< №10 (169) Октябрь 2018 >
Логотип
ФОНД ОБРАЗЦОВОЙ ПРЕДСТАВЛЯЕТ

ЗАВЕТНЫЙ ВЕНЗЕЛЬ «О» ДА «Е»

Фонд Елены Образцовой начал юбилейный сезон, посвященный 80-летию со дня рождения своей великой патронессы, с концертного исполнения «Евгения Онегина» в Большом зале Московской консерватории. Оркестром и хором «Новой оперы» дирижировал Тимур Зангиев.

Елена Васильевна никогда не пела в самой популярной русской опере, хотя для ее голоса там есть партии, пусть и небольшие. Как говорил Станиславский, «нет маленьких ролей, но есть маленькие артисты». И нет сомнения, что Образцова сделала бы из партий Лариной или Филиппьевны шедевры, как делала шедевры из партий Графини в «Пиковой даме», Элен или Ахросимовой в «Войне и мире», Бабуленьки в «Игроке», Марины в «Борисе Годунове». Но обойти стороной «Онегина» фонд ее имени никак не мог. Понятно, почему: с 1999 года, когда начал проводиться Конкурс Образцовой, сформировался внушительный пул вокалистов, отмеченных его лауреатскими званиями, – достаточный для укомплектования любой, самой многолюдной оперы. Именно так было и в этот раз – за исключением прославленной Елены Зарембы (Ларина) все прочие партии исполнили победители конкурса разных лет, были среди них и юные певцы.

Строгий концертный формат решили оживить, для чего позвали геликоновского режиссера Ростислава Протасова. Он расставил на авансцене вазоны с цветами, изящные кушетки и кресла «онегинской поры», придумал мизансцены и обозначил рисунок ролей: сделал почти полноценный спектакль, который было интересно не только слушать, но и смотреть.

«Онегин» живет на московских сценах постоянно: эта опера есть в репертуаре почти всех театров, исключая Большой, где у нее – небольшая пауза, но уже в этом сезоне знаменитый спектакль Дмитрия Чернякова сменит новинка от Евгения Арье. «Онегин» проинтерпретирован на любой вкус, поэтому чем-то удивить москвичей достаточно сложно. Впрочем, концертный формат и не предполагает театральных откровений: слушатель идет за чисто музыкальными впечатлениями, и театрализация от Протасова была приятным бонусом.

Послушать было что! Даже полуудачи и некоторые несовершенства концертного исполнения оказались весьма любопытны. Например, совсем молодой еще Никита Воронченко, культурный баритон в небольших басовых партиях Ротного и Зарецкого: это было неожиданно и, увы, неубедительно, голос певца интересный, но роли явно не его. Или юный Валерий Макаров – Трике: звучал очень средне, неровно, но как обыграл образ чудаковатого француза – просто сделал настоящую конфетку! Артист по призванию – и за это (в особенности в такой небольшой и очень игровой партии-роли) охотно прощаешь ему вокальные несовершенства.

Великолепный тенор дончанина Тараса Присяжнюка, к сожалению, прозвучал в партии Ленского не столь безупречно, как хотелось бы (памятуя его блистательную победу на Конкурсе Образцовой в 2015-м): и интонационные, и ритмические помарки встречались, и образ пока получился сырым, эскизным. Победитель последнего (2017 г.) образцовского смотра бас Годердзи Джанелидзе спел знаменитую арию Гремина несколько простовато, не идеально с точки зрения русского языка, хотя сам голос, бесспорно, отменный – большой, богатый, красивый. Сочный, контральтового окраса голос Елены Зарембы, рафинированный по манере вокализации, слушался непривычно в партии Лариной, которую обычно поют высокие меццо или даже сопрано. Звучание Анны Викторовой в партии Филиппьевны оказалось несколько рыхлым, несфокусированным, чего ранее у певицы не наблюдалось.

К явным удачам исполнения можно отнести убедительную и по звуку, и по артистическому образу Ольгу Юлии Меннибаевой. Из той же серии – выступление блистательного мариинского баритона Алексея Маркова, чей Онегин с годами (впервые довелось его слушать на открытии Приморского театра пять лет назад) только прибавляет в мастерстве и выразительности. Откровением же стало выступление Любови Петровой в партии Татьяны: легкое сопрано (Петрова когда-то начинала Людмилой в «Новой опере» и Цербинетой в Метрополитен-опере), не утеряв яркости и уверенности верхнего регистра, великолепно звучит сегодня в партии лирико-драматического амплуа. По сравнению с теми же Присяжнюком или Джанелидзе от природы Петрова одарена скромнее, ее голос не назовешь первоклассным по материалу. Но как интересно ее слушать! Мастерство фразировки и нюансировки, идеальная дикция, выразительная игра, эмоциональная и интеллектуальная наполненность каждой ноты приблизили ее Татьяну к идеалу.

На снимке: А. Марков – Онегин, Т. Присяжнюк – Ленский, Л. Петрова – Татьяна

Фото Юлии Осадчей

Матусевич Александр
31.10.2018


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: