< №10 (114) Октябрь 2013 >
Логотип
ФЕСТИВАЛИ

«СВЕТ С ВОСТОКА» В СТОЛИЦЕ УРАЛА

16 октября в Екатеринбурге завершился длившийся почти две недели II Международный музыкальный фестиваль «Евразия»

Взявшая на себя заботу об организации и проведении этого масштабного музыкального форума Свердловская государственная филармония в очередной раз доказала, что и в российских регионах культурная жизнь – по степени своей интенсивности, а главное, по своему художественному и концептуальному уровню – в состоянии конкурировать с жизнью Москвы и Петербурга, а в чем-то и превосходить наши столицы.

Девятнадцать концертов (из них два выездных и два благотворительных), научная конференция и круглый стол, три мастер-класса, презентации, творческие встречи и автограф-сессии с возможностью общения с музыкантами после каждого концерта – такова статистика прошедших за тринадцать дней мероприятий.

Девизом второго фестиваля стало выражение «Ex oriente lux» («Свет с Востока»). Стремление в том или ином ракурсе приоткрыть для ориентированного в основном на Запад слушателя многоликую и потрясающе глубокую культуру Востока привело к созданию внутри афиши «Евразии» проекта «Великий шелковый путь», в рамках которого выступили четыре этнографических коллектива, исполнивших традиционную музыку древних культур.

Диалог между Востоком и Западом был сразу обозначен на концерте-открытии. Он представил три крупные симфонические премьеры, причем два сочинения были созданы специально по заказу фестиваля. За дирижерским пультом Уральского филармонического оркестра в первый вечер стоял его главный дирижер и художественный руководитель фестиваля «Евразия» Дмитрий Лисс. После небольшого комментария маэстро к программе прозвучала пьеса Ольги Викторовой «Лазоревый дракон Востока». Эта небольшая оркестровая поэма (впервые исполненная в новой редакции) стала замечательным эпиграфом к открывшемуся фестивалю – фейерверком красочных звучностей и мерцанием мастерски найденных сочетаний оркестровых тембров. Восток здесь предстал в декоративном плане, подобно прекрасной художественной фотографии, запечатлевшей пышный праздник. (Об этом сочинении Ольга Викторова рассказывала в прошлогоднем интервью «Играем с начала» как о своеобразном талисмане Года Дракона, отдавшем «музыкальную дань» священному для китайцев существу диким «плясом» в финале, когда оркестранты умножают звучность топотом ног, и потому мне было вдвойне интересно услышать голос дракона Востока, родившегося по воле уральского композитора.)

Прозвучавший вслед концерт для национального корейского барабана чанггу, принадлежащий перу живущего в Берлине южнокорейского композитора Ынхва Чо, был написан специально по заказу фестиваля и в своем ракурсе продемонстрировал оппозицию разных частей света. Отбивающий замысловатые ритмы перкуссионист Ун Сик Ким блистал на фоне застывших тянущихся аккордов у оркестра. Таким образом, модус созерцания (восточный) был показан средствами западного оркестра, а активно-действенное начало, напротив, выделено при помощи национального восточного инструмента. Особенно захватывающей получилась искрометная каденция для чанггу соло, во время которой практически невозможно было уследить за руками солиста, играющего с невероятной скоростью!..

Кульминацией вечера-открытия стала мировая премьера сочинения Леонида Десятникова «Путь Лисы на Северо-Запад» для сопрано и оркестра. Четыре части сочинения петербургского композитора на тексты прожившей всю свою жизнь в Петербурге поэтессы Елены Шварц подобны частям симфонии, а из ближайших жанровых аналогов вспоминалась, конечно, «Песнь о Земле» Густава Малера – с тем же ориентальным «китайским» колоритом. В новом сочинении Десятников остался верен своей творческой манере, проводя интеллектуальную постмодернистскую игру со слушателем, которому был представлен оригинальный ребус: каждый разгадывал его в зависимости от своих литературных и музыкальных ассоциаций, и порой радость узнавания, а не постижение философских идей, выходила на первый план. В этой музыке искушенные знатоки могли услышать кроме Малера аллюзии на Шостаковича, Равеля, Стравинского (с его «Соловьем») и даже на Свиридова (вторая часть сочинения Десятникова – «зимняя» – перекликалась своим настроением со знаменитым «Поет зима, аукает»). Загадочные, где-то лирико-трагические, а где-то и шутливо-юмористические тексты Елены Шварц также вызывали ряд ассоциаций. Кроме названных самим Десятниковым новелл «Лисьи чары» китайского писателя Пу Сун-Лина можно было вспомнить и роман Пелевина «Священная книга оборотня», где главная героиня мифологическая лиса-оборотень приживается в фантасмагорических российских реалиях. Оркестр блестяще справился с переливающейся красками партитурой, приправленной звенящими колокольчиками, баянными пассажами и аккордами челесты. Солистка Большого театра Венера Гимадиева проникновенно интонировала свою партию и удостоилась отдельных аплодисментов. Завершил второе отделение исполненный впервые в Екатеринбурге Скрипичный концерт Филипа Гласса, также по-своему претворяющий идею взаимодействия культур. Словно взятые из концертов Вивальди, фигурации «застывали» в пространстве и во времени, погружая зал в особое медитативное состояние, когда уже следишь не столько за процессом-развертыванием, сколько за состоянием-мгновением. Сольную партию исполнил постоянный партнер Уральского филармонического оркестра Сергей Крылов, специально прилетевший буквально на один день из Италии (где скрипач живет вот уже почти четверть века), чтобы выступить на открытии «Евразии».

На следующий день публику ждал сюрприз в виде Гонконгского оркестра китайских национальных инструментов. Аранжировки древних китайских песен, а также опусы современных китайских авторов погрузили в совершенно особый звуковой мир, завораживающий и одновременно немного пугающий своей безукоризненной слаженностью и механистичностью. Особенно в этом плане потрясла последняя пьеса «Каприччио Желтой реки», в исполнении которой могли принять участие и слушатели. Перед началом второго отделения всем были розданы маленькие китайские барабанчики-шумелки, и затем по указке дирижера (харизматичный и невероятно энерегичный Хэйчан Янь) весь зал взрывался, производя необходимый шумовой эффект. В завершение своего выступления оркестр исполнил «Калинку», ну а сразу после концерта в фойе филармонии публика могла поближе рассмотреть экзотические китайские инструменты и услышать отдельное звучание каждого из них.

Хозяин фестиваля Уральский филармонический оркестр, находящийся сегодня в прекрасной творческой форме, выступил четырежды и каждый раз – с новыми сложными программами. Из приглашенных музыкантов с коллективом поработал молодой английский дирижер и композитор Бенджамин Эллин, представивший программу из английской музыки XX–XXI веков, в том числе никогда не звучавшую в России сюиту «Корона Индии» Эдварда Элгара и собственный концерт для тромбона с оркестром «Пандора». А в точке золотого сечения фестиваля под управлением Дмитрия Лисса оркестр исполнил произведения Бенджамина Бриттена, чье столетие в этом году широко отмечается во всем мире. «Серенада» для тенора, валторны и струнных и «Весенняя симфония», лишь однажды исполнявшаяся в России под управлением Геннадия Рождественского, были сыграны настолько тонко и проникновенно, что зал внимал этой, в общем-то, непростой музыке, ни на минуту не отвлекаясь и непрерывно открывая для себя круг простых и понятных ассоциаций.

Слушательская культура в Свердловской филармонии и то, с каким пиететом публика относится к происходящему на сцене, – отдельная тема для разговора. Свердловская филармония – одна из очень немногих сегодня концертных организаций, целенаправленно и методично воспитывающих своего слушателя, формирующих серьезную и благодарную аудиторию. Специально для того, чтобы познакомить с классической музыкой жителей удаленных городов и поселков области, филармония уже пятый год развивает проект под названием «Виртуальный концертный зал». В библиотеках и ДК на волонтерских основах организуются клубы, где периодически в режиме онлайн можно смотреть филармонические концерты. Как раз во время фестиваля очередной такой клуб был открыт в Областном центре реабилитации инвалидов – специально для людей с ограниченными возможностями здоровья.

Во время фестиваля прошла также однодневная научная конференция «Orient&Occident: вызов и ответ», на которой обсуждались проблемы традиционной музыки Востока. Ведущей конференции и последовавшего за ней круглого стола была программный директор фестиваля, известный петербургский музыкальный критик и музыковед Гюляра Садых-Заде, пригласившая для выступлений и дискуссий ученых из Москвы, Петербурга и Казани. Дабы теория была подкреплена музыкальной практикой, в эти дни в филармонии осуществился уже упомянутый проект «Великий шелковый путь». На его концертах можно было услышать испанское фламенко и византийские песнопения, индийские раги и азербайджанский традиционный мугам. Особенно запомнилось выступление приехавших из Баку шести музыкантов-мугаматистов. Построенная на совершенно других принципах, нежели привычная для нас европейская музыка, восточная монодия цепляла своей потрясающей экспрессией. Удивительной красоты и силы голос молодой солистки Арзу Алиевой, певшей о возвышенной мистической любви в разлуке, сливался с «пением» традиционного восточного инструмента кяманчи, пассажами тара, создавая звуковое пространство безграничного космоса, в котором сплетаются нити всех существующих на Земле культур.

Ковалевский Георгий
29.10.2013


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: