< №2 (129) Февраль 2015 >
Логотип
ВОКАЛЬНЫЕ ПАРАЛЛЕЛИ

ЖИВАЯ ОПЕРА ВАСИЛИЯ ЛАДЮКА

С середины октября до начала декабря в Москве проходил новый музыкальный фестиваль, инициатором которого стал солист Большого театра и «Новой оперы», молодой, но уже знаменитый баритон Василий Ладюк. Как утверждает сам певец, «Opera&Live» – это не просто фестиваль, а творческая лаборатория для молодых оперных артистов, чей международный опыт помогает этому жанру выйти на новый уровень, наполняет его неиссякаемой энергией и новым содержанием.

Для участия в своем фестивале Василий Ладюк пригласил постоянных партнеров по сцене – Хиблу Герзмаву, Анну Аглатову, Сергея Романовского, Алексея Неклюдова, Николая Диденко и многих других музыкантов. Фестиваль открылся «Севильским цирюльником» Россини – спектаклем Элайджи Мошинского, который уже не первый год идет на сцене «Новой оперы» и в котором с успехом выступает Ладюк. Партия Фигаро – одна из коронных в репертуаре певца: словно искристое шампанское звучит каватина, органичен певец и в ансамблях, блистателен в подвижных пассажах и умеет создать очень живой, достоверный образ. На инаугурации фестиваля «Цирюльник» вновь был нов и интересен благодаря участию в нем солистки Большого Анны Аглатовой.

Следующее мероприятие – камерный рецитал Ладюка в Доме музыки, в котором исполнялись настоящие раритеты: романсы Римского-Корсакова и Метнера, двух гениев русской музыки, чье камерное наследие огромно, разнообразно и бесконечно интересно, но, к сожалению, редко звучит с концертной эстрады. Третий концерт в середине ноября – гершвиновская программа – снова в Доме музыки (Василий Ладюк и его коллеги выбрали не только строго академическую музыку, но и джазовые композиции Гершвина). В конце ноября четвертый концерт фестиваля Ладюк посвятил памяти своего учителя Виктора Сергеевича Попова: гала-концерт в ММДМ объединил лучших учеников выдающегося хорового маэстро. Наконец, финал в начале декабря подарил встречу с дивной эпохой бельканто, а также с шедеврами русской музыки: совместно с Хиблой Герзмавой Василий Ладюк исполнил арии и дуэты из опер Россини, Беллини, Чайковского, а с «Мастерами хорового пения» Льва Конторовича – хоровые произведения Рахманинова и Чеснокова.

Имя Василия Ладюка уже около десяти лет украшает московскую афишу. Его яркий и идеально выстроенный лирический баритон звучит в самых знаковых партиях русского и западного репертуара. Сегодня карьера Ладюка немыслима без международных гастролей: он пел в Испании и Италии, США и Норвегии, Израиле и Перу, в его триумфальных списках – покоренные престижные конкурсы, такие как «Опералия» Пласидо Доминго в Мадриде и имени Франсиско Виньяса в Барселоне.

Василий, вы выступаете на оперных площадках как в России, так и в Европе. Расскажите, какая разница между отношением к оперной музыке здесь и там?

– Прежде всего, я хотел бы сказать, что и Европа, и Россия – это прародители оперной музыки. И тут есть даже интересные хронологические факты: Большой театр был основан в 1776 году, а это на два года раньше, чем знаменитый миланский «Ла Скала»! Но что действительно важно – это то, что и в европейских странах, и у нас оперу очень любят и почитают. Нашу публику отличает разве что большая требовательность к своим, к отечественным певцам, особенно в русском репертуаре. Ведь многие из тех, кто сейчас ходит в театр, еще помнят голоса Лемешева, Козловского, Мазурка, Лисициана, Атлантова…

Как у вас возникла идея фестиваля?

– Есть несколько причин, но, прежде всего, это мое внутреннее взросление – опыт, мастерство и понимание того, что все те вершины, которые в какой-то степени покорены, должны стать базовой ступенью для покорения новых вершин. Необходимо искать новые пути, совершенствоваться, развиваться дальше. Полагаю, что именно такой мощный новый виток в моей карьере и есть фестиваль «Опера&Live».

Как бы вы обозначили основную цель фестиваля?

– Фестиваль – это живой организм, некая творческая лаборатория, если хотите. И самое ценное это то, что участники могут проявить себя не только как оперные певцы. Направления могут быть самыми разными: камерная музыка, джаз, хоровая музыка. У фестиваля разносторонняя программа – опера как жанр была представлена только на его открытии.

Как вы считаете, в чем причина того, что у нас опера все еще не получила широкой популярности в молодежной аудитории?

– Россия – великая страна, но и потрясения у нашей страны были великие. Самое последнее – это распад СССР, после которого настало сложное время не только для оперы, но и для нашей культуры в целом, оно длилось почти два десятилетия. Тем не менее мне кажется, что мы сумели сохранить самое главное – наши прославленные традиции. И именно это позволяет уже сегодня с уверенностью сказать, что ситуация в классической музыке и большой опере меняется к лучшему. Театры и концертные залы заполняются, и часто спектакли идут с аншлагом. При этом аудиторию составляют не только люди преклонного возраста, а также и молодежь, и с каждым годом ее становится все больше. В столице этот успех целиком и полностью – заслуга руководителей ведущих концертных и театральных организаций, таких как Большой театр, «Новая опера», Музыкальный театр Станиславского и Немировича-Данченко, Дом музыки, Московская государственная филармония и других.

В рамках своего фестиваля вы дали концерты на нескольких площадках – чем они объединены и в чем разница между ними?

– Прежде всего, это ведущие музыкальные сцены Москвы, каждая из которых имеет свои традиции и по-своему уникальна. Ни для кого не секрет, что театр «Новая опера» им. Е.В. Колобова – это мой родной дом, и место для открытия фестиваля было выбрано неслучайно. Дом музыки и Концертный зал им. П.И. Чайковского – это лучшие концертные площадки нашего города. В этом списке не хватает только Большого зала консерватории, но я надеюсь, что уже на следующем фестивале и этот зал станет местом его проведения.

С чем связано название вашего фестиваля «Опера&Live»? Неужели бывает «неживое» исполнение оперы?

– В жизни все бывает (шучу!)… Опера – конечно же, живая материя, и, будучи оперным артистом, я знаю это не понаслышке. Именно нарочитая подчеркнутость этого в названии говорит о том, что и фестиваль – тоже своего рода живая материя и что опера здесь – только лишь как основополагающий жанр.

Вернемся к истокам. Как вы начинали? Помните свой первый опыт на сцене?

– О, да! Театр «Новая опера», июнь 2005 года, опера «Евгений Онегин» и титульная роль в ней. Это было «незабываемо и шедеврально» – конечно же, только на мой «зеленый» взгляд. Мой педагог Дмитрий Вдовин спустя всего тридцать минут после окончания спектакля быстро «опустил меня на землю», и это было, несомненно, правильно. Сейчас я понимаю, насколько был тогда неопытен и даже в какой-то мере несостоятелен. Но это очень хороший опыт, который дал мне энергетический импульс к развитию. За это нужно сказать спасибо руководству театра, поверившему в молодого артиста Василия Ладюка.

Испытываете ли вы до сих пор волнение перед выходом на сцену и как боретесь с этим чувством?

– Возможно, есть певцы, которые остаются хладнокровными и невозмутимыми перед выходом на сцену, но я не такой. Каждый раз я дико волнуюсь и переживаю, несмотря даже на то, что партия может исполняться мной уже не в первый раз. Но мне кажется, что именно это и дает опере ту живую нить, из которой за время представления получается целое полотно! Перебороть волнение можно только одним способом – быть сильнее него и заставить это чувство перейти в другое качество: в некий драйв и удовольствие от происходящего на сцене.

Ваш фестиваль блистательно начинался с оперы «Севильский цирюльник». Скажите, в этой опере вы только играете Фигаро или вы такой и есть – находчивый, энергичный, немного плутоватый, но добрый человек?

– Невозможно исполнять роль, не погружаясь в нее с головой, так как в противном случае зритель не поверит. Какого бы персонажа я не исполнял, будь то плут Фигаро, франт Онегин, любящий отец Жермон, каждый из них живет в моем сердце. Для артиста работа – это жизнь, а жизнь – это работа!

Матусевич Александр
11.02.2015


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: