< №8 (167) Август 2018 >
Логотип

РАЗМЫШЛЕНИЯ И СТРАСТИ В «ЗЕМПЕР ОПЕР»

Под занавес традиционного Дрезденского музыкального фестиваля Пааво Ярви и Саксонская государственная капелла представили программу из произведений Арво Пярта, Мечислава Вайнберга и Яна Сибелиуса

Родившегося в советской Эстонии, прошедшего обучение в США и стажировку в Европе дирижера Пааво Ярви с полным правом можно назвать гражданином мира. Сегодня, после оркестрового шефства во Франкфурте и Париже, он возглавляет лучший в Японии Симфонический оркестр NHK, активно выступая в разных странах.

Концерт на Дрезденском фестивале прошел в родных для Саксонской капеллы стенах «Земпер опер» и был обращен, с одной стороны, к национальным и историческим корням дирижера (Пярт – соотечественник Ярви, Вайнберг – композитор шостаковичского круга, Сибелиус – «культовый классик» и для Скандинавии, и для Прибалтики). С другой стороны, программа давала пространство для выстраивания интереснейшей концепции, идущей от медитативного молитвенного созерцания к загадочным древним обрядам.

«Лебединая песнь» Арво Пярта – небольшое симфоническое интермеццо, посвященное жившему в середине XIX века английскому священнику Джону Генри Ньюману и по сути представляющее инструментальный вариант пяртовского хорового сочинения Littlemore Tractus (2000 г.). Положенные на музыку слова из проповеди Ньюмана («Пусть Он поддерживает нас весь день, пока не удлинятся тени и не наступит вечер, и не затихнет оживленный мир, и не завершится лихорадка жизни…») оказались «спрятанными» внутри оркестровых линий, воздействуя на слушателя особым, тайным образом, близким столь любимой Пяртом идее безмолвной внутренней молитвы. Ярви провел все линии-голоса со сдержанной простотой, мудростью и элегантностью, добавив, впрочем, в строгую медитацию чуть пафоса, от которого «Лебединая песнь» стала немного напоминать выразительный саундтрек к серьезному фильму.

Тема сосредоточенных размышлений была продолжена в Скрипичном концерте Мечислава Вайнберга, солирующую партию очень трепетно и бережно исполнил Гидон Кремер. Долгое время остававшаяся в тени Шостаковича музыка Вайнберга сегодня все чаще появляется на концертных эстрадах, открывая облик одного из интереснейших и глубоких творцов второй половины XX века. Созданный в 1959 году Скрипичный концерт по своей сути и форме напоминает четырехчастную лирическую симфонию с солирующим инструментом, где скрипка не противопоставлена оркестровой массе, а выступает скорее в роли корифея – «первого среди равных». Богатый мелодический дар автора проявился в необыкновенной тематической изобретательности, подчеркнутой Ярви. В первой части можно было услышать отголосок темы «Обнажите головы» из близкой по времени создания Одиннадцатой симфонии Шостаковича, а во второй части диалог скрипки и кларнета обнаружил отзвуки цикла «Из еврейской поэзии», в свое время произведшего сильнейшее впечатление на Вайнберга. В финале в оркестре зазвучали и сатирические ноты (пародийный танцевальный ритм у контрфагота), но любой намек на юмор оказывался окрашенным в трагические тона. На бис Кремер сыграл скрипичное переложение пары сольных виолончельных прелюдий Вайнберга, прозвучавших подобно голосу одинокого художника, прощающегося с этим миром (в мелодии первой прелюдии почти угадывалась песня «Ямщик, не гони лошадей»).

В противовес сдержанности, царившей в первом отделении, во втором публику ждало настоящее эмоциональное потрясение от «Лемминкяйнен-сюиты» Яна Сибелиуса. Четыре легенды об отважном герое-любовнике Лемминкяйнене – свидетельство серьезного изучения финским классиком национального эпоса «Калевала». Сибелиус даже задумывал написать оперу на записанный Элиасом Лённротом миф, однако, к сожалению, дальше набросков дело не пошло, а уже созданная музыка перекочевала в симфоническую сюиту – с популярным «Туонельским лебедем», где английский рожок выразительно выпевает завораживающую «песню смерти». Пааво Ярви объединил четыре входящие в сюиту легенды в настоящую программную драматическую симфонию, вовлекающую слушателя, даже не знакомого с сюжетом, в водоворот страстей. После пасторальной первой части («Лемминкяйнен и девушки Саари») с изумительно выстроенными перекличками деревянных духовых (фирменная немецкая оркестровая школа!) дирижер по контрасту поставил меланхолического «Лебедя», чтобы в следующих частях («Лемминкяйнен в Туонеле» и «Возвращение Лемминкяйнена») устроить настоящую бурю. Особенно впечатляющим получился эпизод спуска героя в подземное царство: от густого тремоло контрабасов и звучания низких духовых, казалось, по залу носился суровый ветер, обдавая холодом северных земель. Ослепительный финал с ясными и звонкими аккордами духовых, напротив, своим сиянием согрел всех в зрительном зале театра, сделав публику сопричастной мифу, в котором отвага и героизм, вопреки любым испытаниям, обязательно помогут одержать победу над силами мрака.

На снимке: П. Ярви

Ковалевский Георгий
31.08.2018


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: