< №2 (162) Февраль 2018 >
Логотип

МЕТА И ШАНИ

В Израильском филармоническом оркестре завершается эпоха легендарного Зубина Меты – уже объявлен дирижер, который сменит его в 2020 году на посту музыкального директора. Это Лахав Шани: 7 января ему исполнилось всего 29 лет.

Вспомним некоторые вехи приближающейся к финишу славной эпопеи. Впервые Мета появился за дирижерским пультом ИФО в 1961 году. Ему было около 25 лет, но он уже успел к тому времени дебютировать в Венском и Берлинском филармонических оркестрах, а также возглавить практически одновременно два симфонических коллектива в Северной Америке (что в ту пору было в новинку) – Монреальский и Лос-Анджелесский. Молодой и харизматичный уроженец Индии (его отец, парс Мели Мета, в год рождения сына основал и возглавил симфонический оркестр в Бомбее) сразу пришелся ко двору и в Тель-Авиве. Его стали регулярно приглашать на разовые программы, а в 1969 году 33-летний ИФО выбрал 33-летнего маэстро на пост музыкального директора. Это был беспрецедентный для оркестра шаг, ведь до того момента такого поста в Израильском филармоническом не было, всей художественной политикой заправлял выборный комитет, состоявший из самих оркестрантов.

О тогдашнем восторженном отношении израильских музыкантов к своему художественному руководителю мне довелось узнать из первых рук. Троюродная сестра моей матери скрипачка Левия Гофштейн (дочь идишского поэта Давида Гофштейна, расстрелянного в Москве в 1952-м по сфабрикованному «делу Еврейского антифашистского комитета») в 1973 году репатриировалась в Израиль и сразу прошла по конкурсу в ИФО. Помню, как в письмах от нее рядом с восторгами от страны, от оркестра, от зарубежных гастролей (в Киеве, в Госоркестре Украины, она постоянно была невыездной) все время фигурировало имя Меты, сопровождавшееся эпитетами исключительно в превосходных степенях.

В 1978 году Зубина пригласили возглавить Нью-Йоркский филармонический оркестр. Казалось, у него были все основания покинуть Израиль. Однако он остался и тянул воз художественного руководства в обоих коллективах. Более того, в 1981 году участники ИФО пошли на новый беспрецедентный шаг, который, по-видимому, останется единственным в истории оркестрового исполнительства, – они избрали Мету своим пожизненным музыкальным директором.

По поводу оправданности данного шага существовали разные мнения. Автор этих строк отнюдь не был его безоговорочным сторонником. Но даже самые горячие противники «пожизненного» Меты не могли не признать нескольких фактов. Во-первых, этот дирижер всегда был с еврейской страной и с ее главным оркестром в самые трудные минуты, каковых в истории Израиля хватило бы на несколько государств вместе взятых. Имея ангажементы по всему миру, руководя параллельно с ИФО оркестром в Нью-Йорке, а позже Баварской оперой и фестивалем во Флоренции, он никогда не отменял приездов в Израиль (единственный памятный мне случай произошел, когда Мета не захотел покидать находящегося при смерти отца), а напротив, порою откладывал собственные концерты за рубежом, чтобы поддержать своих подопечных.

Во-вторых, авторитет Меты, безусловно, всегда привлекал в Израиль выдающихся музыкантов, многие из которых выступали с ИФО без гонорара. Да, они рассчитывали при этом получить престижные гастроли и выступления по всему миру с участием того же Меты, но кто в них кинет за это камень? А Мета, в-третьих, помогал привлечению финансовых средств в Израиль, вкладываемых не только в филармонические проекты. Напомню, например, что именно по его инициативе миллиардер Бухман вложил деньги в захиревшую было Тель-Авивскую музыкальную академию, ставшую Высшей школой музыки им. Бухмана – Меты, которая готовит смену и для самого оркестра.

Во времена Меты с его благословения за дирижерским пультом оркестра появлялись выдающиеся дирижеры: Вольфганг Заваллиш, Курт Мазур, Риккардо Мути, Даниэль Баренбойм, Герберт Блумстедт, Юрий Темирканов, Валерий Гергиев... А в упомянутом выше случае, когда Мета единственный раз не приехал на объявленную серию концертов, с его подачи мы впервые познакомились с 24-летним тогда Густаво Дудамелем. Словом, конкуренции наш маэстро никогда не боялся, а наоборот, всячески ее поощрял. Активно поощрял он и участие музыкантов оркестра в различных камерных ансамблях, а также их выступления с оркестром в качестве солистов. Ну и с Метой во главе оркестр побывал едва ли не во всех странах мира, где интересуются симфонической музыкой, в том числе несколько раз и в России, причем не только в Москве.

Что же касается выступлений с ИФО самого Меты, то бывали среди них концерты и проходные, будничные, впрочем, никогда не опускавшиеся ниже планки, заданной самыми высокими стандартами. Однако можно вспомнить гораздо больше поистине выдающихся интерпретаций, которые остались в памяти надолго, если не навсегда. Некоторые из них запечатлены на серии компакт-дисков, выпущенных оркестром.

Когда в декабре 2017-го Мета неожиданно объявил о своем желании освободиться от хлопотных обязанностей музыкального директора, это прозвучало как гром с ясного неба. Все уже привыкли к его пожизненному статусу, да и усталости он вроде бы не выказывал. То, что заменить его непросто даже каким-нибудь именитым маэстро, было ясно всем. Так что интрига с именем нового художественного руководителя обещала стать загадочной и долгой. И тут коллектив оркестра снова удивил быстротой и смелостью выбора. В конце января было объявлено, что пост музыкального директора займет израильтянин Лахав Шани, которому в 2020-м исполнится 31 год.

Что ж, Мета, когда он возглавил ИФО, был всего на два года старше. Однако у него в активе уже были руководство двумя крупнейшими коллективами и устойчивая мировая слава дирижера, приглашаемого в самые престижные оркестры. Что за спиной у нынешнего выдвиженца? Да, в общем, не так уж мало достижений. В 2013-м Шани стал победителем Международного конкурса им. Малера в Бамберге. В том же году успешно дебютировал с ИФО, причем ему было доверено открыть концертный сезон (я писал об этом тогда же, см.: "Играем с начала", 2013, № 12). Список коллективов, с которыми ему довелось выступать, впечатляет и сделал бы честь дирижеру и более почтенного возраста. Перечисляю в том порядке, в котором они появлялись в биографии Лахава: оркестр Баварского радио, Лондонский симфонический, амстердамский «Консертгебау», Дрезденская штаатскапелла, Тонхалле из Цюриха, Будапештский фестивальный, Бостонский симфонический, «Филармония» из Лондона, оркестр «Де Пари», Филадельфийский и Стокгольмский филармонические, Бамбергский симфонический, Филармонический оркестр Французского радио, Берлинский филармонический и Берлинская штаатскапелла, Венский филармонический…

В августе 2016-го мы узнали, что в сентябре 2018-го Шани займет пост музыкального директора Роттердамского филармонического оркестра, где сменит Янника Незе-Сегана, которому предстоит стать художественным руководителем Метрополитен-оперы. Этот контракт заключен с Лахавом на один сезон с возможностью продления еще на пять лет. Воспользуется ли он ею после 2020 года, сказать трудно, но для приобретения еще большего международного веса это было бы неплохо.

Первоначальное музыкальное образование у Лахава Шани – пианистическое. Интересно, что он впервые выступил с ИФО в 2007 году, в 18-летнем возрасте, именно в качестве солиста, исполнив Первый концерт Чайковского. С тех пор ему довелось сыграть с тем же оркестром и Третий концерт Рахманинова. Мне удалось услышать его в качестве солиста-пианиста в декабре 2016-го, когда на фестивале, посвященном 80-летию ИФО, он не только продирижировал одной из программ, но и сыграл Концерт для двух фортепиано Моцарта в ансамбле с Юджей Ванг, нисколько не уступив одной из лучших современных пианисток ни в одном из аспектов инструментального и художественного мастерства.

В истории известно немало знаменитых дирижеров, которые изначально были пианистами, но все же неплохо, когда у маэстро есть опыт игры и в самом оркестре, чтобы познакомиться с его кухней изнутри и получше узнать психологию своих будущих подопечных. Представьте себе, Шани прошел и такую практику. Причем не в каком-нибудь самодеятельном коллективе, а в том же ИФО. В 2010 году Мета пригласил его в гастрольный тур оркестра в трех качествах – как солиста-пианиста, ассистента дирижера и… контрабасиста в составе струнной группы!

Не секрет, что обычно оркестранты смотрят на дирижера как на «классового врага», с которым на время подготовки очередной программы заключено перемирие, чреватое конфликтом, готовым разразиться в любой момент. Недаром всегда были популярны анекдоты типа «хороший дирижер – мертвый дирижер», в наше компьютерное время подкрепленные еще и видеороликами, где дирижеров взрывают, расстреливают из базуки или уничтожают каким-нибудь другим зверским способом. А уж если речь идет о маэстро, который моложе большинства оркестрантов, то тут самое безобидное их общение выглядит как начиненный ехидными репликами нейтралитет. Только попадись им на зубок! Поэтому вселяет оптимизм то обстоятельство, что у Шани, насколько можно судить со стороны, с музыкантами ИФО установились доброжелательно-деловые отношения.

Результатом их сотрудничества были несколько очень удачных концертов. В том числе недавнее январское выступление в Тель-Авиве, где Шани предстал уже не в качестве простого гостя, а как объявленный будущий музыкальный директор. Исполнялись Сюита для оркестра № 2 Баха (солист – первый флейтист оркестра Йоси Арнхайм), Второй скрипичный концерт Бартока (в нем солировал изумительный Кристиан Тецлафф) и Пятая симфония Шостаковича. В мои задачи сейчас не входит написание подробной рецензии – скажу только, что получил большое удовольствие от всей исполненной программы (разве что Бах был несколько ординарен и прозвучал без изюминки), а Шани оказался хорош и в качестве партнера солистов, и как полный хозяин целого в симфонии. Именно хозяин, а не послушный регулировщик движения в произведении, которое оркестр знает наизусть и наверняка может неплохо сыграть и без дирижера.

Удастся ли ему остаться хозяином положения и в качестве музыкального директора? Время покажет. Опасностей много. И главная даже не в его молодости – ныне среди дирижеров, в том числе и главных, немало молодых да ранних. Гораздо большим препятствием на пути нового художественного руководителя ИФО может оказаться то, что он «свой парень», здешний, которого можно по-свойски похлопать по плечу и опытному музыканту, и юнцу, учившемуся с ним в школе или академии, и функционеру из технической дирекции оркестра и более высоких административных инстанций. Сумеет себя поставить – выиграют все, не сумеет… Однако не будем забегать вперед и понадеемся на лучшее. Сумел же Мета! Да и время у Шани для наращивания «руководящих мускулов» еще есть, к тому же будет возможность приобрести соответствующий опыт в «чужом» Роттердамском оркестре.    

На снимках: З. Мета, Л. Шани

Лихт Виктор
28.02.2018


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: