< №10 (136) Октябрь 2015 >
Логотип
ВОКАЛЬНЫЕ ПАРАЛЛЕЛИ

ПРИНОШЕНИЕ МАРИИ БИЕШУ

Прошедший в Кишиневе с 4 по 13 сентября XXIII Международный фестиваль оперы и балета имени Марии Биешу был посвящен 80-летию со дня рождения его основательницы, выдающейся певицы XX века. В оперном разделе фестиваля Национальный театр оперы и балета Республики Молдова им. М. Биешу представил четыре спектакля и гала-концерт.

«МАДАМ БАТТЕРФЛЯЙ» ПУЧЧИНИ

Фестиваль открывала «Мадам Баттерфляй» – знаменитая постановка режиссера Евгения Платона и дирижера Александра Самоилэ (1986), в которой пела сама М. Биешу и которая сегодня бережно сохраняется в репертуаре как мемориальная, священная для этой сцены продукция. На сей раз спектакль провел нынешний главный дирижер театра, украинский маэстро Андрий Юркевич: в партитуре Пуччини он скрупулезно выверил соотношение пленительной ориентальности с психологически глубокими, сильными моментами. Изумительно живописная сценография Феликса Бессонова и подчеркнуто яркие, но удачно сбалансированные по общей цветовой гамме костюмы Ирины Пресс убедительно соответствовали музыке в этой традиционной, пластически элегантной постановке.

Свой вклад в ее магнетическое воздействие на слух во многом внесла исполнительница главной партии Ольга Бусуйок, молодая, но уже состоявшаяся и весьма перспективная певица. Активно развивать международную карьеру она начала лишь в последние годы, но мы хорошо помним ее как победительницу «Опералии» 2011 года (II место в основном конкурсе и I место в номинации «Сарсуэла»). За четыре года после конкурса в Москве исполнительница заметно прибавила и в вокальном, и в драматическом мастерстве: образ Чио-Чио-сан, построенный ею на контрасте хрупкости и силы, нежности и жертвенности, подкупил прочувствованным драматизмом материнского отчаяния и одновременно прозрачной, акварельной женственностью.

На этом фоне впечатление от Тадеуша Шлекнкиера осталось лишь «зачетным», номинальным. Для воплощения драматических аспектов партии Пинкертона скромных технических и тембральных возможностей тенора lirico spinto оказалось недостаточно, впрочем, в общем ансамбле спектакля он выглядел вполне естественно. Правда, в музыкальности одному из старожилов здешних подмостков, известному баритону Владимиру Драгошу, всё еще показывающему в партии Шарплеса достойную вокальную форму, тенор из Польши решительно уступал.

«ЛЮБОВНЫЙ НАПИТОК» ДОНИЦЕТТИ

«Любовный напиток» в динамически выпуклой, доверительно безмятежной и очень ясной для восприятия режиссуре Людмилы Алешиной стал одним из тех удивительно непритязательных, но при этом хорошо запоминающихся спектаклей, который в нехитром сюжете этой оперы расставил, наконец, все точки над i без каких-либо привнесенных аллюзий, но с полным погружением в суть дела. С большим изяществом, тактичностью и опорой на сугубо традиционные ресурсы театра в общую постановочную ткань вплелась также работа сценографа и художника по костюмам И. Пресс.

Состав исполнителей подобрался чрезвычайно сильный. В первую очередь совершенством техники бельканто, красотой тембра и выдающимся артистизмом поразил украинский тенор Павло Толстой. Это имя ранее известно мне не было, и оно – одно из впечатляющих открытий фестиваля. Тройка оставшихся главных персонажей – выходцы из Молдовы. В партии шарлатана Дулькамары бас Юрий Маймеску (солист театра) буквально очаровал искрящимся обаянием и музыкальностью. Валентина Нафорница, как и Ольга Бусуйок, весьма успешно развивающая сегодня свою карьеру за рубежом, предстала музыкально многоплановой и стилистически изысканной гордячкой Адиной, а благородно-царственный баритон Андрей Жилиховский (солит Большого театра России) оказывался на редкость неотразимым сержантом Белькоре – заправским щеголем и бравым ловеласом.

«Любовный напиток» – постановка 2009 года. Ее музыкальным руководителем тогда выступил А. Юркевич, и теперь этот спектакль также оказался в его надежных руках: восхитительное прочтение партитуры бельканто как феерии радости и светлой меланхолии, гротеска и лирической драмы не замедлило обнаружить себя вновь.

«АИДА» И «ОТЕЛЛО» ВЕРДИ

Представленная на фестивале «Аида» – постановка 2005 года, а «Отелло» – работа совсем новая: ее премьера состоялась 28 июня на закрытии прошлого театрального сезона. За дирижерский пульт «Аиды» встал известный и весьма опытный молдавский маэстро А. Самоилэ, а «Отелло» провел музыкальный руководитель постановки Николай Доготару (который в свое время также взял на себя и музыкальное руководство названной постановкой «Аиды»).

Наиболее популярные оперы Верди, к которым относятся, естественно, и «Отелло», и «Аида», на сегодняшнем постсоветском пространстве освоены очень хорошо и даже значительно. Музыкальные интерпретации этих опер на кишиневском фестивале, в том числе хоровые страницы (главный хормейстер – Ион Брэтеску), отличали эмоциональная красочность, психологическая глубина и уверенный профессионализм.

«Аида» в режиссуре Михаила Тимофти, сценографии Феликса Бессонова и костюмах Нины Бабуцак исповедует довольно помпезный иконографический подход к эпохе сюжета, словно воскрешая в памяти египетские главы школьного учебника по истории Древнего мира. При этом постановка «Отелло» итальянца Андреа Баттистини, сценографом и художником по костюмам которой выступил заведующий художественно-постановочной частью театра Юрий Матей, уже перекинула легкий и весьма привлекательный мостик как в сторону более универсальной, свободной и гибкой сценографии, так и в сторону более свободных и аллегорически читающихся мизансцен. Прочно покоясь на классической традиции, этот спектакль словно расширяет сюжетные рамки, примеряя хрестоматийную коллизию Верди – Шекспира к ментальности нашего времени, но и кипрский, и сюжетно сопутствующий итальянский этнографический пласт костюмов в их бережной стилизации под современное восприятие ощутить в спектакле удается легко.

На партию Отелло был приглашен певец из Германии – испанец Карлос Морено, а на партию Радамеса – солист московской «Новой оперы» Сергей Поляков. Обоих назвать стопроцентными драматическими тенорами нельзя. К. Морено – типичный «силовик» lirico spinto, и в спектакле в ущерб точности интонационного посыла он по большей части звучал напористо, пронзительно и немузыкально жестко. С. Поляков – тенор лирико-драматический, в последние годы сделавший значительный скачок в своем творчестве в силу раскрепощения голоса в верхнем регистре и придания его фактуре объемной наполненности и теплоты выразительных красок. На фестивале нельзя было не убедиться в том, что партия Радамеса стала для певца весьма важным этапом в карьере.

Вокальные пары тенорам-героям составили Драгана Радакович из Сербии (Дездемона) и Луна Виттория (Аида), певица из Южной Кореи, получившая вокальное образование в Италии. Любопытно, что ситуация с сопрано словно переворачивает ситуацию с тенорами. Д. Радакович – сопрано лирико-драматическое, певица чрезвычайно грамотная, выразительная и точная: фактура ее голоса гораздо темнее и насыщеннее того, что обычно приходится слышать в этой партии, но в данном случае это лишь придавало звучанию дополнительную чувственно-драматическую окраску. Л. Виттория – крепкое, мощное и звонкое сопрано lirico spinto. Это, конечно, не драмсопрано, но, в отличие от тенора К. Морено в партии Отелло, в партии Аиды певица обнаружила адекватность задачам исполнительского стиля и достаточно высокую вокальную культуру.

В баритональном цехе хочется отметить весьма яркие работы и прекрасные голоса кишиневских солистов Юрия Гыскэ (Яго) и Петра Раковицэ (Амонасро), но при этом все же пожелать обоим меньше петь «в голос», а стремиться к большей кантиленности и красочности на mezza voce. В небольшой партии Эмилии хорошо показала себя Татьяна Вырлан (эта певица, кстати, была и замечательной Сузуки в «Мадам Баттерфляй»). В грандиозной по масштабу партии Амнерис – «партии партий» всех меццо-сопрано – мы услышали примадонну Национального театра Молдовы Татьяну Бусуйок, певицу опытную и мастеровитую. Обладая голосом ярко насыщенной тембральной фактуры, она предстала чутким проводником музыкального стиля и потрясающей актрисой.

ГАЛА-КОНЦЕРТ СОЛИСТОВ ОПЕРЫ

На гала-концерте по случаю закрытия фестиваля Т. Бусуйок и Д. Радакович с большим успехом исполнили сложнейший дуэт Адальджизы и Нормы из второго акта оперы Беллини «Норма», в которой в главной партии когда-то блистала сама М. Биешу. Знаменитая Casta diva торжественно прозвучала в этот вечер также в исполнении Д. Радакович.

Открылся гала-концерт увертюрой к «Норме» – всю первую половину вечера за дирижерским пультом оркестра театра находился Дмитрий Кырчумару. Затем его сменил А. Самоилэ, «подключившийся» к программе с увертюрой к опере Россини «Сорока-воровка».

Ю. Маймеску эффектно исполнил куплеты Мефистофеля из «Фауста» Гуно, С. Поляков блеснул в знаменитой арии Калафа из третьего акта «Турандот» Пуччини, солист театра И. Цуркан заинтересовал стреттой Манрико из «Трубадура» Верди, а В. Драгош снова взял мастерством в Te Deum (Скарпиа с хором в финале первого акта «Тоски» Пуччини). Еще один ветеран подмостков – знаменитый тенор Михаил Мунтян – продемонстрировал зрелое мастерство в двух ариях Германа из «Пиковой дамы» Чайковского. На этом же концерте молодая солистка театра Мариана Буликану, обладательница Гран-при I Международного конкурса оперных певцов М. Биешу (2012), обратила на себя внимание природной музыкальностью и точностью стиля при исполнении болеро Елены из «Сицилийской вечерни» Верди. Так что связь певческих поколений не потеряна, и фестиваль, ставший духовным завещанием Марии Биешу всем тем, кто создает музыку сегодня, в который раз доказал это на деле!

На фото М. Биешу

Корябин Игорь
22.10.2015


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: