< №8 (167) Август 2018 >
Логотип

АТЛАНТЫ И НОВОРОЖДЕННЫЕ

Приятно подводить итоги сезона, когда глаза разбегаются, – что же было самое­-самое? Москва – настоящая музыкальная столица, мало какая другая потягается с ней количеством и пестротой событий. Сезон 2017/2018 не стал исключением.

ВОКАЛ ДО БЕСЧУВСТВИЯ. ОПЕРА

Если по хронологии – то начнем с Михаила Плетнева. На Большом фестивале РНО ранней осенью 2017 года публика насладилась редкой «Русалкой» Даргомыжского, к тому же открыв для себя незаурядную певицу Зарину Абаеву.

Следом в Большом театре изящно грянула «Альцина» Генделя в постановке Кети Митчелл – остроумная, полная сценических фокусов. А уж «заемный» это спектакль или сермяжно-свой, родной – что зрителю за дело? Ни одна оперная премьера до лета «Альцину» так и не затмила.

Вот что помешало в Большом успеху «Пиковой дамы» Р. Туминаса? Может, излишние ожидания? «Енуфа» в МАМТ (героическая работа А. Тителя) лишь напомнила, как не везет Яначеку в России, которую он обожал. Зато в мае воображение просвещенной молодежи взбудоражила первая оперная постановка К. Богомолова: споры об оратории «Триумф Времени и Бесчувствия» 22-летнего Генделя, сдобренной новым текстом-подтекстом Владимира Сорокина, не утихли до сих пор.

Оперный сезон завершился как никогда поздно: лишь в конце июля Большой, надорвавшийся от премьер, показал «Богему» с молодым составом в легкой «шампанской» постановке Жан-Романа Весперини.

И ВСЕ-ТАКИ «НУРЕЕВ». БАЛЕТ

Но если по части оперы Большой, бывало, обгоняли «Геликон» и «Новая опера», то его балет трудно превзойти. Две чрезвычайно трудоемкие и густонаселенные работы Большого войдут в летопись мирового театра.

Осенью 2017 года, наконец, вышел многострадальный «Нуреев» на музыку И. Демуцкого в постановке К. Серебренникова – Ю. Посохова: грандиозный спектакль о балете, требующем гибели всерьез. Не потому ли еще в конце прошлого сезона все танцовщики бурно встали на его защиту? Ничего подобного Историческая сцена Большого театра до сих пор не знала. Спектакль уже получил четыре (!) приза «Бенуа де ла данс» и получит еще.

А весной мастер масштабных полотен Джон Ноймайер выпустил здесь свой балет «Анна Каренина» (на музыку Чайковского, Шнитке, К. Стивенса), открыв нам потаенные уголки романа Толстого. Воистину, по словам постановщика, «здесь характеры, как у Шекспира».

Балет МАМТ целиком доверился новому руководителю Лорану Илеру, который последовательно «проходит» с труппой стиль выдающихся современных хореографов: П. Тейлора, Ж. Гарнье, А. Экмана, М. Гёке, О. Нахарина. От легендарного театра многого ждут: в новом сезоне он отмечает свое 100-летие.

К чести Большого, он и балет еще успел выпустить в конце июля: восстановил роскошный блокбастер «Дочь фараона» к юбилею Петипа! Реконструкция Пьера Лакотта вскоре после премьеры 2000-го вышла из репертуара по инициативе Геннадия Рождественского (тогда – художественного и музыкального руководителя театра), заявившего, что музыка Пуни не достойна сцены Большого. Здесь впору поставить жирный смайлик: ведь тогда из его репертуара можно вычеркнуть не один балетный шедевр!

ЧИСТОЕ ЗОЛОТО И ЧИСТОЕ СЕРЕБРО. ОРКЕСТРЫ

Выступления симфонических оркестров и их программы иногда впечатляют не меньше театральных спектаклей. В первую очередь это относится к двум коллективам – РНО и ГАСО.

Российский национальный оркестр не только проводит собственный фестиваль и блистает просветительством, но и – что там говорить! – стимулирует его руководителя Михаила Плетнева (в первую очередь выдающегося пианиста), над которым дрожит публика, солировать в концертах. Так, 30 апреля в БЗК случилось историческое событие: прозвучала сенсационная версия Первого концерта Чайковского, далекая от оглушительной версии, канонизированной на известном конкурсе.

Другой просветитель – главный дирижер Госоркестра Владимир Юровский, к тому же талантливый оратор. Благодаря ему в столице удалось незабываемо и адекватно отметить в БЗК 100-летие революции исполнением идеологически окрашенных раритетов. Увы, Юровский бывает лишь наездами, однако и его июльское пришествие навсегда запомнится редчайшими опусами Мусоргского и сокрушительной по воздействию (в этом исполнении ГАСО) Одиннадцатой симфонией Шостаковича, которую зал по призыву дирижера предварил скорбным пением «Вы жертвою пали в борьбе роковой».

Нечастый гость и пермский маэстро Теодор Курентзис. Весной он позанимался и выступил в БЗК с консерваторским оркестром (ядром стала оригинально трактованная Седьмая симфония Бетховена), что увенчалось вручением ему статуэтки «из чистого золота и чистого серебра», как сказал ректор. В конце июня, уже во главе пермского оркестра musicAeterna, Курентзис представил в КЗЧ Четвертую симфонию Малера, впечатляюще затронув свою любимую тему тоски по утраченному раю. Как ни смешно, концерт запомнился еще и тем, что в зале зазвонил мобильник – и Курентзис остановил исполнение, вызвав потом в соцсетях многодневную бурю («за» и «против»).

Еще более редкие гастролеры – Саксонская капелла во главе с Кристианом Тилеманном и Симфонический оркестр Баварского радио, руководимый Марисом Янсонсом. Последний был абсолютно безукоризнен (Третья Бетховена, «Дон Жуан» Штрауса и «Вальс» Равеля).

В высшей степени примечательным событием стало создание на базе Московской филармонии Российского национального молодежного оркестра (президентский грант – почти 115 млн руб.!). На 15 декабря намечен его концерт в Зале Чайковского – в ночном цикле «Мама, я меломан».

ЖАЖДУЩИЕ МАСШТАБА. ФЕСТИВАЛИ И КОНКУРСЫ

Тут мы плавно переходим к Фестивалю Мстислава Ростроповича. Единственному, который девятый год удерживает и традиционную, не размытую форму, и примечательный список участников, и повальный интерес публики. Его директор Ольга Ростропович пригласила весной в Москву Симфонический оркестр Берлинского радио и Камерный оркестр «Вена – Берлин», состоящий из солистов двух крупнейших симфонических коллективов Европы. «Страсти по Матфею» под управлением Эноха цу Гуттенберга исполняли Баварский оркестр, хор KlangVerwaltung и Мюнхенский хор мальчиков. Из наших оркестров выступили РНО (в Концерте Скрябина солировал сам М. Плетнев) и БСО под управлением испанца Антонио Мендеса, завершивший фестиваль исполнением «Римской трилогии» Респиги в красочном ЗD-оформлении в одиозном Государственном Кремлевском дворце (больше проект просто никуда не влезал).

IX Большой фестиваль РНО (тоже ежегодный) прошел, как всегда, неровно: был и непредсказуемый в своей погруженности Люка Дебарг с Первым концертом Равеля, и странный вечер памяти дирижера-россиниеведа Альберто Дзедды, непосильно упавший на хрупкие плечи сопрано Ольги Перетятько; отчаянное выступление украинского дирижера Кирилла Карабица, добавившего вечеру чуть политическую окраску, и бесконечное, нелепое токование Эдварда Радзинского о гибели царской семьи Романовых. Но это значит лишь одно: фестиваль жив, он экспериментирует, старается потрафить всем вкусам. И в этом сентябре у него юбилей!

Самым ярким конкурсом выглядел II Grand piano competition, организованный Денисом Мацуевым. За пышным названием – выступления пятнадцати талантливых детей от 10 до 16 лет. Привлечение для финального тура самого Госоркестра (дирижер А. Сладковский), трансляции по каналу Mezzo, сюжеты в теленовостях, споры и голосования в соцсетях, неизменное присутствие самого Дениса, а на заключительном концерте еще и В. Гергиева – все это придало конкурсу масштаб не вполне заслуженный. Однако хотя бы несколько вундеркиндов засветились и получили отличный стартовый капитал. 

