< №4 (120) Апрель 2014 >
Логотип

МУЗЫКА НА НИЖНЕВОЛЖСКИХ БЕРЕГАХ

С 8 по 13 апреля в Астрахани проходил XIII Международный фестиваль вокального искусства имени Валерии Барсовой и Марии Максаковой

Начавшись в 1987 году как Дни вокального искусства памяти выдающихся уроженок Астрахани, фестиваль постепенно рос, обретал свою значимость и сегодня собирает как местных певцов и музыкантов, так и артистов из ближнего и дальнего зарубежья.

По сложившейся традиции фестиваль открылся 8 апреля – в день рождения Марии Петровны Максаковой – большим гала-концертом в Астраханской государственной филармонии: он длился без малого два часа (и без антракта). Перед его началом в фойе зала слух публики услаждал струнный квартет.

Певцам аккомпанировал оркестр Астраханского театра оперы и балета под управлением главного дирижера и художественного руководителя Валерия Воронина. Симфонический коллектив достойно справился со своей задачей, проявив себя чутким партнером артистов, в то время как они представили очень разноплановый музыкальный материал.

Из звездных участников на гала-концерте выступила внучка главной героини фестиваля и ее полная тезка – меццо-сопрано Мария Максакова-младшая, в последнее время, кстати, активно проявляющая себя не только на оперной сцене, но также в политике и шоу-бизнесе. В дополнение к заявленной в программе арии ревнивой принцессы Эболи из оперы Верди «Дон Карлос» Мария спела знаменитую «Хабанеру» из «Кармен» Бизе, сорвав бурные аплодисменты и крики «браво» публики, до отказа заполнившей зал.

Одним из наиболее удачных номеров концерта стал поставленный ближе к концу взволнованный дуэт Амелии и Ричарда из еще одной оперы Верди – «Бал-маскарад». Его исполнили солисты Астраханского оперного театра сопрано Елена Разгуляева и тенор Алексей Михайлов. Обладательница звонкого голоса с красивым тембром, чувствующая подлинную певческую культуру Елена Разгуляева – одно из украшений астраханской сцены. Неслучайно именно ей была поручена роль Татьяны в подготовленной к фестивалю премьерной постановке оперы «Евгений Онегин» Чайковского.

Кроме страстной романтической музыки на фестивальном концерте-открытии прозвучали и изысканные старинные арии. Контратенор из Баку Ильхам Назаров представил фрагменты из опер «Юлий Цезарь» Генделя и «Джустино» Вивальди, а проживающая ныне в Бремене выпускница Астраханской консерватории Тамара Кливаденко спела арию Секста из «Милосердия Тита» Моцарта.

Однако самый горячий прием у публики встретила столь понятная русской душе музыка Чайковского, и здесь отличился еще один выпускник Астраханской консерватории – баритон Сергей Плюснин, стажировавшийся в Центре оперного пения Галины Вишневской и поющий сегодня на знаменитых оперных сценах. Сергей исполнил знаменитую арию Роберта из оперы «Иоланта» и партию Онегина в заключительной сцене «Евгения Онегина» (Татьяной была солистка Киевского оперного театра Ольга Матушенко).

Одним из нововведений нынешнего фестиваля в Астрахани стал концерт джазовой музыки, прошедший в филармонии 10 апреля. В первом отделении выступили артисты Санкт-Петербургской филармонии джазовой музыки – квартет пианиста Алексея Черемизова вместе с американской темнокожей певицей Шарон Кларк. Второе отделение провел астраханский филармонический Эстрадно-джазовый оркестр под руководством Алексея Назарикова и уроженец Астрахани баритон Альберт Жалилов.

Выпускница бостонского Беркли-колледжа Кларк за несколько последних лет объездила буквально всю Россию от Калининграда до Владивостока, побывав на Русском севере и в Сибири, и вот, наконец, заехала в южные края нашей родины. Едва выйдя на сцену, она сразу заразила зал своей невероятной позитивной энергией и абсолютно органичным существованием «внутри» эстрадных мелодий и ритмов. Однако спевший несколько номеров из американских мюзиклов Альберт Жалилов был принят публикой не менее восторженно.

Запоминающимся стал концерт вокальной музыки на стихи А.С. Пушкина, прошедший чуть раньше в тот же день, 10 апреля, в одном из залов Астраханской картинной галереи им. П.М. Догадина. Это был тематический вечер цикла «Скрещение судеб», которые проводит галерея. Музыка перемежалась показами слайдов с картинами, посвященными Пушкину, и интересными комментариями ведущей Надежды Дорофеевой. Романсы и картины на слайдах были выстроены в хронологической последовательности создания, наглядно демонстрируя, как менялось восприятие пушкинской поэзии и сам образ поэта на протяжении века: от Глинки до жившего в первой половине прошлого столетия украинского композитора Федора Надененко и от Кипренского и Тропинина до трагически погибшего в середине 1970-х годов художника Виктора Попкова. Из музыкальных иллюстраций глубже всего были исполнены редко звучащие у нас романсы Николая Метнера: «Ангел», «Лишь розы увядают» и «Испанский романс». Сопрано Татьяна Важарова бережно интонировала каждое слово, а аккомпаниатор Наталья Муравьева тонко расцвечивала палитру изысканной метнеровской музыкальной ткани.

Главным событием фестиваля стала премьера «Евгения Онегина» на сцене открывшегося в 2011 году роскошного Астраханского театра оперы и балета. Здание выстроено на месте, увы, сгоревшего в 1976 году резного деревянного театра, в котором некогда выступали многие звезды русской и советской оперы, включая Ф. Шаляпина, А. Нежданову, Л. Собинова, И. Козловского. Именно в нем начинала свой творческий путь Мария Максакова, а теперь ее имя носит улица, на которой гордо возвышается новый красавец-театр – белоснежный, выстроенный в современном стиле, но с узнаваемыми элементами богато представленной в Астрахани купеческой архитектуры начала XX века.

Однако, как известно, сделать оболочку, какой бы она прекрасной ни была, – это полдела, важно наполнить новый корпус соответствующим творческим содержанием. За два с половиной года работы труппы театра в новых условиях были поставлены такие краеугольные оперные произведения, как «Борис Годунов» Мусоргского, «Травиата» и «Отелло» Верди, «Мадам Баттерфляй» Пуччини и «Пиковая дама» Чайковского. И вот очередь дошла до самой популярной русской оперы.

Постановочная команда «Евгения Онегина» в лице музыкального руководителя Валерия Воронина, режиссера Константина Балакина и художника-постановщика Елены Вершининой решили обойтись без новомодного радикализма и сделать спектакль «во вкусе умной старины». В результате получилось действо, включающее в себя все привычные представления об Онегине. Если костюмы – то это «панталоны, фрак, жилет», если декорации – то русские речки и болотца, уютный запущенный ландшафт дворянской усадьбы, контрастом которому затем служат стройные линии петербургской набережной. Спектакль Астраханского оперного театра можно смело рекомендовать к просмотру школьникам, а также тем из наших взрослых, кого до глубины души возмущают режиссерские эксперименты над Чайковским и Пушкиным Д. Чернякова и А. Жолдака. Однако на их фоне объявлять постановку Балакина старомодно-ретроградной было бы неверно. Как всегда, в искусстве действует тонкая грань, которую режиссер должен чувствовать, иначе любая опера грозит превратиться либо в ничем не оправданный трэш, либо в безжизненный набор штампов. «Онегин» в Астрахани получился живым и способным захватить слушателей.

Лейтмотив сценографии – выставленный на авансцену в качестве занавеса выразительный фасад типовой мелкопоместной дворянской усадьбы с характерными четырьмя колоннами и небольшим портиком на фасаде главного усадебного дома. Поднимаясь вверх, фасад обнажал то балкон и катящуюся по небосклону полную луну (сцена письма), то в духе знаменитого норштейновского мультфильма «Цапля и журавль» – разлив реки и мраморную лестницу на небольшую террасу с вазами (сцена объяснения Татьяны и Онегина), то строгие петербургские залы. Перед заключительным действием с помощью видеопроекции фасад усадьбы начинает стареть и даже рушиться. Для постановщиков это символ разрушения не только старинных усадеб, но и человеческих отношений.

Узловой сценой стала картина бала у Лариных, происходящего за стенами усадьбы. Под звуки вступления мимо дома проходит фигура во фраке – артист, загримированный под Чайковского: композитор как бы наблюдает за представлением в доме. А в картине петербургского бала вводится живописец Карл Брюллов, представляющий великосветской публике свое новое полотно, и именно к его портретному произведению обращены слова Онегина «Ужель та самая Татьяна». Главная героиня при этом (как и положено, в малиновом берете) наблюдает за Онегиным со стороны. Еще одним новшеством постановки стал выведенный перед оркестровой ямой просцениум, по которому прогуливаются главные герои. Помимо возможности увидеть артистов крупным планом просцениум позволил работать с акустикой, делая ясно различимыми наиболее важные реплики.

Специально для премьеры в Астраханский театр из Мариинского театра были приглашены солисты Сергей Романов (Онегин) и Александр Тимченко (Ленский), которые замечательно справились с ролями, но и местные силы смотрелись абсолютно органично. Елена Разгуляева, певшая Татьяну, погасила внешнюю экзальтированность своей героини и акцентировала ее внутреннюю глубину. Тамара Кливаденко спела партию Ольги без всех тех вульгарных ужимок, которыми иногда наделяется этот персонаж, и несколько по-европейски сдержанно, однако и с русской теплотой также. Оркестр под управлением Валерия Воронина соответствовал духу постановочной концепции, нигде не форсировал звук и в целом продемонстрировал стабильный уровень игры.

Ковалевский Георгий
22.04.2014


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: