< №4 (153) Апрель 2017
Логотип

Концертмейстер не должен быть в тени

Редкий случай: не о конкурсных победах и не о методических инновациях захотели рассказать в ДШИ Нерюнгри, а об одном из своих педагогов – Лилии Осиповой

Приехав много лет назад из центральной части России в Якутию, сегодня она называет годы, прожитые здесь, самыми плодотворными. И, рассказывая о себе и своей профессиональной судьбе нашему корреспонденту, расставляет неожиданные акценты.

Со временем не считается

Высокий темпоритм – это ее деловой стиль, это то, что ей нравится. В течение учебного дня она стремительно переключается с концертмейстерской работы на преподавание специального фортепиано, затем ведет урок общего фортепиано и – опять в репетиционный зал... Легко ли ей дается такое переключение? Говорит, что не видит в этом проблемы, и полагает, что педагоги-пианисты, не занимающиеся концертмейстерской практикой, в какой-то мере себя обедняют. Она не считается со временем. Надо позаниматься с кем-то дополнительно (и конечно, безвозмездно) – пожалуйста, пусть и в воскресенье. Нужны сверх нормы репетиции перед концертом – всегда рада.

Она влюблена в предмет «общее фортепиано». Ей не кажется правильной та узаконенная принципиальная разница между преподаванием общего и специального фортепиано, при которой уроки по специальности проводятся по 40 минут трижды, а уроки по общему фортепиано, как правило, ограничиваются 20 минутами в неделю. Будучи заведующей отделом общего фортепиано, Лилия Михайловна внимательно отслеживает новации в волнующей ее сфере и старается применять их на своих занятиях. В этом ей помогает общение с коллегами из других городов, где, к слову, усиливается интерес к методике и принципам преподавания общего фортепиано. По мнению Лилии Осиповой, есть смысл проводить открытые уроки по этому предмету. Кроме того, она рассчитывает, что совместными усилиями педагогов нерюнгринской ДШИ удастся организовать небольшой фортепианный конкурс среди школьников, для которых этот инструмент не основной.

Вот он – человек на своем месте. Настоящий энтузиаст своего дела с 40-летним педагогическим стажем, один из лучших преподавателей нерюнгринской ДШИ признается, что быть только учителем музыки было бы... скучно. Другое дело – совмещать педагогику и концертную деятельность!

Сцена, которая ее вдохновляет

«Моя творческая биография началась с 1962 года, когда я поступила в музыкальное училище, – рассказывает Лилия Михайловна. – Вот с тех пор вся моя жизнь связана с концертмейстерской работой. Это одна из важнейших составляющих моей жизни, которую, если быть честной, я ценю превыше даже педагогики. Эта работа подразумевает помощь тем людям, с которыми я работаю, будь то ученик или взрослый человек. Это знакомство и общение с коллегами на конкурсах или в гастрольных поездках. Это, наконец, выступления на концертной эстраде, которые я очень люблю. Я совершенно не боюсь сцены, наоборот, сцена меня вдохновляет. Для меня это работа, которая приносит не просто удовлетворение, а дает энергию. Все время хочется взять новую высоту, стать лучше. И еще где-то побывать, еще с кем-то поиграть».

Еще учась в консерватории, Лилия Осипова работала как концертмейстер с духовиками, вокалистами, в дирижерском классе, аккомпанировала и самодеятельным музыкантам, и профессионалам (например, знаменитому трубачу Тимофею Докшицеру). Сейчас с большим воодушевлением занимается с детьми. А это особая категория. Чтобы юный солист не спасовал перед зрительным залом и проявил свою индивидуальность, от аккомпаниатора требуются блестящий профессионализм, мгновенная реакция и врожденная деликатность. Лилии Михайловне эти качества присущи как на сцене, так и в учебном классе.

«Любой концертмейстер должен музыку не просто слышать, а как бы предслышать. Улавливать ее как целое, чтобы, может быть, даже подтолкнуть и солиста к пониманию этого целого, – говорит она. – То есть роль концертмейстера, аккомпаниатора совсем не второстепенна. Безусловно, аккомпаниатор, затмевающий на сцене солиста, – это недопустимо. Но чувствовать момент, когда исполнителю нужна поддержка, когда его необходимо повести за собой, он должен. Это относится даже к взрослым артистам, а к начинающим – тем более. Дети в большинстве своем, выходя на сцену, робеют. Если я во время выступления буду держаться в тени и играть потише (что многие непрофессионалы расценивают как достоинство), то и ребенок-солист потеряется, не сможет раскрыть ни свои данные, ни само произведение. Так что концертмейстер и солист – сообщающиеся сосуды».

Концерт – ситуация в чем-то экстремальная, постоянно испытывающая артистов на прочность. Но с хорошим концертмейстером солист как за каменной стеной. Лилия Осипова помнит немало случаев, когда исполнители забывали слова или мелодию. Ее реакция должна была быть незамедлительной: подсказать текст, иногда едва ли не в полный голос, а курьез с пропущенными несколькими тактами вокальной партии завуалировать собственной невозмутимостью и сольными фортепианными «переливами».

Два в одном

Известно, что не всякий художник (музыкант, танцор) может быть педагогом, и не всякому педагогу, даже блестящему, дано стать практиком искусства. Совпадение того и другого в одной личности – только плюс, обещающий интересные результаты.

С таким педагогом, как Лилия Осипова, якутским ребятишкам повезло. Во-первых, она любит контактировать с детьми. Во-вторых, умеет увлечь их своим делом. В-третьих, мастерство и природная музыкальность помогают ей грамотно организовать учебный процесс и развить в каждом ученике то, что дано природой.

Ей самой, например, достаточно 15 минут, чтобы выучить незнакомую сонату (что удается далеко не каждому профессионалу). Особенно такое мобильное погружение в новый материал Лилии Михайловне пригодилось в консерватории, где на изучение крупного произведения отводили всего 3-4 занятия, после чего студенты должны были исполнить его уже наизусть. У нее на это уходило и того меньше времени, потому что параллельно с учебой она работала. «Но и любого ребенка можно научить быстро ориентироваться в музыкальном материале, – уверена Лилия Михайловна. – Только работать над этим нужно постоянно, а не от случая к случаю. Когда я училась, подобным навыкам не придавали большого значения. Но моя мама, которая не была музыкантом, старалась почаще ставить передо мной на пюпитр новые ноты, и мы с ней читали с листа – просто для себя. Поэтому еще в детстве я привыкла к потоку нового, а с годами мне самой уже стало интересно это новое искать и постигать».

Немалую роль в ее успешной карьере концертмейстера-педагога сыграло и литературное чутье. В текстах музыкальных сочинений порой обнаруживались ошибки. Проглядел редактор, недосмотрел наборщик – вот какая-нибудь запятая и оказалась не на месте. А в результате – что-то вроде «казнить нельзя помиловать». Исказился смысл романса. Вот Лилии Михайловне и приходится время от времени выступать в роли корректора. А уж обсудить с учеником-вокалистом содержание поэтического текста – прямая обязанность любого концертмейстера ДШИ. Он-то знает: чтобы слово зазвучало осмысленно, выразительно, нужен личный жизненный опыт, которого у школьника пока нет. А в жизни самой Лилии Осиповой было всякое – и горе и радость. Но и в горе и в радости ей помогала музыка:

– В черные минуты я садилась за фортепиано, играла и забывала все. Ведь в музыке можно найти отклик для любого своего состояния. Если бы не музыка, я не знаю, кто бы я была. Мне почему-то казалось с самого детства, что если человек выбрал профессию по любви, он выберется из любых проблем. Спасибо маме за то, что она угадала мою профессиональную судьбу. И теперь я счастливый, состоявшийся человек.

Петрова Ольга

Лесникова Татьяна 
20.02.2017


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: