< №6 (144) Июнь 2016 >
Логотип
ВПЕЧАТЛЕНИЯ

БРИЛЛИАНТОВЫЙ ЮБИЛЕЙ РУССКОГО ТЕНОРА DI FORZA

Владислав Пьявко принадлежит к золотому поколению певцов Большого театра, что царило на первой сцене СССР в 1960–80-х годах. Именно в эти десятилетия оперная труппа активно гастролировала на самых престижных мировых площадках, являя во всем блеске советское вокальное искусство.

Где, как не на родной сцене, артисту праздновать внушительный двойной юбилей – 75-летие и 50-летие дебюта в Большом (сложив два числа, Владислав Иванович со свойственным ему юмором начертал на афише: 125!). Однако праздник состоялся совсем по другому адресу – в «Геликон-опере»: Дмитрий Бертман срежиссировал грандиозное действо, в центре которого был юбиляр. От Большого театра присутствовала многочисленная делегация коллег Владислава Пьявко.

Когда великий Карло Бергонци попытался отметить свой бриллиантовый юбилей дебютом в вердиевском «Отелло», о произошедшем конфузе не говорил только ленивый: знаменитый тенор бесславно покинул сцену, не допев второго акта оперы. Не таков наш герой: почти четыре часа он не покидал сцену в памятный вечер, исполнив сложнейшие фрагменты из остродраматических опер – «Отелло», «Манон Леско», «Аиды», «Сельской чести», «Пиковой дамы», «Кармен». Феноменальное вокальное долголетие! Голос Пьявко и сегодня звучит мощно, победно, ярко, с обжигающими огненными верхами, с беспрецедентным по выразительности интонационным разнообразием, а то, что он – большой артист, а не только первоклассный певец, известно давно и всем, в чем можно было убедиться на юбилее в «Геликоне»: каждая фраза, каждое движение сделаны так, что ты видишь и слышишь на сцене не тенора, но Радамеса или Туридду, Германа или Де Грие.

Торжество началось со сцены бури из «Отелло» и ликующего выхода мавра Esultate! На фоне мелькающих кадров кинохроники (семья, служба в армии, учеба в ГИТИСе у Б. Покровского, первые шаги в Большом) и под реплики геликоновского хора виновник события «выплыл» из-под сцены, эффектным появлением приковав к себе внимание, которое не отпускал до окончания вечера. Его Отелло был страстен и нежен, Радамес – бескомпромиссен и честен, Герман – испуган, не уверен в себе, Туридду – напротив, слишком самонадеян. Звездные роли выдающегося певца-артиста перемежались записями его лучших спектаклей – редчайшего «Гульельмо Ратклифа» Масканьи (как известно, Пьявко – всего лишь четвертый тенор за всю историю этой «убойной» оперы, который не потерял на ней голос, а с честью выдержал испытание), «Бориса Годунова» (феерическая сцена у фонтана с несравненной Ириной Архиповой), «Мертвых душ» (блеск комедийной перепалки Ноздрева – Пьявко с Чичиковым – Ворошило) и др.

Великую Ирину Константиновну Архипову – верного спутника юбиляра в жизни и в искусстве – публика имела счастье лицезреть помимо «Бориса» (блестящий спектакль Л. Баратова) еще и в «Пиковой», и в «Кармен» (легендарные кадры с Марио дель Монако), а также в дуэтном варианте глинкинского «Не искушай», спетого с Пьявко на 25-летии струнного ансамбля Юлия Реентовича.

Наполнить живым дыханием театра сцены, прозвучавшие «в режиме реального времени», Владиславу Пьявко помогли как солисты «Геликон-оперы», так и певцы других театров разных поколений, творчески связанные с юбиляром. Грандиозную сцену у Нила из «Аиды» с ним разыграли Людмила Магомедова, Борис Стаценко, Лариса Костюк и Михаил Гужов. Трепетной Дездемоной предстала Альбина Хрипкова, а страдающей Сантуццей – Ирина Макарова. Темпераментную, если не экзальтированную Кармен показала Ксения Вязникова, а в коротком появлении Лизы в сцене в спальне у Графини блеснула Елена Михайленко. Каждая из сцен была хороша по-своему, безусловно, запомнились все, но, пожалуй, вершин гармонии всех компонентов удалось достичь в развернутом поединке из «Сельской чести».

Мурад Аннамамедов, Феликс Коробов и Валерий Кирьянов поочередно вставали за пульт геликоновского оркестра, умело сводя воедино здание гала-концерта, в котором сошлись самые разные по своему опыту, вокальной манере исполнители. Дмитрию Бертману удалось, не мудрствуя лукаво, выстроить логичную драматургию праздничного вечера классического толка, показав всех задействованных исполнителей максимально выгодно.

В зале «Стравинский» собралась «вся музыкальная Москва», гости Владислава Ивановича со всех концов бывшего Советского Союза, по которому в свое время юбиляр поколесил немало и где у него остается много настоящих друзей. Что и не удивительно – человек исключительной душевной щедрости, всегда прямой, открытый, искренний, он притягивает людей, как магнит. Это очень чувствовалось в атмосфере праздника уже после завершения гала-концерта в старой части «Геликона» – в историческом фойе, зале «Покровский» звучали поздравительные речи и стихи, шутки и смех, и над всем этим – молодой, заливистый, как всегда призывный, голос неувядающего Владислава Пьявко.

На фото А. Хрипкова, В. Пьявко

Матусевич Александр
30.06.2016


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии:

Гость | 12.10.2016 03:12

Пьявко всегда очень поддерживала пресса,а публика не любила за то что он брался не за свой репертуар.

Ответить