< №2 (129) Февраль 2015 >
Логотип

СОКРОВЕННЫЙ МИНИМАЛИЗМ

Концерт под названием «Минимализм – прошлое, настоящее, будущее» в рамках абонемента «Нормальная музыка. Премьеры и не только» прошел 5 февраля в Театральном зале Московского международного Дома музыки

Главная фигура вечера – московский минималист (а точнее, постминималист) Павел Карманов, музыка которого за последние годы становится все более модной. Идея проекта состоит в том, что принципы минимализма существовали испокон веков, и ее авторы решили доказать это московской публике. Что же касается концепции абонемента, то придумал ее друг Павла Карманова пианист и композитор Антон Батагов, и заключается она в том, что жителям мегаполиса не помешало бы вернуться к ясности и гармоничности мироощущения, к изначальной «нормальности» и целостности, обрести «утраченный рай». Все, что для этого нужно, – погружение в «нормальную музыку», под которой подразумевается минимализм как вневременное явление.

Сначала была «преамбула» – так сказать, предыстория современного минимализма: аутентичный ансамбль под управлением Григория Кротенко исполнил блок старинной музыки XVI-XVII веков (Диего Ортис, Генри Пёрселл, Георг Филипп Телеманн, Жак Морель, – были представлены все регионы Европы). Ансамбль составляют, прежде всего, исторические инструменты: воссозданные виолы да гамба, теорба (басовая разновидность лютни). Кротенко считает, что прообраз минимализма – вариативная техника старых мастеров, мастеров барокко. Хотя, чем многоголосные органумы Перотина с их бесконечными канонами (а это позднее Средневековье) – не минимализм? Иногда казалось, что музыканты где-то подчеркивают те моменты, которые современное ухо может понять как протоминимализм. Солисты – это костяк ансамбля «Персимфанс»: Петр Айду, Ольга Ивушейкова, Владислав Песин, Григорий Кротенко, Александр Гулин, Татьяна Федякова. 

Конечно, устраивать просто авторский вечер было бы малоинтересно, сегодня привлекательны концептуальные программы. И все же публика в основном пришла на Карманова. Тем более что была обещана премьера его фортепианной пьесы «Движения» (2014), написанной по просьбе пианистки Ксении Башмет (она же представляла ее московским слушателям). По словам самого композитора, пока это единственное его произведение для фортепиано, что, в общем-то, слышно. Нельзя сказать, что здесь выявлена специфика инструмента, к тому же, судя по игре пианистки, не все было удобно в техническом плане. Но сама по себе музыка, как всегда у Карманова, на уровне.

Лет десять назад я определяла стиль Павла Карманова как сангвинический минимализм, и действительно, у композитора много минималистских мажорных (особенно ре-мажорных) опусов с оттенком новой простоты (new simplicity). Среди других – «КваРЕтет», «Кембриджская музыка», «Семь минут до Рождества». Были в его музыке и минорные настроения, но все же они только оттеняли сферу мажора, которая являлась определяющей и доминирующей. Сейчас же соотношение сангвиничности и меланхолии – примерно 50 на 50. А минималистские паттерны становятся все изысканнее и рафинированнее, какие-то композиции и вовсе выходят за рамки минимализма.

Секстет «Любимый ненавидимый город» (2012) написан специально для пианиста Алексея Любимова и базельского фестиваля «Культурные ландшафты», что само по себе говорит о классе автора музыки. С одной стороны, здесь отражена атмосфера индустриальной Москвы с ее пробками, разрушающимися и разрушаемыми архитектурными памятниками, с другой, по словам композитора, – «это любовь к Москве как городу, который вырастил, выучил и вскормил». Соответственно, в музыке сосуществуют две эти сферы: с одной стороны, драматичность, диссонантность, с другой – благостность, консонантность. Алексей Любимов выступил в звездном альянсе со скрипачами Владиславом Песиным и Надеждой Артамоновой, альтистом Сергеем Полтавским, виолончелистом Евгением Румянцевым и контрабасистом Григорием Кротенко.

Завершился вечер одной из кульминационных композиций в творчестве Карманова – медитативной получасовой «Innerlichkeit» (2009) для двух фортепиано, скрипки, флейты, кельтской арфы и струнного квинтета (в ее исполнении принял участие и сам Карманов в качестве пианиста). Название композиции в переводе с немецкого – «искренность, сокровенность». Утонченная, как бы мерцающая фактура и изысканная инструментовка отвечали видеоряду, составленному из космических снимков Земли необыкновенной красоты, сделанных астронавтом Алексеем Скворцовым. Рассказывая об идее этого сочинения, Павел Карманов заметил, что «пытался избавиться от всего наносного, размышляя о чем-то простом, грустном и светлом», и действительно, здесь ощущается своего рода аскеза, самоограничение в средствах выражения. Это только кристально чистая, тихая и воздушная звуковая материя, где нет места страстям. 

Однажды Павел Карманов признался публике: «Первый концерт, который мне довелось услышать, когда моя мама привезла меня в Москву, был концертом из сочинений Владимира Мартынова. С тех пор его музыка мне особенно близка». (Тут заметим в скобках, что Павел Карманов (1970) родился в семье музыкантов в Восточной Сибири – городе Братске Иркутской области, впоследствии окончил Центральную музыкальную школу и Московскую консерваторию.) Встреча с музыкой Мартынова во многом определила его творческий путь, он и сегодня обычно причисляется к группе российских композиторов, соприкасающихся с минимализмом. При этом Карманов всегда сохраняет свою творческую индивидуальность и не просто пишет каждое новое сочинение в уже найденном стиле, а заметно эволюционирует в своих музыкальных взглядах. Но, так или иначе, и сегодня остается типичным композитором-экстравертом – его музыка открыта слушателю, и публике это не может не нравиться.

Северина Ирина
28.02.2015


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии:

Вася | 26.08.2015 16:29

спасибо

Ответить

Вася | 26.08.2015 16:31

большое

Ответить