменского», «Синтез наук и искусств как условие формирования интеллектуального потенциала в современной школе». Тезисы некоторых из готовящихся сообщений мы публикуем.

Ольга Цветкова, заместитель директора Сургутского колледжа русской культуры:

В 1878 году было открыто Тобольское отделение Императорского русского музыкального общества. Многими исследователями этот факт воспринимается как случайное явление, так как, по их мнению, в середине XIX века после потери Тобольском статуса административного центра Западной Сибири произошло оскудение культурной жизни города. Но эта «случайность» сыграла немалую роль в истории и многих семей, и самого региона. Достаточно вспомнить, что отец Аркадия Степановича Знаменского играл в любительском оркестре, организованном при Тобольском отделении музыкального общества. Играл на старинной мастеровой скрипке, которая, возможно, была из числа тех инструментов, что остались после отъезда декабристов из Тобольска (а в семье одного из них мальчиком Степан Ильич воспитывался некоторое время). Через годы его сын станет выдающимся просветителем края. Вот такие связи прослеживаются даже на уровне одной семьи.

Геннадий Райшев, художник, заслуженный деятель культуры ХМАО-Югры:

Мы часто говорили с учителем о философии, изобразительности, музыке. Он хотел нащупать ту грань, где они соединяются, и понять, в чем их связь. Мог ли я подумать, что буду осуществлять намеченное им в своих работах? В изобразительном искусстве можно копировать то, что видишь, а можно перейти границы подражательности и стать… композитором. Именно так! Потому что музыка и рисунок объединены ритмическим началом, и подобны в этом реке, течение которой уже есть ритм. Сравнение с рекой не случайно: всё зарождается от созерцания природы и размышлений над ее явлениями. Это моя философия, но базируется она на том, что когда-то я получил от Аркадия Степановича. 

Олег Николаев, музейный проектировщик Бюро «АртТерра», кандидат филологических наук:

Из наиболее острых проблем современной интеллектуальной ситуации в России я бы выделил следующую: переизбыточность фактической информации в сочетании с дефицитом объяснительных моделей. Школы и вузы крайне плохо справляются с задачей научить эту информацию обрабатывать, структурировать, анализировать. А человек – существо, ищущее смыслы. Если образование и культура не дают «ключей» в этих поисках, то его сознание захватывают эзотерические, оккультные, конспирологические теории, которые стремятся дать один абсолютизированный ответ, а не задать перспективу бесконечного познания истины. Между тем и наука, и подлинное искусство, и религиозная мысль существуют только по законам открытости и бесконечности познания. «Чем дольше и настойчивее мы ищем истину… тем быстрее и далее она от нас удаляется», –  так писал об этом А.С. Знаменский.

Игорь Ландграф, заместитель директора филиала ЦНИИ судовой электротехники и технологии «Крыловский государственный научный центр» по направлению водородная энергетика:

Летом 1942 года состоялось первое заочное знакомство моего отца с казавшимся, как он вспоминает, пожилым и ходящим немного странным «гусиным шагом» мужчиной, который жил в соседнем доме. «Пожилому» мужчине тогда было всего 44 года, и ленинградский подросток еще не догадывался, что это его будущий Учитель. Много позже, в одной из статей он напишет об А.С. Знаменском: «Есть люди вроде бы и незаметные, при жизни делающие свое, как им кажется, скромное дело. Но когда они уходят из жизни, понимаешь, как необходимо было всем их скромное дело, спохватываешься, что ты жил рядом с незаурядным человеком и не замечал этого».

На снимках: Е. Лоншакова, А. Знаменский

Некрасова Ирма
28.02.2018


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: