< №6 (122) Июнь 2014 >
Логотип

КОНКУРС ГОЛОСОВ ИЛИ АРТИСТОВ?

V Международный конкурс оперных артистов Галины Вишневской прошел в Москве с 30 мая по 5 июня. Его итоги заставили не только порадоваться, но и задуматься…

Конкурс академических голосов, учрежденный Г. Вишневской, кажется, единственный в России, название которого говорит не об оперных певцах, не о вокалистах, а об оперных артистах: именно в этом с момента первого проведения в 2006 году и заключалась его изюминка. Председателем жюри четыре конкурса подряд была сама Галина Павловна, и в составе жюри – нынешний конкурс не исключение – всегда преобладали не певцы с мировыми именами, а потенциальные работодатели (директора по кастингу или иные руководители зарубежных оперных театров), то есть состязание с самого начала возникло как практически ориентированное. Ничего плохого в этом, конечно же, не было.

Однако в этом году впервые без Г. Вишневской, когда была экспериментально опробована методика голосования по принципу «да или нет», а почетный председатель жюри Ольга Ростропович могла использовать свой голос лишь при равенстве голосов членов жюри, конкурс оперных артистов выявил отчетливый крен в сторону конкурса оперных голосов. При новой системе судейства неожиданностью это воспринято не было, ибо ни для кого не секрет, что в наших певческих голосах зарубежные судьи, присматривая их для своих проектов, ценят, прежде всего, природную силу и первозданность. В числе конкурсантов при единичных представителях «совсем дальнего» зарубежья основной контингент и на этот раз был из России, а на втором месте оказались певцы из Украины, то есть, отбрасывая в сторону всякую политику, это были опять же «наши» голоса.

Из 45 участников на второй тур прошли 18, а на третий – всего 7. Два фортепианных тура состоялись в Центре оперного пения Галины Вишневской, а третий в сопровождении его симфонического оркестра – на Новой сцене Большого театра (дирижер А. Соловьев). И на каждом новом витке конкурса из борьбы непременно выпадали интеллектуально тонкие артистические голоса. Так, уже на второй тур не прошли баритон Вадим Чельдиев и бас Михаил Головушкин, а за бортом третьего остались баритоны Константин Бржинский и Марат Мухаметзянов, тенор Руслан Юдин и сопрано Мария Буйносова. Много вопросов вызвало и финальное распределение мест.

Лишь посетив все туры и услышав всех без исключения певцов, и можно было составить для себя реальную картину. На первых турах публики было неожиданно мало, поэтому, когда основная ее часть, подключившись лишь с третьего тура, сразу же без труда нашла свою любимицу Ирину Мореву, которая завоевала и I премию, и приз зрительских симпатий, и спецприз театра «Астана Опера», удивлением это вовсе не стало. Такой драматический голос оказался на конкурсе всего один, и не заметить его было просто невозможно! Однако при недостатке навыков истинно культурного пения стенобитная мощь и пронзительность этого голоса стали единственным, что и снискало ему лавры.

Так было и с арией Адриенны Лекуврер на первом туре, и с арией Леоноры («Сила судьбы») на втором, и с молитвой Тоски и арией Лизы на третьем. Сотворить кумира сегодня очень легко: абсолютно та же парадоксальная ситуация была и на московской «Опералии» 2011 года, когда все просто «сошли с ума» от децибелов бельканто, обрушенных на зал сопрано из ЮАР Претти Йенде. И это лишь подтверждает мировую тенденцию: на конкурсах театры ищут сейчас именно голоса и децибелы, а не оперных артистов.

Женских лирических голосов на сей раз было много, но в основной своей массе они оказались очень похожими друг на друга. Светлана Москаленко явно выделялась среди них: арией Лакме на втором, а также каватиной и рондо Антониды на третьем туре (приз за лучшее исполнение русского репертуара) она произвела подлинный фурор. Именно у этой певицы и было редкое на конкурсе сочетание и голоса, и артистизма, и культуры пения. Но ей – в отсутствие присуждения II премии – досталась лишь III премия. К тому же, ее она еще и разделила с сопрано лирико-драматическим – Анастасией Щеголевой, в лице которой также наблюдалась явная погоня жюри за голосом, а не за оперным мастерством.

Появление на третьем туре тенора Александра Нестеренко для тех, кто его не слышал ранее, могло вызвать законное удивление: с оркестром певец выступил значительно слабее, поэтому места он никакого не занял, зато в качестве спецприза получил возможность выступить в спектакле Центра оперного пения Галины Вишневской. Баритон Борис Дьяков, еще один певец-«силовик», музыкальность для которого была явно не в приоритете, получил III премию. I премию среди мужчин не присудили, хотя на нее однозначно претендовал роскошнейший баритон Константин Сучков. Этот студент 4 курса Московской консерватории стал главным открытием конкурса, показав себя потрясающе зрелым певцом-артистом в образах Демона и Джанни Скикки, а на третьем туре блеснув в ариях Мазепы и Дон Жуана. Не остался он и без спецприза – бесплатного года обучения в Центре оперного пения Галины Вишневской.

Корябин Игорь
16.06.2014


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии:

Гость | 21.06.2014 13:35

критики много, а по делу ничего не сказано. Плюс ошибки в характеристики голосов. Например у Щеголевой нет никакого лирико-драматического сопрано. Это чистое лирическое сопрано. И да, голос - это вообще-то самое главное в опере.

Ответить