СИЯТЬ ИЛИ ЗВУЧАТЬ? ПИАНИСТЫ

Денис Мацуев сегодня – олицетворение мира классической музыки в глазах самой широкой публики. По присутствию на телеэкране он давно затмил своих приевшихся предшественников. К тому же время явно потребовало такого неунывающего, улыбчивого, почти народного героя, которому не только нипочем трижды за день выступить с Гергиевым, но и по силам организовывать и возглавлять крупные проекты и фестивали. Однако мы теряем его как серьезного пианиста. Его исполнения почти сплошь не назовешь интерпретациями, а непомерное фортиссимо часто затмевает саму музыку. На его концерты в прессе трудно найти профессиональный разбор: кто возьмется ругать этого богатыря-энтузиаста?

Полная ему противоположность – Михаил Плетнев, мизантроп, за год не раз и не два потрясший меломанов. В частности, январским концертом в Филармонии-2 к 145-летию Рахманинова, на котором он представил сплошь сумрачную сторону личности композитора.

Наиболее востребованными гастролерами традиционно оказались Евгений Кисин, Андраш Шифф и Люка Дебарг. Но если два первых – безупречные мэтры, то интерпретации Дебарга, жадно набирающего репертуар, иногда очень спорны (например, интерпретации Шопена). Но какое же удовольствие их обсуждать!

Все громче в Москве звучит имя тонкого интерпретатора Бехзода Абдураимова, приезжающего из США: наша публика, во многом состоящая из людей хотя бы с минимальным музыкальным образованием, хорошо различает подлинное от блескучего.

БЕЗУМСТВО ХРАБРЫХ. ПРОЕКТЫ

Актуальная тема сезона – привлечение в залы молодой публики. 

МАМТ придумал «KoОПЕРАцию» – лабораторию молодых композиторов и драматургов, и на Малой сцене увидели свет восемь мини-опер. Сейчас в разгаре уже второй цикл. В проекте «Опера на экране» в МАМТ бесплатно демонстрировались лучшие постановки фестиваля в Экс-ан-Провансе. (В новом сезоне обещана продукция театра Ла Монне.) Проект «Студия» озабочен экскурсиями, в том числе в закулисье, встречами со зрителями, оперным онлайн-курсом с «Арзамасом» и т.д. Балетный проект «Точка пересечения» позволит наблюдать за работой четырех хореографов, которые будут ставить, что хотят и с какими хотят танцовщиками театра.

Фонтанирует проектами и Московская филармония. Лучший из них «Мама, я меломан» – ночные (начало в 23.00) лекции для новичков.

В Большом театре экспериментирует Молодежная программа. В Бетховенском зале играют представление «В парижских салонах. Belle Epoque» в малоизвестном у нас стиле начала ХХ века. В мае молодые режиссеры из ГИТИСа и Школы-студии МХТ в проекте «Кантаты LAB. Сценические опыты» предприняли попытку остросовременных постановок кантат Вивальди, Альбинони, Гайдна, Генделя, Арна и Россини. Попытка вышла отчаянной, но надо же с чего-то начинать – на то это и «проекты»!

БОЛЬ И НАДЕЖДЫ

Самая болезненная тема сезона – фактическое уничтожение Камерного музыкального театра им. Б.А. Покровского, который в результате скрытых тектонических сдвигов ушел в подчинение Большому театру. Событие вызвало шквал негативных эмоций. Будет ли это полное поглощение с увольнениями?

Владимир Урин, директор Большого, уверяет: «Конфликт преувеличен. Я беседовал лично с каждым артистом, оркестрантом. Мы постараемся сохранять принципы Бориса Александровича Покровского. Но это будет другой театр, другие дирижеры, другие режиссеры, появятся новые артисты».

Самое многообещающее событие – летняя презентация долгожданного концертного зала «Зарядье». Его здание эффектно вписано в холмы нового столичного парка. Обещают хорошую акустику (тайна сия всегда велика есть, но она разрешится уже на первых концертах в начале сентября). А пока можно посидеть на лавках открытого амфитеатра: отсюда открывается умопомрачительный вид на Москву, особенно на закате. 

На снимках М. Плетнев и Д. Мацуев

Зимянина Наталья
31.08.2018


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: