< №8 (79) Август 2010 >
Логотип
ОПЫТ РАБОТЫ

ОПЕРНЫЙ КЛАСС В МУЗЫКАЛЬНОМ КОЛЛЕДЖЕ

«Академическое пение» - самый молодой из отделов Московского областного базового музыкального колледжа им. А.Н. Скрябина. Как и существующий здесь оперный класс, работе которого посвящен материал, подготовленный художественным руководителем и дирижером оперного класса колледжа имени Скрябина, заместителем директора Юлией Владимировной Бесединой.

Дирижер является главным лицом в оперном классе. Его функциональное поле деятельности огромно и многопланово - от выбора репертуара, распределения ролей, ведения всего подготовительного и репетиционного процесса до согласования и утверждения сценографии, костюмов и освещения к спектаклю. Одна из основных функций - и музыкальная режиссура. В силу глубокого понимания предмета оперы как вида музыкально-театрального искусства, подробного знания партитуры, структуры каждой партии-роли и психотехники самого певца именно дирижер становится главным интерпретатором – музыкальным режиссером.

Режиссура это явление драматического театра. В сегодняшних условиях, когда репертуар «большой оперы» сложился и справедливо воспринимается как классический художественный текст, образцовый и незыблемый, необходимую и давно назревшую для эволюции оперного театра реформу может претворить в жизнь только музыкальный режиссер. Давно отмечалось, что подходы драматической и музыкальной режиссуры к оперному спектаклю различны, т.к. режиссер исходит, прежде всего, из чувства драмы, а не из чувства музыки. В то время как оперные дирижеры, музыкальные режиссеры знают, что есть музыкальная партитура, и она – главная. Читая партитуру, как книгу, дирижер извлекает из нее собственную режиссерскую концепцию, внимательно исследуя музыкальную ткань, так как она и определяет законы оперного спектакля. Здесь уместно процитировать великого русского музыкального режиссера Б.А. Покровского: «Оперная театральность - театральность особого рода, продиктованная музыкальным образом и несостоятельная без музыки. Специфичность театральности драматического театра противопоказана опере».

Пользуясь властью дирижера-руководителя, я стараюсь приучить своих студентов-вокалистов правильно работать с партитурой. Ясное, четкое видение всех сольных партий и всех хоровых голосов, знание текста партнера по сцене, умение в нужный момент придти ему на помощь является обязательной нормой занятий в оперном классе. Кстати, вокалисты-педагоги отмечают, что студенты с хорошей хоровой подготовкой делают более заметные успехи в сольном классе, быстрее учат текст, лучше ориентируются в партитурах, способнее прочих к исполнению текстов на языке подлинника, у таких студентов более развиты метроритмические способности, они успешно читают с листа. В большинстве своем все эти навыки, или достоинства, не присущи студентам-вокалистам по одной причине – из-за постоянного внимания только лишь к своей вокальной строке и исполнительской технологии академического вокала. Таким образом, работа в оперном классе позволяет расширить исполнительские навыки студентов-вокалистов, применяя знания, полученные в сольном классе.

Практика убеждает, что несколько слов, правильно подобранных, характеризующих дух и содержание исполняемой музыки, помогают сделать репетиционный процесс более осмысленным для основной массы студентов. А порой приходится сказать многое, так как определенные необходимые факты известны далеко не всем молодым музыкантам. Каждый оперный дирижер применяет в работе какие-то свои приемы и наработки. На начальном репетиционном этапе я прошу, например, петь студентов «вполголоса», но очень музыкально, с наиболее четким, внимательным отношением к слову. Вместе с нотным материалом идет разбор конкретной сцены - в чем ее цель и смысл. Таким образом, студенты учатся понимать внутреннюю жизнь партитуры, или – слышать ее изнутри.

Представитель молодого поколения преподавателей колледжа я восприняла педагогическое наследие старших и именитых коллег, их творческий опыт, наполненный любовью, толерантностью, уважением к студентам. Нас научили понимать, что непременным спутником знаний является пытливый ум, творческое воображение, готовность самоотверженно служить музыке и всецело доверять своему педагогу. В нашем оперном классе сложился молодой педагогический и творческий ансамбль единомышленников. Воплощать свой интерпретационный замысел мне как дирижеру помогают педагоги, непосредственно работающие с вокалистами-студентами, а также преподаватели актерского мастерства, сценической речи и хореографии.

Педагог, беспредельно преданный своему делу, яркий профессионал, ведущий такие дисциплины, как «Основы сценической речи» и «Актерское мастерство» - Л.Б. Лазарева, выпускница режиссерского факультета МГУКиИ, работает со студентами-вокалистами уже более 10 лет. Наличие способностей к музыкальной режиссуре определяется обычно врожденным музыкальным мышлением и образованием. Все эти качества присущи моей коллеге. За последние 5-6 лет сотрудничества в оперном классе мы всегда находили верные сценические решения в самых сложных моментах спектаклей. Наши совместные постановки были отмечены признанием зрителей и отличными отзывами председателей государственных экзаменационных комиссий по итоговой аттестации выпускников. На занятиях Л.Б. Лазаревой студенты учатся выполнять актерские задачи, перенося их затем в оперные партии, внося в образ собственное понимание и обогащая пение мыслью. Это делает спектакль интересным зрителю.

Работая над сценическим воплощением оперы, каждый дирижер стремится к идеальному соотношению музыки и пластики вокалиста. В.Мейерхольд, например, считал, что «оперному актеру необходимо учиться жесту не у актера бытового театра, а у балетмейстера», о чем много писал в своих статьях. Оперному классу и колледжу повезло с педагогом по танцу. Появление хореографа С.В. Хониной в оперном классе заставляет выпрямиться самые сгорбленные спины, жесты и движения студентов становятся почти графическими, плечи расправляются, головы поднимаются, и мы видим одухотворенные, светлые, улыбающиеся лица - образы наших героев. Для многих студентов учебная дисциплина «Танец» поначалу кажется трудной и бесполезной. Физическая нагрузка и трудная французская терминология, занятия в огромном, «чужом» хореографическом зале, сложный классический станок, строгий, а порой и резкий в высказываниях педагог - все это наводит первокурсников на мысль: «А туда ли мы попали?» Но все вопросы исчезают на первых же занятиях в оперном классе, когда старшекурсники показывают новому первому курсу выпускной спектакль, с легкостью и изяществом профессиональных танцоров исполняя непростые хореографические элементы. В такие моменты понимаешь, что главный «спектакль» происходит не на сцене, а в душах первокурсников. Самые яркие мои впечатления от работы нашего постановщика С.В. Хониной – это «Кармен» Ж.Бизе и «Сорочинская ярмарка» М.Мусоргского. Увертюра к «Кармен» была поставлена как развернутая хореографическая сюита из народных испанских танцев. А при постановке «Сорочинской ярмарки», работая над большими хоровыми сценами, каждому студенту хореограф ставила индивидуальную задачу.

Необходимо особо отметить роль главного помощника, единомышленника и коллегу дирижера в процессе работы – концертмейстера. Оперный класс требует особого профессионализма от концертмейстера: яркой подачи оркестрового материала и чуткого отношения к вокалисту. Эти качества сочетает в себе Л.А. Фесенко, виртуозная и вместе с тем тонкая пианистка, лауреат областных и международных конкурсов.

Как видим, работа оперного класса в музыкальном колледже не может ограничиться деятельностью одного дирижера - она требует сложившегося коллектива единомышленников, нацеленных на единый результат. Но позволю себе заметить, что руководящая и вдохновляющая роль дирижера непреложна. Как и его авторитет.

Приступая 1 сентября к работе над новым проектом, я вспоминаю мудрых дирижеров и педагогов, которые умели услышать нечто ценное даже на первых репетициях в оперном классе, когда еще и слушать-то по большому счету нечего. На начальных репетициях, прежде чем делать какие-то замечания или давать советы, следует быть внимательным к тому, как исполняют солисты свои партии, как концертмейстеры хоровых партий ведут наиболее сложные эпизоды. В известных пределах всегда существует несколько одинаково правомерных трактовок. И не обязательно немедленно разбирать ошибки или излагать свое видение определенной сцены. Разумнее бывает также уступить хору, когда студенты пытаются по-своему исполнить какую-то фразу, варьируя темп или динамику (разумеется, оставаясь в пределах хорошего вкуса. Быть в чем-то уступчивым – вовсе не значит мириться с проявлениями антимузыкальности).

Прежде всего, на репетиции необходимо установить личный контакт со студентами. Кроме того, при малом репетиционном времени выигрывает дирижер, делающий ставку на профессионализм - времени на «раскачку» и «вход» в произведение практически нет, как нет времени и на то, чтобы проявить себя в полной мере. Опустим фундаментальный вопрос о том, как дирижеру удается передать коллективу свое понимание музыки. Хотелось бы кратко упомянуть о воспитании музыканта в целом, о том, как за четыре года сформировать грамотного, профессионально подготовленного артиста хора и ансамбля.

Что делать со студентами, которые не устраивают дирижера, которые не могут самостоятельно выучить партию, не обладают достаточной реакцией при решении творческой задачи, не проявляют исполнительских и актерских качеств, присущих подавляющему большинству студентов-вокалистов? В таких случаях помогает только индивидуальная терпеливая работа. В эту индивидуальную работу включаются все - от дирижера до педагогов по вокалу. Хочу отдельно отметить, что наши преподаватели сольного вокала всегда проявляют живейший интерес к работе оперного класса, в их лице я как дирижер неизменно нахожу поддержку и понимание необходимости начатого дела - создания в колледже оперного класса. Педагоги присутствуют на репетициях, помогают своим воспитанникам советом, поддерживают, объясняют новые приемы, делятся сценическим опытом.

Повседневная сторона дирижерской профессии - это работа над собой. У каждого человека, ежедневно занятого этой профессией, есть свои принципы, или постулаты. Есть они и у меня:

- быть подготовленным к репетиции, что означает с первой минуты и в каждую секунду времени полностью управлять ситуацией;

- планировать каждую репетицию – время репетиций пропорционально качеству исполнения;

- быть немногословным, но максимально точным в замечаниях;

- стараться не останавливать исполнение или как можно реже делать это;

- уметь занять всех в репетиционное время;

- быть тактичным, доброжелательным, скромным.

Я называю эти шесть пунктов «правилами дирижера», которым стараюсь следовать и которые помогают мне как дирижеру оперного класса.

Беседина Юлия Владимировна
01.08.2010


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии:

Гость | 23.06.2017 20:49

После такого замечательного рассуждения на репетиции драматически восптанный поющий актёр вежливо скажет: "Я все это понял. А что я тут в этой сцене делаю?" По этому поводу Б.Покровский приводил пример, обясняющий разницу в природе профессий. "Режиссёр устанавливает действия: - нарезаете кусочки ветчины - мелко нарезаете лук - зажигаете газ.. - берёте сковородку ... - ставите её на огонь - кладете на сковородку масло - высыпаете лук с вентчиной на раскалённую сковородку - разбиваете яйцо и выливаете содержимое на сковородку... Приходит музыковед и произносит: "Это- яичница!" -

Ответить