< №4 (153) Апрель 2017
Логотип

Дружественная среда

4 февраля в подмосковном пансионате «Снегири» завершилась Всероссийская образовательная неделя академической музыки «Эхо Тавриды» – проект, родившийся как продолжение музыкальной смены Всероссийского молодежного форума «Таврида», прошедшего в Крыму летом

Дирижер Айрат Кашаев совместно с композитором Тихоном Хренниковым-младшим придумали, как объединить с пользой для дела молодых композиторов, оркестрантов и музыковедов. Во что в итоге выльется эта творческая коллаборация, не знал никто, однако результаты эксперимента, продемонстрированные на финальном концерте, подтвердили ее жизнеспособность.

Официально организатором «Эха Тавриды» выступил Союз композиторов России. То, что в последнее время внутри союза все чаще стали происходить заметные творческие события, направленные на поддержку творчества молодежи, очень радует. Так, совсем недавно, в декабре, завершился Всероссийский фестиваль симфонической музыки молодых композиторов России «Композитор 2.0», на котором прозвучало больше двух десятков свежих симфонических партитур в разных городах страны и в исполнении разных оркестров. Здесь же задача была иной – создать пространство для общения и обмена опытом, помочь наладить профессиональные и человеческие связи между композиторами, исполнителями и, что важно, музыковедами из разных городов (последние, как правило, к современной музыке относятся еще более настороженно, чем исполнители: собрать активных музыковедов для участия в проекте оказалось сложнее всего).

В итоге 17 композиторов, 20 оркестрантов и 10 музыковедов поселились в «Снегирях» на неделю и приступили к работе. Первые еще до приезда на форум разделились на три неравные группы в соответствии с выбранными жанрами: восемь композиторов написали по номеру из танцевальной сюиты, семеро представили каждый свою часть вокального цикла, а двое поделили между собой создание камерной симфонии. Конечно, практически весь корпус музыкального материала был сочинен не в рамках самой образовательной недели, а раньше – однако даже у тех, кто приехал с полностью готовым произведением, работа шла, в первую очередь, на репетициях с исполнителями. Для многих композиторов столь непосредственное и тесное общение с оркестром происходило впервые и оказалось невероятно важным опытом, вдохновляющим на дальнейшее развитие.

Что касается камерного оркестра (по сути, ансамбля солистов, где все духовые инструменты представлены по одному, плюс два исполнителя на ударных, два пианиста, четыре скрипки, два альта, виолончель и контрабас), он тоже был собран под проект, – впрочем, его костяк сохранился еще с летнего форума «Таврида». На музыкантов легла, пожалуй, самая большая нагрузка – выучить 16 новых партитур за пять дней, и в том, что это удалось, заслуга в первую очередь дирижера Айрата Кашаева. Музыковеды же интервьюировали композиторов, создавая небольшие творческие портреты, размышляли о проблемах современной музыки в эссе и учились писать рецензии – публикации запланированы в буклете, посвященном «Эху Тавриды».

Помимо собственной творческой работы участников образовательной недели ждали лекции и встречи с гостями: композиторами Михаилом Броннером и Ефремом Подгайцем, музыковедами Всеволодом Задерацким, Надимом Айдаровым, Александром Великовским, ведущей музыкальных программ и куратором композиторского конкурса на радио «Орфей» Ириной Тушинцевой, директором молодежного форума «Таврида» Сергеем Першиным, секретарем Союза композиторов Андреем Батуриным. Все встречи и дискуссии так или иначе затрагивали основной круг вопросов – роль композитора в современном мире, значимость профессии и перспективы ее развития. Ответы всем, конечно, видятся по-разному, но главное, что после нескольких дней столь интенсивного общения даже у самого завзятого скептика возникло бы ощущение, что конца времени композиторов все-таки не предвидится (пройти мимо теории Владимира Мартынова, обсуждая все это, решительно невозможно).

Были и концертная программа оркестра «Времена года» под управлением В. Булахова (помимо Моцарта, Чайковского, Бриттена и Глинки – сочинения Тараса Буевского и участника «Эха Тавриды» Игоря Холопова), и творческая встреча с исполнителем на колесной лире (харди-гарди) Андреем Виноградовым, продемонстрировавшим широкие возможности инструмента, и концерт детского хора «Аврора» под управлением Анастасии Беляевой, показавшего фрагменты написанного специально для этого коллектива «Реквиема, или Детских игр» Александра Маноцкова (необычного сочинения, где ритуальные тексты оборачиваются детскими считалочками и становятся основой для музыкально-сценического перформанса).

Кульминацией недели стал финальный концерт, озаглавленный «Три премьеры». Его открывал вокальный цикл «Петербургский венок», написанный молодыми петербургскими композиторами под руководством Александра Петрова. В предпочтениях авторов лидировали поэты Серебряного века (В. Сологуб, В. Ходасевич, А. Блок, А. Ахматова), двое обратились к И. Бродскому, один – к творчеству современной поэтессы Марины Волковой. Вокальный жанр предъявляет особые требования к мелодическому дару, а им обладают немногие (и его не заменяют тонкости интонирования стиха и находки в оркестровке, проявившиеся в той или иной степени во всех миниатюрах). В этом смысле найденная простота оказывается самой большой удачей, как произошло в случае с «Летним садом» Петра Андреева на стихи Ахматовой и «Петербургской колыбельной» Артема Петайкина на текст Волковой. Романсы, органичные в кажущейся безыскусности, по-настоящему растрогали публику – может быть, именно благодаря им цикл в итоге и оставил ощущение завершенности, что, кстати говоря, очень редко бывает в коллективных опусах.

Танцевальная сюита, создание которой курировал Тихон Хренников-младший, получилась гораздо более контрастной – здесь у композиторов была полная свобода, и разброс возник от стилизованной итальянской сальтареллы XVI века (Мария Айрапетова) до кокетливой сальсы-бачаты второй половины ХХ (Эльвира Коргуева), от архаичной «Мазурки-тотемики» (Надежда Красикова) до классического танго (Дмитрий Бородаев). Но не все пошли по пути жанрового тематизма и стилизации. Так, например, «Пляска-хоровод» Леонида Зволинского несет отголоски инфернальной музыкальной фантастики, а «Танец-шествие» Сергея Смирнова вызывает ассоциации с издевательским траурным шествием из Первой симфонии Малера. Остроритмичный и мелодически причудливый «Свободный танец» Тихона Хренникова (цокающий тембр коробочки придавал особый шарм акцентам) и «Зимний танец» Алины Ахметовой (музыкальный материал первоначально предназначался для камерной симфонии, но не вписался в нее из-за слишком яркого стилистического расхождения с музыкой других авторов и был переделан в танец) – удачные примеры продолжения «третьего направления», соединяющего профессионализм и доступность музыкального языка. Если добавить яркую образность и характерность, складываются идеальные «исходные данные» шедевров киномузыки: возможно, кто-то из молодых композиторов обретет себя именно на этой стезе.

Камерная симфония родилась в сотворчестве двух выпускников ГМПИ им. Ипполитова-Иванова – Руслана Мурсякаева и Игоря Холопова. Первую часть написал Руслан, финал – Игорь, вторую сочиняли вдвоем, а сочинив по половине, обменялись материалом для оркестровки. Такой плодотворный тандем возможен, конечно, только в том случае, если между композиторами полное взаимопонимание и сходство эстетических установок. Удивительным образом симфония оказалась цельным произведением – более того, исполнение Айрата Кашаева заставило с неослабевающим интересом следить за развитием музыкальной мысли от начала до конца. Безусловно, надо отдать должное мастерству дирижера, умеющего выстроить форму (объяснив эту форму оркестрантам) и выявить лучшие качества партитуры, правильно расставив акценты. Сильная воля в сочетании со сдержанным и отточенным жестом, деликатность во взаимодействии с солистами, характерная мягкость кисти, явно пришедшая от хорового дирижирования, которым маэстро владеет так же хорошо, как и симфоническим, – все это определило прекрасный звуковой результат. Чувствовалось, что оркестр играет свободно и в то же время очень собранно, с дышащими инструментальными соло и драйвом, который нарастал вплоть до самой последней ноты.

Интересно отметить, что на этапе отбора участников стилистических ограничений не вводилось, а композиторы в целом подобрались довольно близкие по эстетике. Условных авангардистов, стремящихся к радикальным музыкальным средствам, не было, зато были авторы, признавшиеся (шепотом), что им хочется писать благозвучную музыку, не испытывая при этом угрызений совести и не получая от коллег обвинений в необразованности и узком кругозоре. Забавно наблюдать за тем, как меняются приоритеты времени. Если два десятка лет назад молодым композиторам приходилось отстаивать свое право на эксперименты и освоение опыта зарубежных коллег, сегодня, кажется, надо обладать определенной смелостью, чтобы, положа руку на сердце, признаться себе и другим, что экспериментировать-то совсем не хочется, а новые техники если и интересны, то не до такой степени, чтобы кардинально менять свой стиль.

Как бы то ни было, но музыка, создаваемая сейчас, – это не только актуальный звуковой портрет нашего времени, но еще и личная «духовная практика» конкретного человека, который эту музыку пишет. И правда в том, что, когда он это делает, он меньше всего думает о своем месте в истории музыки. Быть актуальным – это значит в первую очередь быть самим собой. Всероссийская образовательная неделя академической музыки «Эхо Тавриды» подарила такую возможность нескольким счастливым композиторам, познакомила с ними музыковедов и соединила с музыкантами, способными воплотить их творения в жизнь. Как распорядятся этими приобретениями участники форума – время покажет.   

Мусаелян Елена 
20.02.2017


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: