< №5 (154) Май 2017 >
Логотип

ЧАЙКОВСКИЙ VS БЕТХОВЕН

В зале Бруни в Русском музее, бывшем Театральном зале Михайловского дворца, прозвучало дипломное сочинение первого выпускника Петербургской консерватории Петра Ильича Чайковского – кантата «К радости» на текст оды Ф. Шиллера

Партитура вошла в I том IV серии Академического полного собрания сочинений – «Кантаты и хоровые произведения с оркестром и a capella», к презентации которого был приурочен концерт. Исполненная квартетом солистов, хором и Молодежным симфоническим оркестром Петербургской консерватории под управлением Аркадия Штейнлухта, музыка гимна «К радости» стала кульминацией XIX Чтений отдела рукописей консерваторской Научной музыкальной библиотеки, в фондах которой хранится автограф партитуры Чайковского. Директор библиотеки Елена Некрасова торжественно объявила, что исполнением кантаты Петербургская консерватория открыла год своего 155-летия.

О кантате «К радости» не только знали давно – ее даже изредка исполняли, в частности дирижеры Александр Рудин и Томас Зандерлинг. Впервые партитура была издана в составе старого Полного собрания сочинений в 1960 году. Но только сейчас, в новом академическом издании сочинение напечатано в точном соответствии с автографом, в нем устранены неточности единственного имевшегося до сих пор издания. Как заметила научный редактор тома Тамара Сквирская, «в автографе партитуры обнаружились ошибки: так, например, Петр Ильич трижды предписал струнным инструментам неисполнимые аккорды, эти ошибки молодого композитора не были замечены в первом издании».

Михайловский дворец неслучайно выбрали местом для музыкальной реконструкции кантаты, которое состоялось, к слову, 25 апреля – в день рождения Чайковского по старому стилю. Именно здесь она дважды была представлена 152 года назад – в 1865 году на годичном и публичном выпускном экзаменах: сначала под управлением автора, затем под управлением директора консерватории Антона Рубинштейна. Именно в этом дворце, на музыкальных вечерах его хозяйки, великой княгини Елены Павловны, вызревала идея первой русской консерватории.

Текст кантаты был предложен Чайковскому Советом профессоров консерватории, а значит, 25-летний композитор встал на территорию Бетховена «поневоле», но вышел из сложнейшего испытания победителем. Петр Ильич «омузыкалил» текст, смонтировав русские переводы трех поэтов – К.С. Аксакова, В.Г. Бенедиктова и М.А. Дмитриева. Как пояснила Т. Сквирская, «из девяти строф с припевами, имеющихся в оригинале, композитор использовал четыре строфы (I, II, III и сокращенную VIII) и два хоровых припева (IV, I). Сходную структуру имеет и текст финала Девятой симфонии Бетховена (строфы I, II, III и припевы IV, I, III). Особенно бросается в глаза перестановка знаменитого шиллеровского первого хорового припева (в оригинале Seid umschlungen Millionen) в конец текста. Подобная перестановка имеется в финале Девятой симфонии, с несомненной оглядкой на которую создавалась кантата «К радости». Примечательно, что Чайковский использовал в своей кантате тот же исполнительский состав, что и Бетховен в Девятой: четыре солиста, смешанный хор и оркестр».

Начав свое дипломное сочинение с обреченной фразы нисходящего до-минорного трезвучия, ритмически один в один похожей на начало главной темы Фортепианного концерта Шумана, Чайковский завершил сочинение в ликующем до мажоре. Каждый раздел кантаты, драматургически насыщенный, состоящий из «разъедающих сомнений», неуверенности, преград и их преодолений, вихреобразно захватывал слушателей на пути к той самой радости, увлекая идеей «русского космизма», выросшего из духа немецкой философии и культуры.

«Там, под звездным сводом, братья, должен жить отец у нас», – запевало вдохновенное меццо-сопрано, оглашая очередную строфу. Духу сочинения начинающего композитора очень соответствовал настрой квартета молодых певцов в составе сопрано Ольги Георгиевой, меццо-сопрано Юлии Любимовой, тенора Наримана Алиева и баса Юрия Борщёва. Шаг за шагом, поначалу робко, но в процессе все более уверенно они сплетались в «крепких объятьях», почти наглядно демонстрируя хрестоматийные «от мрака к свету» и «через тернии к звездам» – движение к высшим точкам «пути», указанным Чайковским мистическим свечением тремолирующих струнных в высоком «звездном» регистре.

Фотокопия подлинника предоставлена библиотекой Петербургской консерватории

Дудин Владимир
31.05.2017


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: