< №2 (140) Февраль 2016 >
Логотип

ИНВЕСТИЦИЯ В БУДУЩЕЕ

В репертуар Камерного музыкального театра вернулся бриттеновский «Трубочист»

Московские оперные театры продолжают активно работать с детско-юношеской аудиторией: не только в Театре Сац, но и во всех прочих столичных оперных домах периодически появляются произведения специально для маленьких меломанов. Это направление стоит приветствовать – готовить публику, приученную к такому непростому и одновременно прекрасному жанру, как опера, нужно с самого нежного возраста. Чем раньше отвести ребенка в оперу, тем проще ему дается приобщение к великой традиции, тем естественнее воспринимается им на сцене поющий герой. Начинать стоит, конечно, не со слишком сложного и протяженного, чтобы на самом старте не отбить охоту. В Камерном музыкальном театре им. Бориса Покровского недавно появился именно такой спектакль – призванный вызвать у ребенка интерес к drama per musica, к действию через музыку.

Вернее сказать, спектакль возродился. Детская опера-игра великого британца Бенджамина Бриттена «Маленький трубочист» под своим вторым названием «Давайте создадим оперу!» поселилась в Театре Покровского еще на заре его существования – на старой сцене подвального помещения на Соколе, позже вместе с театром перебралась на Никольскую улицу и долго держалась в репертуаре. Идею Борис Александрович «подсмотрел» в 1977 году в Таллине и в 1979-м пригласил эстонского режиссера Арне Микка сделать спектакль в Москве. На том, первом «Маленьком трубочисте» выросло не одно поколение зрителей, и теперь, после небольшого перерыва, когда опера-игра отсутствовала в афише КМТ, он вернулся к публике.

Ставший уже классикой русский перевод Ирины Масленниковой слегка отредактировали Софья Аверченкова и режиссер-постановщик новой версии оперы Михаил Кисляров, а детским хором, занимающем столь существенное место в этом произведении, также, как и сорок лет назад, бессменно руководит Елена Озерова. Главное в этом сочинении – интерактивное начало, когда в процесс создания спектакля вовлекается вся публика от мала до велика, и эту интерактивность театру удалось не только сохранить, но и развить на новом уровне: у малышей буквально горят глаза, потому что они чувствуют свою причастность к происходящему, поют хором, изображая то сову, то ворону, отвечают на реплики дирижера, рисуют эскизы костюмов персонажей...

Исключительно выразителен и одновременно прост визуальный образ постановки (художник Мария Кононова, художник по свету Владимир Ивакин, анимация Данила Герасименко): на сцене тотально черно, как в мире тяжелых будней главного героя, а отсутствующие декорации заменяют белые, примитивно-схематичные прорисовки на заднике – это и окно с падающим снегом, и камин с часами, и пр. На этом «экране» очень рельефно смотрятся ярко-гротескные, практически клоунские костюмы персонажей: злобная Мисс Бэгготт щеголяет в двойной, почти как тиара папы римского, шляпке, на жестоких злодеях-трубочистах, нещадно эксплуатирующих маленького сиротку Сэма, зеленые клетчатые килты и кроваво-красные шарфы, положительные персонажи, прежде всего дети, а также добрая Джульетта и их няня Мэри одеты словно куклы – в розовое-голубое с бантами и рюшами.

В спектакле много движения, причем оправданного, осмысленного, гармонично вовлекающего зал в атмосферу рождения оперы. До антракта, в первой части представления, как и задумано композитором и его либреттистом Эриком Крозье, юным зрителям предлагаются разные задания-функции в будущем спектакле, а после перерыва вихрем интереснейших мизансцен стремительно проносится само действие. Настолько стремительно, что не успеваешь заметить, как прошло время, – авторам удалось создать живую, изменчивую материю музыкального театра, которая буквально окутывает и завораживает каждого, кто пришел в зал.

Бриттеновская стилистика освоена покровцами, что большими, что маленькими, на отлично, что и неудивительно, поскольку и сама эта опера еще недавно была в активном репертуаре театра, да и вообще здесь всегда были на ты с современной музыкой, в том числе и с Бриттеном: в 2013 году, к столетию со дня рождения композитора, в КМТ поставили его сложнейшую камерную оперу «Блудный сын» и справились с ней превосходно.

В нынешнем «Трубочисте» роковую женщину-вамп захватывающе исполнила Ульяна Разумная (Бэгготт), колоритны оказались и трубочисты (раблезиански устрашающий Александр Маркеев и источающий порочную сексуальность Михаил Яненко), светлые образы не меньше удались Марианне Асвойновой (Джульетта) и Ксении Муслановой (Мэри). Безусловно высокой оценки заслуживает исполнение партий-ролей актерами-детьми – музыкальность, точность интонирования сочеталась у них с естественностью существования на сцене, чего добиться от непрофессионалов, конечно, совсем непросто. Молодой маэстро Алексей Верещагин умело собрал воедино мозаику спектакля, благодаря чему замечательная партитура Бриттена воспринимается свежо и задорно

Матусевич Александр
16.02.2016


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: