< №10 (158) Октябрь 2017
Логотип

ДЕГУСТАЦИЯ «НАПИТКА»

Премьера «Любовного напитка» Доницетти в Новосибирском театре оперы и балета напомнила эксцентричный коктейль, но музыки не расплескала

Жанр спектакля, открывшего сезон, заявлен как «дегустация бельканто», и концепция режиссера-постановщика Вячеслава Стародубцева – это и стиль мюзикла, и нарочито-зрелищная эстетика pin-up, подчеркнуто раскрепощенная и плакатно-броская.

Современная павильонная сценография, эффектные световые решения и функциональный видеодизайн Сергея Скорнецкого, изумительные костюмы Жанны Усачевой, пластический рисунок постановки, найденный Артуром Ощепковым, и, конечно же, сама музыка Доницетти, вдохновенно-чутким проводником которой выступает маэстро Дмитрий Юровский, – вот основные ингредиенты спектакля-коктейля, прекрасно уживающиеся вместе! Мюзикл предполагает разговорные диалоги, и они тоже есть, так как ими заменены речитативы secco, которые на мировой премьере 1832 года в миланском театре «Ла Каноббиана» были просто обязаны звучать: о «разговоре» тогда речи идти не могло. На сей раз автор русских диалогов – сам режиссер, но, в сравнении с итальянским остовом бельканто, их немного, и с музыкой они не диссонируют. Важно, что новая постановка – вовсе не режиссерский «прикол», что эстетика мюзикла на горло бельканто не наступает, а веселая мелодрама на либретто Романи остается тем, чем ей и предназначено быть.

Свежий взгляд на «маленький» шедевр Доницетти дает невероятный простор для наслаждения именно музыкой. При этом на сцене кипят подлинные страсти, а по части мизансцен это и увлекательная феерия с блеском неоновых огней, и изысканно-тонкая пародия на лакировано-парадную пышность массового кинематографа: юмор и романтика старого итальянского кино ощущаются в спектакле довольно рельефно. Успех «мюзикла бельканто» в том, что режиссеру как театральному «архистратигу» удалось собрать команду единомышленников.

Итак, в итальянской деревушке где-то в конце XVIII века живет богатая и своенравная фермерша Адина, изводящая влюбленного в нее бедного простака Неморино и не подозревающая, что и сама в него влюблена. Лишь в финале оперы вся кутерьма с «любовным напитком» (банальнейшим дешевым вином), покупаемым Неморино у заезжего шарлатана Дулькамары ценой опрометчивого рекрутства в солдаты, извилистые отношения главных героев выводит на свадебную финишную прямую. Но «веселая мелодрама» с забавными ситуациями в отношении главных героев Адины и Неморино не столь уж и весела: это целая жизненная драма с пронзительно-лирическими, патетическими и даже отчасти трагическими страницами.

Особенно их много у Неморино, но есть и у Адины. «Светлая печаль» этих моментов для итальянской комической оперы первой половины XIX века – уже нечто новаторское, шаг от буффонады комедии положений к лирической комедии характеров! Так что теперь Адина – владелица фешенебельного мотеля La Dolce Vita где-то на окраине города с популярным баром Fortuna, и все, кроме Неморино, только и делают, что, развлекаясь, ожидают «резонансных» событий извне. Появление «знатного жениха» Белькоре, а затем и шарлатана Дулькамары с сексапильной дамой-компаньонкой сразу же вызывает оживление – без «светских» развлечений и пикантной мишуры жизнь немыслима!

Летчик Белькоре прилетает на виртуальном аэроплане, с шумом мотора возникающем на видеопроекционном заднике. Дулькамара, привозя с собой ящик любовного снадобья Panacea, появляется и в финале исчезает на шикарном ретромобиле. Драматургически и пластически мизансцены эффектны и скрупулезно точны, и даже когда «россиниевская грядка артишоков», пританцовывая в хоровых ансамблях, разрастается по фронту между флангами сцены, это все равно увлекает.

Оркестр и хор (хормейстер – Вячеслав Подъельский) – важные звенья успеха, но на высоте и певцы. Солисты первого дня Дарья Шувалова (Адина) и Владимир Кучин (Неморино) опытны и в целом стилистически точны. Сопрано пленяет природной музыкальностью, фразировкой, точностью интонации, подвижностью голоса и мягкостью звучания в верхнем регистре. Очень старателен тенор, но от задач музыкального образа несколько в сторону его уводит открытость, «неокругленность» вокальной фактуры. Для исполнителей второго дня Надежды Нестеровой и Кирилла Нифонтова это первые выходы в больших вокально-значимых партиях. Голоса певцов свежи и молоды, для первого раза их выступления вполне зачетны, но дальнейшая работа над весьма непростой стилистикой им только предстоит: необходимо обратить внимание и на тесситурные шероховатости, и на кантилену, и на общую культуру звуковедения с позиций бельканто. Но во второй паре главных героев сполна воплотилось то, что хотел видеть в этих персонажах режиссер.

С музыкальной стороной басовой партии Дулькамары ситуация примерно та же: опытный Владимир Огнев, мастер буффонной скороговорки, в первом составе и его молодой коллега Алексей Лаушкин во втором. А в партии Белькоре восхитительны оба благороднейших баритона – более опытный Павел Янковский и менее искушенный Алексей Зеленков: они разные, но удивительным образом оба, как и названные басы, одинаково убедительно вписываются в режиссерскую концепцию. Однако и в музыкально-театральную эстетику бельканто новая, во многом дерзкая постановка «Любовного напитка» вписывается идеально.

На фото: К. Нифонтов (Неморино) и Н. Нестерова (Адина)

Корябин Игорь
31.10.2017


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: