< №11 (159) Ноябрь 2017
Логотип

НОВАЯ МУЗЫКА НА ОБРАЗЫ ЧАЙКОВСКОГО

Два года назад Московский ансамбль современной музыки (МАСМ) начал уникальный концертный проект. 24 пьесы «Детского альбома» П.И. Чайковского звучат в исполнении учащихся ДМШ от 6 до 13 лет, и вслед за каждой из них солисты ансамбля исполняют «парафраз» на нее, написанный специально для проекта одним из современных композиторов. Таким образом, в одной концертной программе звучит и весь цикл пьес Чайковского, и музыка почти двух десятков современных авторов, а юные музыканты участвуют в исполнении наряду с профессионалами.

Минувшее столетие довольно скромно представлено в программах детских музыкальных школ, а музыка, написанная в наши дни, отсутствует вовсе: для нее элементарно не хватает учебного времени. Знакомство с ней зачастую происходит только на этапе профессионального обучения, и для тех, кто не выбрал музыку своей профессией, целый пласт ее остается неведомым. Как же познакомить детей с современной музыкой? Концертные программы, как правило, слишком объемны и сложны для детского восприятия, филармонические проекты для детей подчинены уже сложившемуся стандарту… А если найти иные способы – например, использовать форму диалога новой музыки с привычным детским репертуаром?

Идея проекта принадлежала композитору Сергею Зятькову – музыкальному куратору галереи современного искусства «Стерх» в Сургуте. Им были заказаны первые несколько «парафраз», а также подсказана идея постоянного добавления новых пьес современных авторов. Премьера состоялась в 2012 году в рамках фестиваля «Стерх-фест». В исполнении приняли участие пять солистов МАСМ, ученики музыкальных школ Сургута, а также юные художники, представившие в галерее свои впечатления от пьес Чайковского (художественная часть проекта в дальнейшем не повторялась). В течение двух лет проект активно гастролировал в различных городах России. Под разными названиями он звучал в рамках Международной академии молодых композиторов в г. Чайковском, на московском фестивале «Другое пространство», в Санкт-Петербурге и Екатеринбурге. А при подготовке исполнения в Перми Минкультуры Пермского края был даже объявлен конкурс среди юных пианистов. В марте этого года проект снова вернулся в Москву. Под названием «Детский/недетский альбом. Новая музыка на образы П.И. Чайковского» он прозвучал 7 и 8 марта на площадке «Платформа» (Центр современного искусства «Винзавод»). Пьесы Чайковского были исполнены учениками ДМШ им. С.И. Танеева и ДМШ Академического музыкального колледжа при Московской консерватории.

Помимо новых юных участников к проекту подключались и новые композиторы. В ряде случаев новые сочинения заказывались композиторам из того региона, где должно было состояться исполнение. Так, к композиторам из Москвы и Петербурга, среди которых Александр Маноцков, Алексей Сюмак, Марина Шмотова, Юрий Акбалькан, Георгий Дорохов, Се Хёнг Ким, присоединились пермские авторы Александр Хубеев и Оксана Изотова, педагог ДМШ № 1 г. Чайковского Евгения Кудряшова. В проекте также принимают участие композиторы Дмитрий Янов-Яновский из Узбекистана и Полина Назайкинская (Тольятти – Нью-Йорк). В версии 2014 года появились новые сочинения Николая Попова из Москвы и Марка Булошникова из Нижнего Новгорода.

Проект был изначально задуман в «полистилистике» – как показ разных направлений в современной музыке, а не только, к примеру, сочинений в эстетике авангарда. Авторская свобода ничем не ограничивалась, кроме, пожалуй, длительности звучания, примерно соответствующей продолжительности пьес-оригиналов. Единственным ориентиром служил состав инструментов – два духовых (флейта и кларнет), два струнных (скрипка и виолончель) и фортепиано. Но и он мог использоваться в любых вариантах – от соло до полного состава, а также расширяться за счет дополнительных инструментов и приспособлений, так что постоянным оставалось только условие участия не более пяти музыкантов. Выбор конкретной пьесы, как и характер диалога с Чайковским, полностью оставался на усмотрение композиторов. И большинство из них подошло к этой теме абсолютно индивидуально – по отношению как к Чайковскому, так и к теме детства.

Наиболее очевидным решением было написание на тему Чайковского собственной вариации. В некоторых случаях композиторы использовали остроумное метроритмическое и тембровое варьирование (пьесы Д. Янова-Яновского «Мазурка?», «Полька?»), с жанровыми трансформациями («Немецкая песенка» О. Изотовой в джазовом ключе). Одним из вариантов варьирования стала полная замена звуковысот на различного рода шумы и призвуки при сохранении первоначального ритма (Се Хёнг Ким, «Марш деревянных солдатиков»). Ультрарадикальной вариацией стала пьеса

Г. Дорохова «Сладкая греза Чайковского», где происходит игра смычками по ребру компакт-дисков (условных «источников звука») с сохранением исходной ритмики и артикуляции.

Некоторые авторы сохранили первоначальную программную идею при полном обновлении материала. Меланхоличная пьеса П. Назайкинской «Зимнее утро» для фортепиано соло написана на самостоятельную тему неоромантического склада и сохранила при этом облик детской пьесы. Более сложная трактовка первоначальной идеи содержится в пьесах А. Сюмака: «Похороны куклы» превращены в пронзительное кларнетовое соло, а «Русская песня» – в унылый бескрайний сонористический пейзаж. В своей версии пьесы «В церкви» А. Маноцков использовал знаменный 6-й стихирный глас взамен использованного Чайковским партесного. «Мелодию, как два певчих, перехватывая дыхание, ведут виолончель и бас-кларнет, – комментирует композитор, – фортепиано создает образ отдаленных колоколов, а флейта и скрипка добавляют знаменной мелодии обертоновый резонанс, как будто людям подпевают немножко странноватые, но счастливые ангелы».

Другие композиторы попытались найти аналогии изначальной теме в современном детстве. В ответ на «Игру в лошадки» появились увлекательные глиссандирующие «Гонки» (Се Хёнг Ким), «Нянина сказка» превратилась в «Триллер» (А. Хубеев), а традиционная Баба-Яга уступила место экзотическому Яра-ма-йха-ху – маленькому вампиру из австралийских мифов (А. Желтышева). В пьесе А. Маноцкова «Жаворонок и ремонт дороги» звуки современного города соседствуют с птичьими голосами. И, наконец, в ответ на «Неаполитанскую песенку» прозвучали фантастические голоса из космоса: «Марсианская песенка» Н. Попова – единственная пьеса цикла с использованием электроники.

Иногда тема пьесы трансформировалась под влиянием детских впечатлений композитора. В пьесе «Руки под краном» (ответе на «Утреннюю молитву») А. Маноцков воспроизвел собственное детское воспоминание об утренних медитациях под шум бегущей воды. Здесь также использованы звукоизобразительные средства – слышен не только водный поток, но и стук в дверь… Особое место в цикле занимает пьеса «Папа» М. Булошникова, составившая пару «Маме» Чайковского. Поступенная мелодика с «ласковыми» опеваниями трансформировалась в одну-единственную линию – медленную нисходящую гамму-лестницу из 88 белых клавиш – своеобразную «метафору человеческой жизни». А гармонии сопровождения оказались «свернутыми» в несколько созвучий у других инструментов, словно укутывающими собой уходящего героя пьесы... Пьеса посвящена памяти безвременно ушедшего из жизни отца композитора.

Иногда происходит театрализация образов, добавление «зримого» – например, в музыкальной сценке Е. Кудряшовой «Урок хореографии» («Вальс»), в остроумных пьесах М. Шмотовой «Камаринский мужичок» («Камаринская») и «Жонглеры» («Старинная французская песенка»), в пьесах О. Викторовой «Мачо» («Итальянская песенка») и Ю. Акбалькана «Щелкунчик поет» («Шарманщик поет»). Цитаты из известного балета взаимодействуют в «Щелкунчике» с юмористическим «скрежетом» трещотки. Есть в цикле и цитаты не из Чайковского: например, в уже упомянутом «Жаворонке…» есть цитаты из пьесы Мессиана.

Часто встречаются нетрадиционные способы звукоизвлечения (например, временное превращение скрипки в банджо), добавление новых инструментов (маракасы) и даже их полная замена (губные гармошки и клавишная гармоника в «Играй, гармонь» А. Хубеева). Вплоть до использования в качестве «инструментов» заводных игрушек: забавные маленькие жуки в «Фабрике игрушек» Ю. Акбалькана не только жужжат, но и «ползают» по струнам, вызывая их необычное звучание. Им вторят две музыкальных шкатулки. Это пример пьесы для «импровизирующих музыкальных автоматов», где исполнители играют лишь вспомогательную роль.

Проект оказался не только познавательным, но и невероятно интересным с художественной точки зрения, в том числе и для взрослой аудитории. Постоянный «диалог с классикой» приводит к активному слушанию: все слушатели на концертах крайне внимательны. Дети-исполнители максимально вовлечены в общий процесс: они остаются на сцене до конца второй, современной пьесы (только по ее окончании идут поклоны и аплодисменты). Выступление на одной сцене с профессионалами рождает особый артистический настрой: дети внимательно следят как за собственным исполнением, так и за игрой своих сверстников и взрослых музыкантов. Для солистов МАСМа процесс исполнения не менее увлекателен: за час с небольшим им удается поиграть в самых разных техниках.

В 2014 году программа будет исполнена еще в трех российских городах – Нижнем Новгороде, Екатеринбурге и Сургуте. В планах ансамбля показ проекта на гастролях в США. Удачный подбор пьес в текущей версии не исключает появления новых вариантов «парафраз»: ансамбль уже получил несколько предложений от композиторов, не участвовавших в проекте ранее. «Детский/недетский альбом» продолжает развиваться в уникальном формате «work-in-progress».

Дмитрюкова Юлия
17.03.2014


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии:

Сергей Зятьков | 18.03.2014 15:48

"Им были заказаны первые несколько парафраз" - 16, вообще-то, 2/3 альбома. Мои пьесы тоже вошли (уже ни одной не осталось? поистине, «work-in-progress»). Спасибо, Юлия, за материал!

Ответить