< №5 (154) Май 2017 >
Логотип
ЗА РУБЕЖОМ

Эльжбета Пендерецкая: «ЭТО МОЯ РАБОТА ДЛЯ ПОЛЬШИ»

Бетховенский фестиваль в Варшаве, прошедший в этом году со 2 по 14 апреля, ведет пани Пендерецкая: как мудрая королева в царстве музыки, она дарит королевски роскошные программы и по­-королевски принимает музыкантов и гостей

 — Ваш первый фестиваль прошел двадцать лет назад: как он изменился за эти годы?

— Фестиваль разросся. Я открыла его в Кракове в 1997 году, когда все перемены в Польше, к счастью, были уже позади. Я тогда работала радиоведущей в передаче «Краков – культурная столица Европы». Фестиваль был приурочен к 170-й годовщине смерти Бетховена, пришедшейся как раз на период Пасхи. В Кракове в фондах Ягеллонской библиотеки находятся, в частности, рукописи Бетховена, среди которых такие важные, как его последние квартеты, Седьмая симфония, эскизы к Девятой и многие другие. Эти рукописи никогда не были представлены публике, и я решила создать уникальный фестиваль, во время которого не только бы звучала музыка великих композиторов, но и были бы представлены автографы Бетховена, ставшего с тех пор «патроном» фестиваля.

— Почему фестиваль поменял место своего проведения?

— Фестиваль проходил в Кракове на протяжении первых семи лет, после чего я перенесла его в Варшаву: столицу посещает много иностранцев, а фестиваль задумывался по образцу Люцернского или Зальцбургского и изначально был международным (он входит в Ассоциацию европейских фестивалей и во Всемирную ассоциацию тоже). У каждого города есть своя душа, и мне кажется, для настоящего меломана не имеет значения, где именно ему предложат слушать музыку в великолепном исполнении. Конечно, Краков уникален. Но Варшава – большой город. В Варшаве я нашла огромную поддержку правительства, спонсоров и публики…

— Мне показалось, что фестиваль выглядит, как «парад оркестров», или только в этом году был сделан «оркестровый акцент»?

— Оркестры приезжают на каждый фестиваль – так же, как это происходит в Зальцбурге и Люцерне. Но в этом году было и несколько вечеров оперной музыки – на одном из них мы представили фактически не исполняемую оперу «Джамиле» Бизе. Кстати, сыграли и его же Первую симфонию, написанную в 17 лет, которую Бизе ни разу не слышал, – она была исполнена лишь спустя 50 лет после его смерти.

Свою задачу я вижу в приглашении разных оркестров, и прежде всего тех, которые никогда не выступали в Польше. В этом году мы принимали оркестр из Саарбрюкена, оркестр Франкфуртского радио под управлением его нового главного дирижера, прекрасного колумбийца Андреаса Ороско-Эстрады, давшего два концерта. У нас вновь выступил оркестр Венской академии под управлением Мартина Хазельбека с участием Джона Малковича – он читал «Эгмонта» Гете под музыку Бетховена. Мы приглашали и Государственный молодежный оркестр Армении под управлением Сергея Смбатяна, и это не была случайность, поскольку связи между Польшей и Арменией традиционно давние: в этом году отмечается 650-летие армянской общины в Польше и 25-летие установления дипломатических отношений между Польшей и Арменией.

— Вы считаете себя экспертом в области оркестрового исполнительства?

— Я около полувека езжу по миру с мужем, которого постоянно приглашают на исполнения его сочинений, и часто он выступает не только в качестве композитора, но и дирижера, поэтому я действительно хорошо знакома с лучшими оркестрами. Разумеется, не на все оркестры у нашего фестиваля хватает средств. Кроме того, я всегда стараюсь привозить не только коллективы, хорошо известные, пользующиеся широкой славой, но и те, что мало гастролируют, однако заслуживают внимания. Невозможно считаться только с Берлинской или Венской филармоний – надо показывать и оркестры из Гамбурга, Мюнхена, и лучшие польские коллективы, в том числе из небольших городов, но с высоким художественным потенциалом. Это моя работа для Польши, мой вклад в польскую культуру. Есть оркестр Польского радио из Катовиц, с которым считаются в мире. Наконец, у нашей «Симфонии Варсовия» богатая традиция, ее шефом когда-то был Иегуди Менухин, сегодня художественным руководителем является мой муж. Оркестр много гастролирует, выступает с известнейшими дирижерами…

— Как вы комбинируете программы с точки зрения исполнителей?

— Я несу личную ответственность за художественный уровень Бетховенского фестиваля, поэтому сама приглашаю и оркестры, и дирижеров, и солистов. У меня много друзей, что отнюдь не означает, что я приглашаю только их, – просто мне намного легче, чем, может быть, кому-то другому, поскольку личные знакомства и непосредственные контакты с артистами невероятно помогают. Все, кто побывал у нас один раз, всегда возвращаются. Мы приглашали и оркестр Петербургской филармонии под управлением Юрия Темирканова, и оркестр Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева, нашего большого друга. Он приезжал и на фестиваль моего мужа, я отправила ему приглашение и на следующий год. Были оркестры и московские: под управлением Владимира Федосеева, Владимира Спивакова, Юрия Башмета – я могла бы долго перечислять.

— Можно ли считать ваш фестиваль крупнейшим в Восточной Европе?

— Границы Европы изменились – Европа теперь объединенная. И мне кажется, что наши награды говорят о признании Бетховенского фестиваля в Варшаве одним из самых важных в Европе вообще.

Фото BRUNO FIDRYCH

Дудин Владимир
31.05.2017


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: