< №11 (148) Ноябрь 2016 >
Логотип

Чувашский «Напиток» опьянил изяществом

В Чебоксарах с блеском справились с комедийным бельканто Доницетти

«Любовный напиток» Гаэтано Доницетти – одна из самых популярных в мире классических опер. К ней обращаются охотно: незамысловатый сюжет, зашкаливающий позитив, доступный музыкальный язык и относительно несложные вокальные партии провоцируют театры на включение двухактной комедии в свой репертуар. Однако легкость «Напитка» коварна: соблюсти в ней стиль не менее важно, чем в прочих операх бельканто. А не пережать с комедийностью, шутками и гэгами, сохранить чувство меры и при этом сделать так, чтобы в зале действительно смеялись, – это уже высший пилотаж, доступный далеко не всем.

В Чувашском театре оперы и балета, похоже, справились сразу со всеми поставленными задачами: и спели «Напиток» очень качественно, и комедию разыграли красиво – в меру шутливо, в меру фривольно и нигде не погрешив против вкуса, что по нынешним временам не так уж мало.

В репертуаре Чебоксарской оперы – обязывающие опусы, такие как «Пиковая дама» и «Борис Годунов», «Аида» и «Отелло», «Сельская честь» и «Сказки Гофмана». На фоне столь серьезного репертуара, который здесь не боятся штурмовать, комическая опера Доницетти выглядит совсем безделушкой. Неудивительно, что она представлена достойно с музыкальной точки зрения, и это достоинство создает прочную базу всему спектаклю.

Художественный руководитель и главный дирижер театра Ольга Нестерова мастерски управляется с оркестром, выплетая изящные кружева, адекватно передавая стиль музыки, бережно относясь к певцам, всегда выводя их на первый план (несмотря на то, что опера идет по-русски, в пении артистов почти не чувствуется тяжеловесности). Достойную пару оркестру образует и хор театра (хормейстер Анатолий Фишер), который поет в целом собранным звуком.

Квартет солистов также в основном радует. Крепкий тенор Сергей Кузнецов максимально облегчает свой сочный голос и добивается звучания воздушного и пластичного, при этом природный тембр не оставляет шансов усомниться в мужественности его Неморино. Техническим блеском и одновременно пением очень сердечным, гибкой кантиленой отличается вокал Татьяны Тойбахтиной, чья Адина получилась практически образцовой – с культурным, округлым итальянским звуком, россыпью точных колоратур и непередаваемым очарованием собственно тембра.

Поистине блистательная лирическая пара центральных героев оттенена двумя низкими мужскими голосами. Возрастной Белькоре Сергея Алексеева приятно удивляет свежестью звука и умелым ансамблированием. Несколько тяжеловатый по звуку Дулькамара Андрея Николаева своей многозначительностью усиливает комический эффект роли – его самозваный доктор-шарлатан получается пафосным, что в сюжетных обстоятельствах играет на руку, – образ получается не просто комедийный, а где-то уже и гротескный. В небольшой партии деревенской сплетницы Джанетты более чем профессионально звучит элегантная Ольга Вильдяева.

Найти адекватный сценический образ шутке бергамасского гения на чувашской сцене доверили молодому постановщику из столицы Элле Фейгиновой, известной певице, солистке Театра Станиславского и Немировича-Данченко, ныне успешно работающей и на ниве оперной режиссуры. Она помещает историю о «деревенских Тристане и Изольде итальянского разлива» в контекст эпохи модерн, что отчетливо видно, прежде всего, по исключительно красивым костюмам Нины Федоровой. При всей утонченности в них есть место и шутке: расшитые сердечками камзолы солдат Белькоре, эротичные купальные костюмы девушек – воздыхательниц внезапно разбогатевшего Неморино (в этом же ряду и дреды в прическе доктора).

Историю любви Неморино и Адины Фейгинова начинает сразу на бойкой увертюре: с обнаженным торсом деревенский простак месит ногами в бочке виноград, а сельская интеллектуалка в очках наблюдает за ним с балкона – чтение явно не идет ей на ум, потому что она давно «не ровно дышит» в отношении этого парня. Последующее развитие событий – безуспешная борьба Адины со своими чувствами, но, как известно, из абсолютно закрытой, несколько высокомерной девицы героиня преображается в жизнерадостную, свободную возлюбленную Неморино. Его образ предельно честного, открытого, бесхитростного парня, который режиссер дает вместе с исполнителем партии, очень привлекателен. В итоге получается по-настоящему легкая комедия, где мизансцены продуманы, и каждая – с изюминкой, со своим «секретом».

Гармонию превосходной музыкальной шутки завершают чудесные декорации Валентина Федорова: пленительная средиземноморская лагуна или залитый солнцем двор-колодец, разукрашенный в цвета итальянского флага кабриолет или фантастическое летающее дерево, на котором прибывает Дулькамара, – все поддерживает атмосферу праздника.

Матусевич Александр
30.11.2016


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: