< №6 (122) Июнь 2014 >
Логотип

ПРАВИЛА ЖИЗНИ ЭЛИНЫ ГАРАНЧИ

Всемирно известная латышская меццо-сопрано впервые выступила в Петербурге в большом гала-концерте оперных звезд, исполнив арию Далилы «Mon coeur» Сен-Санса, «Цыганскую песню» из «Кармен» Бизе и «Гранаду». Встретиться с певицей было интересно еще и потому, что в прошлом году в Германии вышла в свет ее первая автобиография, написанная на немецком языке: «Wirklich wichtig sind die Schuhe» («Самое важное – это туфли»).

– Как возникла идея книги?

– Когда мне предложили написать о себе, я сказала, что слишком молода, чтобы писать биографию. На что мне ответили, что я могу написать в свободном ключе. Пришлось согласиться. Я писала днями и ночами, иногда вскакивая в три часа ночи, если какая-то идея вдруг приходила в голову, – почти три месяца ни о чем другом не могла думать.

– О чем вы написали?

– В этой книге можно многое узнать о моем детстве, о том, почему я такая, какая есть. Я была сильной в детстве. На протяжении учебного года меня окружал интеллектуальный мир Латвии: в нашем доме частыми гостями были певцы, музыканты, писатели, политики, режиссеры, кто-то гулял со мной, кому-то я садилась на плечи. Летом меня увозили в деревню к бабушке, где я и коров доила, и в поле работала. В таких полярных мирах я и вырастала, и эти миры мне очень помогли, позволили твердо стоять на ногах, чувствовать землю. Карьера и музыка – это прекрасно, но не только они составляют ценность моей жизни: я не живу только для этого, мне все же нужна семья. Я написала и о том, как начинала в Майнингене, о том, что чувствовала, когда впервые оказалась на большой сцене, как впервые выступила в «Метрополитен-опера», как готовилась, чем рисковала, поскольку никогда «с закрытыми глазами» сразу не соглашалась подписывать контракты, стремясь узнать о деталях. Словом, рассказала о том, как молодая певица боролась за свою карьеру.

– Наверно, даете какие-то советы молодым певцам?

– Они должны, прежде всего, понять, для чего хотят этим заниматься: для славы, для денег, для популярности или просто для пения. Необходимо постоянно наблюдать за тем, как развивается голос, анализировать не только себя, но и то, что происходит в мире, понимать, почему та или иная музыка нравится больше, не увлекаться, скажем, драматическим репертуаром, который до тебя уже занят пятнадцатью сопрано, а попытаться найти свою нишу. Также я считаю, что не надо доверяться только одному педагогу, у которого свои сформированные вкусы и который со временем может утратить остроту восприятия и отношения и, как следствие, перестанет открывать для своего ученика новую перспективу. Вдруг какой-то другой репертуар окажется лучше того, на котором настаивает педагог. Конечно, не надо прыгать с черного на белое, но надо прислушиваться к разным мнениям.

Для меня было чрезвычайно важно начинать в маленьком театре с маленьких партий. Думаю, что лишь некоторые певцы могут пережить так называемую ночь славы, потому что ответственность на молодого певца ложится огромная. Если нет подготовки и ошибок, будет очень трудно. А еще певцу нельзя думать только о вокале – нужно думать и о языках, на которых можно свободно общаться за рубежом как с коллегами, так и с дирижерами и режиссерами. Конечно, в идеале нужно знать, как устроен оперный бизнес. Не надо сразу бросаться на большие роли в первом попавшемся театре. Можно немного побороться за свои права, просить, чтобы дали двадцать спектаклей в сезон, а не сорок пять. И если дирижер требует от певца спеть ту или иную партию, а певец знает, что она пока не по силам, нужно уметь ответить, что это еще рановато, то есть пытаться доказать свое. Ничего не стесняться, но и не быть нахалом.

– А вообще насколько зависит от самого певца планирование выступлений, количества спектаклей?

– Это зависит от категории певца, от того, насколько он свободен или несвободен. На это влияет, безусловно, и артистический эгоизм, когда кому-то хочется исполнять только первые партии в первых театрах каждый сезон и всегда премьеры. Есть певцы, которые любят участвовать в одной и той же опере, переезжая из театра в театр на ее новые постановки. Я бы так не смогла, мне было бы скучно петь все время одну и ту же партию. Поэтому я стараюсь менять. Кроме того, я заметила, что тратить шесть недель на репетиции не всегда есть роскошь. Самые лучшие певцы, которых в мире не так много, от силы тридцать-сорок, не нуждаются в шести неделях, а в состоянии за две-три недели все разучить и поставить. Время уходит на костюмы, режиссера, прочую волокиту. Я предпочитаю сделать пять-шесть репертуарных партий, чем только две премьеры. Конечно, есть роли, которые меня очень интересуют, тогда я соглашусь повторить. Но вообще если я уже спела «Кармен», «Кавалера роз», «Вертера», зачем еще новые постановки?

– Вы вокалом много занимаетесць?

– Я, прежде всего, певица. На оперной сцене должен царить, прежде всего, голос – актерские способности идут сразу за ним. Но я не могу сказать, что как только выхожу на сцену, забываю о вокале.

Дудин Владимир
16.06.2014


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: